Газета
 22 февраля 2010, 13:20   1665

«Мы поставили депутатов в неудобное положение»

«Мы поставили депутатов в неудобное положение»
Константин Сулимов, член Общественной палаты Пермского края, представитель коалиции «За прямые гражданские выборы», доцент кафедры политических наук ПГУ, – об извлечении уроков после трагедии в «Хромой лошади», пермских политических мифах и «Живом журнале» губернатора.

Об Общественной палате...
Константин Андреевич, были ли Вы удивлены, когда узнали о том, что назначены членом Общественной палаты губернатором Пермского края?
– Об этом решении я узнал не из прессы, не внезапно. Мне пришло приглашение на встречу с губернатором, где он сделал предложение войти в члены Общественной палаты по его списку. Особого удивления у меня это не вызвало, позиция губернатора для меня была понятной. Членство в палате – возможность получить еще один инструмент работы, от которого грех отказываться.
Каковы, на Ваш взгляд, перспективы Общественной палаты?
– Мне вообще не очень понятно, почему Общественная палата создается именно сейчас, именно в этот момент, а не раньше или позже. Федеральная палата создана достаточно давно, аналогичные структуры действуют в большинстве российских регионов.
К Общественной палате, в том виде, в котором она существует сейчас, я отношусь с прохладцей. Пока полного понимания того, чем именно она будет заниматься и чем вообще может быть полезна, у меня нет. Это связано в том числе с тем, что региональное законодательство, регулирующее работу Общественной палаты, весьма специфично. Согласно принятым нормам, Общественная палата может проводить экспертизу проектов нормативных документов только в случае обращения к ней губернатора, Законодательного собрания, а также муниципалитетов. Права проведения экспертизы по своей инициативе у Общественной палаты нет. Может возникнуть странная ситуация, когда потребности в обращении у этих субъектов не возникнет. Вероятно, что полного понимания, прежде всего у губернатора, того, как возможно использовать эту структуру и в чем ресурс этого органа, до сих пор нет. Скорее всего, понимание будет приходить в ходе работы. В итоге может получиться совершеннейший пшик, а может, и что-то дельное.
Известно, что Вы, в частности, участвовали в разработке Регламента палаты. На какие документы, институты Вы опирались?
– Регламент – это важный документ, который определяет работу органа: структуру, членство в комиссиях, распределение полномочий, избрание председателей и прочее. Стоит сказать, что в рабочей группе по разработке Регламента вполне здраво подходили к этому вопросу. Например, документ, на который мы опирались в своей работе, предусматривает как открытое, так и тайное голосование. Последнее в отношении Общественной палаты кажется абсолютно непонятной вещью, поэтому было принято решение отказаться от таких процедур. Предполагается, что заседания будут проходить в открытом режиме, и единственным ограничением выступают лишь возможности того помещения, в котором проходит работа.
Какова роль администрации губернатора в организации работы Общественной палаты?
– Администрация губернатора отвечает за организационно-техническое обеспечение работы палаты. В рабочей группе по разработке регламента, например, присутствовали сотрудники администрации, но они именно обеспечивали организационное, техническое и юридическое сопровождение. Если вы имеете в виду политическое, стратегическое влияние, то, думаю, администрация наверняка хотела бы предсказуемости, понимания того, куда и каким образом может развиваться ситуация. И в этом ничего плохого я не вижу. Но для этого не нужно контролировать каждый шаг и действие, достаточно контроля в определенных точках. Относительно выбора кандидатуры Бориса Светлакова на должность председателя палаты, я не знаю, где и у кого впервые возникла эта идея, я узнал об этом из прессы.
О «Хромой лошади»...
Каковы, на Ваш взгляд, политические последствия трагедии в «Хромой лошади» для региональной элиты?
– Можно выделить последствия, связанные с кадровыми вопросами. Скорее всего, трагедия повлияла на то, что и. о. председателя правительства края Валерий Сухих остался в Пермском крае. Полной уверенности нет никакой, но существуют свидетельства, которые указывают на это. Далее, уход с должности главы администрации Перми Аркадия Каца. Хотя «после» не значит «вследствие». Если действительно будут внесены изменения в Устав Перми и именно в том направлении, как он рассказывает, усиливается роль главы города и уменьшается значение сити-менеджера, то, возможно, он ушел бы в любом случае.
Определенно, активизировалась часть депутатов Заксобрания. Фактически их беда в том, что они не обладают другими способами достижения своих целей, кроме как организация не очень чистых игр и спекуляций. Или не видят их. Тем не менее наблюдается их явный интерес, следы которого можно наблюдать вплоть до федеральных телеканалов.
Других политических событий в крае, боюсь, что не случилось. Именно боюсь, потому что убежден, что губернатор и его команда упустили реальный шанс извлечь уроки и сделать так, чтобы случившийся надрыв помог что-то изменить в крае в лучшую сторону. Сейчас ситуация выливается в конкретные проверки по отдельным направлениям. Не произошло ни осознания ситуации, ни понимания того, что существуют не только административные механизмы решения вопросов. Это возможно только публично, в ходе заявления позиции, с помощью разговора и дискуссии. Пока все свелось к индивидуальному утешению, и это, безусловно, нужно было сделать, но общество в целом осталось ни с чем.
А «Живой журнал» в данном случае не может рассматриваться как инструмент общения с обществом?
– Губернатор для себя решил, что существует канал информации, с помощью которого он открыто и откровенно высказывает свое мнение. Я воспринимаю этот блог как частное дело Олега Анатольевича, даже если он пытается представить его в качестве управленческого или политического инструмента. «Живой журнал» не может быть блогом губернатора, в том числе просто потому, что в силу вступают технические ограничения. Большинство людей в крае не имеют доступа к этому ресурсу и даже если что-то и слышало, то никогда не видело. Он подменяет реальную коммуникацию с различными группами общением с небольшим кругом людей. С одной стороны, стиль Олега Анатольевича очень симпатичен. С другой – он является высшим должностным лицом края, но отказывается от иных форм коммуникации с обществом в целом.
О политическом поле...
Назовите главных политических ньюсмейкеров в Пермском крае.
– Губернатор, конечно, главная величина, которая, тем не менее, в публичное пространство выходит крайне редко. Его блоговые темы получают публичное обсуждение, но это происходит крайне редко, и к тому же обсуждаются они в узком кругу. Есть другие, но эпизодические фигуры. Политическое публичное поле в крае отсутствует, хотя на федеральном уровне оно есть и создается политиками, партийцами, экспертными центрами, можно говорить о центрах притяжения. В Пермском крае такое поле возникает время от времени. В последнее время это трагедия в «Хромой лошади», ситуация вокруг вероятных изменений в Устав Перми. Кстати, есть серьезный показатель: проблема как будто существует, вести о ней активно распространяются с помощью слухов, домыслов, предположений, но определенных, идентифицируемых, внятных субъектов за всем этим почти нет. Если их нет, значит, нет никакого поля.
В чем причина этого и почему эксперты, приезжающие в регион, до сих пор характеризуют Пермь как демократический субъект Федерации?
– Причин много. Относительно демократичности региона, понятно, что это миф, который, как любой миф, на что-то опирается в реальности. Но, заметьте, раньше можно было всегда показать здание администрация края, в которое был свободный вход. Что теперь? Само по себе это мелочь, но одновременно показатель того, что с этим мифом никто целенаправленно не работает, в том числе не пытается поддержать его вот такими мелочами. И значит, это неинтересно, и он как случайно возник, так случайно и умрет.
По поводу публичного политического поля не могу говорить за все регионы, но полагаю, что во многих субъектах аналогичные проблемы. Ясно, что на поверхности связь с тем, что губернаторы не избираются, а процедура выдвижения кандидатур на этот пост не прозрачна. Но дело не в выборах как таковых, а в публичной активности по этому поводу. Активность не панацея, заблуждаться не нужно.
Среди других причин – политическая культура, управленческий стиль губернатора и его команды, которая воспринимает любую проблему как управленческую, а не политическую. В результате такой подход может вылиться в «калининград», когда люди выходят на улицы. Хотя это маловероятно, вероятнее тихое, безмолвное разложение общественной ткани. Никакое качество жизни не спасет от этого, если не будет публичного поля или полей.
Об избрании мэра Перми...
Результаты опроса депутатов на предмет их отношения к изменению процедуры избрания мэра кажутся удручающими. Две трети либо не высказало, либо еще не сформировало своих позиций. Это кажется странным...
– Мы поставили депутатов в очень неудобное положение. Но это совершенно оправданно, и для публичного человека – какими должны быть депутаты – совершенно нормально. Ясно, что это был механизм давления, они заранее были предупреждены, что итоги опроса будут опубликованы.
В определенном понимании Пермская гордума имеет изъян уже потому, что мало депутатов, работающих на профессиональной основе. Я полагаю, что миллионный город может себе позволить содержать больше депутатов, работающих освобожденно.
Ясно, что большинство из них в том же положении, то есть слышат те же слухи, что и мы. Текстов проекта Устава также почти никто не видел и не вносил, но в случае, если появился повод для таких обсуждений, им ничего не мешает выяснить, что за ними стоит, а этого почему-то не происходит.
Что изменится в распределении сил при избрании мэра из числа депутатов Пермской гордумы?
– Расклад в городе может серьезно измениться, потому что изменятся рамки. Пока ситуация выглядит немного странной. Система, при которой глава города избирается из числа депутатов, усиливает главу администрации. Глава города, который избирается не жителями, а депутатами, по определению слабее. Конечно, многое зависит от расклада сил, но роль фигуры, являющейся, по сути, первой среди равных, в сравнении с главой администрации уменьшается. Это входит в противоречие с тем, что говорил Аркадий Кац про загадочные изменения, направленные на усиление роли думы и главы. Возможно, это способ компенсировать изменение порядка избрания, при котором определяем главу из числа депутатов, но при этом вес самой думы усиливаем. Пока направленность интересов в такой системе не очень понятна, тем более что она не вполне укладывается в логику краевых властей, но логику предполагаемую, потому что сами они ничего публично про это не говорят.
 

Поделиться:
Все новости компаний