Газета
 16 ноября 2009, 13:20   2931

Из республики в край

Из республики в край
Елена Чугуевская, главный архитектор Пермского края, – о градостроительных задачах, почему разработкой мастер-плана должны заниматься зарубежные специалисты и о том, чего достойна Пермь.

Елена Станиславовна, в Удмуртии Вы занимали аналогичную должность, какие факторы были первостепенными при решении переехать в Пермь?
– Причин несколько. Но основной фактор все-таки семейный. Мои родители живут в Перми, у мамы начались проблемы со здоровьем, я переехала сюда, чтобы быть ближе к ней. Если говорить о профессиональной составляющей, то Пермский край, конечно, более крупный регион, здесь реализуются масштабные проекты, особенно это касается развития Перми. Поэтому у меня есть и профессиональный интерес. Третья составляющая – чисто психологическая. Нельзя засиживаться на одном месте, иначе человек перестает развиваться. У меня двадцатилетний опыт работы, и я могла бы остаться в Удмуртии, действовать по накатанной, но, как профессионал, как личность, я абсолютно перестала бы развиваться. Наверное, это был очень важный фактор. Но, признаться, я не думала, что переехать в другой регион после того, как ты очень долго работаешь на одном месте, так тяжело чисто психологически.
И еще. Профессия архитектора, который занимается развитием территории, связана с очень большим протяжением во времени. Все генпланы рассчитаны на срок 20–25 лет. Мы сегодня должны планировать то, что увидят наши дети. Для того чтобы это делать, надо любить территорию, на которой работаешь. Это очень важно. Пермский край для меня не чужой. Я здесь родилась. У меня была возможность переехать в другие регионы: год назад, например, поступило два предложения на выбор: стать министром градостроительства Ярославской или Тверской области, но от них я отказалась.
Сейчас очень часто от краевых властей слышны заявления о том, что Пермский край – это кузница кадров. Есть расчет на то, что и вас перекуют?
– Как кадр меня по большому счету выковали в Удмуртии. Не только Пермский край – кузница кадров, ею становятся все восточные регионы России, к сожалению. Оттяжка в центр – это общероссийская тенденция. Поэтому мне очень понравилась позиция губернатора и мэра Перми, что мы должны сделать город привлекательным для молодежи, чтобы не быть этой кузницей кадров и не отправлять своих специалистов в центральные города. Ответственность за это отчасти лежит и на архитекторе.
От кого вам поступило предложение занять пост главного архитектора Пермского края и какие приоритетные задачи были поставлены перед вами?
– Первоначально я рассматривала возможность устроиться на работу в администрацию Перми, потому что вопрос о главном архитекторе города оставался открытым несколько лет. Я сама отправила резюме. И первоначально мы вели переговоры с администрацией города, а потом пошли общаться с губернатором, и он предложил поработать в крае.
Основная задача, которая сейчас стоит передо мной, – это создание системы градорегулирования на уровне правительства края. Работа над ней уже ведется, но она на сегодняшний день несовершенна. Это проблема многих регионов, потому что ею стали заниматься лишь с 2005 года, после выхода последней версии Градостроительного кодекса, где были четко поставлены задачи по разработке градостроительных документов, региональных законов, системы норм и правил. Все эти документы, выстроенные в одну систему, должны учитывать особенности региона.
Вторая задача – работа с пермскими проектами, которые инициированы губернатором. В первую очередь это мастер-план, который разрабатывает голландская компания KCAP. Здесь нужен своего рода рефери со стороны краевого правительства. Потому что одно дело – местное самоуправление, другое – политические задачи. Пермь – столица крупного региона, поэтому все решения должны приниматься ответственно и профессионально.
Вы сказали, что в Пермском крае ведется грамотная градостроительная политика. Как в этом плане развивается Удмуртская Республика?
– На самом деле между двумя регионами есть много общего. Но есть и отличия. Не думала даже, что есть настолько разные ситуации, потому что вроде бы все пользуемся одними законами. Наверное, это объясняется амбициями первых лиц и теми задачами, которые они ставят перед регионом. И в Пермском крае, и в Удмуртии много внимания уделяется социальной сфере, участию в нацпроектах, благоустройству крупных городов, привлечению населения. Но в Удмуртской Республике для решения этих задач использовались в основном собственные ресурсы, силы исключительно своих специалистов. Хотя президент также лично курировал эти проекты. Для создания той же системы градорегулирования я организовала республиканский градостроительный совет при президенте республики, на котором обсуждались вопросы градостроительства, важные территориальные проекты, генпланы крупных городов. В Пермском крае немножко другой формат. Здесь есть попытка взять самое лучшее из того, что есть в мире. Это касается как масштабных градостроительных проектов, так и отдельных объектов. Но главное здесь – не ошибиться. Потому что в мире есть все и всякое.
Власти много внимания уделяют подготовке Генплана Перми. Как обстоит дело в других городах? Успевают они подготовить Генплан в установленный законодательством срок?
– Пермский край довольно большой, и здесь работают хорошие специалисты. И работа ведется не первый год, так что процесс идет. Муниципальным властям необходимо подготовить не только генпланы городов, но и схемы территориального планирования муниципальных образований и генпланы сельских поселений. Для чего все это нужно? Очень долго в стране не разрабатывалось стратегических документов, которые в первую очередь раскрывают потенциал территории, а во-вторых, являются основанием для финансирования. Прежде, чем обращаться в какой-либо бюджет для строительства социального объекта, необходимо обосновать его правильное размещение. Например, в Москве, которая, безусловно, имеет хороший бюджет, сейчас утверждается новый генплан с концепцией «от генплана возможностей к генплану необходимостей». То есть местные власти актуализируют свой территориальный документ, чтобы зарезервировать места для тех объектов, которые необходимы городу.
В профессиональном архитектурном сообществе Перми возникла довольно напряженная ситуация в связи с привлечением иностранных специалистов для разработки мастер-плана и участия в решении важнейших градостроительных проблем. Как Вы смотрите на то, что приглашены зарубежные проектировщики? Смогут ли они донести свои идеи до пермяков? Менталитет-то ведь разный.
– Конечно, всегда надо делать поправку на менталитет и вообще на жизнь социума. Но и пермякам надо менять свое отношение. У меня пока тоже двоякое отношение к этой ситуации. Не могу сказать, что выработалась четкая позиция. Нужно время, чтобы понять положение более глубоко. Но в концепции мастер-плана, безусловно, есть передовые, интересные идеи. Наше градостроительство при всех его плюсах сформировалось в системе плановой экономики, социалистического государства. Мы не проектировали в условиях экономического кризиса. Никогда не было у нас так называемых полюсов роста или объектов опережающего развития. Мы не делали попыток за счет градостроительных идей поднять экономику. Весь мир в условиях экономической конкуренции развивался немного по-другому. Мы просто не учли, как будет развиваться бизнес. А строительство все-таки – это основной вид бизнеса. У нас в Градостроительном кодексе потерялось понятие агломерации. А Пермь – это одна из крупных агломераций. И надо правильно относиться к структуре планирования этой системы. Кроме того, в России всегда было много земли, и она была государственной. Все генпланы создавались за счет увеличения площади застройки. Но когда город разрастается как чернильное пятно, это растягивает коммунальную, транспортную, социальную инфраструктуру и требует все больших вложений. А сегодня еще и землю надо выкупать. В этих условиях нам надо многое переосмыслить. Одна из самых важных идей, высказанных голландскими проектировщиками, – концентрация застройки, реконструкция существующих зданий. Но меня пока очень смущают предложения по формированию композиции застройки. Здесь не все так интересно на самом деле. У зарубежных специалистов получается достаточно гомогенная среда, а нас учили, что в городах акценты необходимо расставлять по-другому. Должны быть открытые пространства, взаимоувязанная система озелененных территорий. То есть детали городской среды надо все-таки делать вместе. Градостроительную концепцию – да, должны разрабатывать голландцы. Потому что 60 лет мы практически не развивались в градостроительстве. А вот проектировать отдельные здания, определять, какими могут быть важные городские объекты, каким образом сформирована среда, необходимо с учетом наших особенностей. И лучше всего – если для этого будут проводиться конкурсы.
В конце сентября голландские проектировщики и их партнеры в очередной раз представили свои наработки по транспортной схеме Перми. Одна из основных их идей – отдать приоритет общественному транспорту и вывести частный транспорт из центра города. На Ваш взгляд, возможно ли это?
– Такой опыт есть. Но практика искусственного уменьшения транспортного потока, как правило, применяется только в городах-курортах. По такому закону всегда жил Кисловодск. По таким жестким законам живут многие старинные города в Европе. Но это туристические объекты, там комфортнее ходить пешком, чем ездить.
Как реализовать эту идею в Перми, я пока не очень представляю.
А как Вы воспринимаете идею уплотнения территории Перми?
– Мне не нравится само слово «уплотнение». Потому что у всех нормальных градостроителей оно вызывает негативную реакцию. Не должно быть уплотнения, должна быть реконструкция застройки. Она неизбежна. В Перми немало состарившихся жилых серий, требующих реноваций, реконструкции, сноса. Совершенно непричесанные дворы, пространство которых теперь съедает транспорт. Очень мало осталось зеленых островков, устарели коммуникации. Поэтому если мы хотим получить нормальный центр, необходимо его реконструировать.
Есть масса приемов работы с существующей территорией города, чтобы она обновлялась, переходила в другое качество. Пермь своим внешним обликом очень контрастирует с Ижевском. Ижевск выглядит более прибранным в последние годы. Это видно уже на уровне пешеходного движения. Ты просто должен идти, а не зацепляться за разбитые ступени, попадать каблуком в брущатку, а вместо нормального цветника видеть кусок абстрактной зелени с окурками. Это недостойно такого города, как Пермь, здесь должна быть другая среда. Мне кажется, что заниматься этим можно параллельно с реконструкцией города.
Второй очень важный фактор – пермяки должны научиться жить в красивом городе. Ведь это не с Марса прилетели инопланетяне и оставили граффити на стилобате здания краевой администрации. Это все делают сами люди. Среда – это наше зеркало. Но мне кажется, все поправимо.
 

Поделиться:
Все новости компаний