Газета
 08 марта 2010, 13:20   1639

Фигаро: пермская перезагрузка

Молодой режиссер предложила пермякам неожиданную трактовку классической оперы Россини.
Автор: Кирилл Перов

Оперу Россини «Севильский цирюльник» в Пермском академическом театре оперы и балета поставила Валерия Бородина, студентка ГИТИСа (так по-прежнему все называют Российскую академию театрального искусства).
Со стороны Георгия Исаакяна, художественного руководителя театра, доверить постановку студентке – шаг, несомненно, смелый. Хотя прецедент в стране есть, ставит же совсем молодой Василий Бархатов оперы в Мариинском и Большом театрах. Но у Георгия Исаакяна есть и свои причины, чтобы способствовать рождению нового режиссерского имени.
«Ровно 20 лет назад молодым выпускником ГИТИСа я приехал в Пермский оперный театр и поставил свой первый спектакль «Три лика любви», – рассказал Георгий Георгиевич. – И вот теперь по моему приглашению спектакль поставит моя студентка-дипломница. В этом году я выпускаю в ГИТИСе курс оперных режиссеров – 10 человек».
Сама Валерия Бородина о себе говорит крайне неохотно. Удалось узнать, что она родом из Подмосковья, до ГИТИСа окончила музыкальное училище по классу фортепиано, а постановка оперы «Севильский цирюльник» – ее первая большая работа.
Говоря о постановке «Севильского цирюльника», Валерия Бородина отметила, что она не ставила себе задачу осовременить Россини, но считает, что если рамки темы узки, то режиссер имеет право перенести действие в другое время.
Музыка Россини в спектакле звучит так, как она написана композитором в первоисточнике, театр даже специально заказывал и купил эту партитуру.
Автором либретто, как и обычно, значится Чезаре Стербини, когда-то написавший его по одно-именной комедии Бомарше. Однако перечень действующих лиц в программке слегка настораживает. Там нет привычного графа Альмавивы, а есть «Альмавива – он же Линдор, он же Зритель, он же пьяный солдат, он же дон Алонзо, он же избранник Розины и спаситель театра – граф Альмавива». Еще там значатся, к примеру, «Фиорелло – памятник с фонарем, он же Амброджио – разнорабочий театра», «Базилио – он же бухгалтер в театре, предающий его из личных прагматических интересов» и другие интересные персонажи.
Ну а когда на сцене появляются действующие лица: одни – в белых париках с буклями и расшитых камзолах, другие – в современных костюмах и с фотоаппаратами, становится ясно: зрителя разыграли и показывают ему совсем другой спектакль. Спектакль действительно другой, он о театре и происшествиях, в нем случившихся, а все персонажи – актеры. Навеяно все это реальными событиями, произошедшими с челябинским театром «Манекен», оставшимся без своего здания. События печальные, но основа «Севильского цирюльника» – комедия, и в итоге все кончится хорошо.
Скучно на представлении не будет, ведь спектакль полон неожиданностей: то Фигаро вдруг запоет прямо в центре партера, то артисты носятся по проходам зала, в поисках кого-то, а то и вовсе зрителей лишают свободы передвижения, обмотав со всех сторон ряды бело-красной ограничительной лентой. Это приставы пришли описывать имущество театра, а сами артисты в это время стоят все вместе, связанные все той же лентой.
В эту игру включилась и художник-постановщик спектакля Елена Соловьева. Ее костюмы и аксессуары выполнены невероятно изобретательно и играют на сцене наравне с актерами. Чего стоит огромная мягкая шляпа, под которой прячутся сразу два артиста, а в одной из сцен Розина заворачивается в нее, как в манто. Или пышная шикарная и белоснежная юбка-кринолин, создающая множество комических моментов, но на поверку оказывающаяся лишь половинкой юбки.
В общем, на сцене все время стоит кутерьма, местами переходящая в неразбериху. О самом «Севильском цирюльнике» вспоминаешь лишь когда начинают звучать такие известные вещи, как каватина Розины или дуэт Альмавивы и Бартоло.
Нет никакого сомнения, что ревнителям классики постановка «Севильского цирюльника» в трактовке Валерии Бородиной не понравится. Нет сомнения и в том, что она найдет своих приверженцев. Режиссерское решение спектакля, разумеется, спорное, но ведь  в искусстве сегодня самый актуальный вопрос – это можно ли использовать великие произведения классики для воплощения собственных современных решений? Кстати, этот же вопрос задает зрителям и выставка «Ночь в музее», что проходит сейчас на Речном вокзале. Современные художники взяли за основу картины великих классиков и подрисовали, подкрасили или вклеили в них что-нибудь свое. Создали они тем самым принципиально новые произведения или нанесли урон классике? Споры продолжаются.
А для студентки Валерии Бородиной в этом споре точку, а точнее, оценку поставит дипломная комиссия ГИТИСа, которая приедет в апреле принимать ее спектакль.
 

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний