Газета
 15 июня 2009, 13:20   1124

Иная логика

Иная логика
Заместитель главы администрации Перми Лилия Ширяева и депутат Пермской городской думы Андрей Журавлев – о предложениях разработчиков мастер-плана Перми и о том, как голландские принципы градостроительства воплощаются на практике.
Автор: Кирилл Перов

В начале июня проектировщики мастер-плана Перми представили очередные наработки. В этот раз предложения по концепции рассматривались в Роттердаме, где расположен офис компании KCAP, во время деловой поездки  пермской делегации.
Поездка, по словам заместителя главы администрации Перми Лилии Ширяевой, имела несколько целей: увидеть, как принципы, предлагаемые специалистами KCAP, реализуются на практике, познакомиться с работами голландских архитекторов, а также проконтролировать, как идет подготовка предложений к Генеральному плану.
Удалось ли достигнуть поставленных целей?
Л.Ш.: 
– Я считаю, что все цели достигнуты. Мы посмотрели, как реализованы принципы плотности застройки, выделения транспортных магистралей не только для пешеходов, автобусов, частного транспорта, трамваев, но и велосипедов. К слову, велосипедные дорожки, выделенные по обеим сторонам улицы, покрашенные в красный цвет, впечатлили, наверное, всех участников поездки. В Роттердаме безупречно продуман профиль улицы. Это достигается тщательным анализом и подготовкой проектов планировки кварталов. Участники делегации также посмотрели ландшафтные проекты, разработанные бюро «Алан Хоспер» и воплощенные в жизнь, проект реконструкции железнодорожного вокзала Роттердама, обсудили принципы, на которых базируется сама работа над подобными объектами.
В рамках деловой программы обсуждались также вопросы градостроительной политики в отношении объектов культурного наследия, параметров квартальной застройки применительно к центру города, развития периферийных районов. Был представлен концепт развития долин малых рек и территории Камской долины.
Каким образом градостроительные принципы, о которых говорят специалисты компании KCAP, воплощаются на практике?
А. Ж.:
 – Роттердам был разрушен во время войны. И в 50-е годы проектировался заново, но с учетом того, что это современный город. Поэтому сразу же намечались магистрали, автостоянки, парковки. Город большой, его население  порядка 600 тысяч человек, он компактный, и пробок там нет совсем, машины как будто испаряются. Их не видно на улицах.
Я думаю, достаточно полезно было узнать, что в Роттердаме под макет Генерального плана отведено специальное помещение, все, кто желает увидеть, как выглядит город, может зайти в центр и посмотреть. Кроме того, прежде чем возводить любое здание, архитекторы примеряют, как оно смотрится на макете. Таким образом, оценить тот или иной проект можно буквально в режиме 3D. Вообще при строительстве общественно значимых проектов организуются так называемые информационные центры, в которых размещают макеты объектов. Жители не гадают, как будет выглядеть объект, кто его строит, а просто приходят и смотрят. Это очень помогает снять социальную напряженность, которая возникает, как правило, из-за недостатка информации. Я считаю, что нам необходимо перенимать этот опыт.
Еще хотелось бы отметить, что голландцы не боятся плотной застройки. Зоны отдыха, игровые, спортивные площадки  прекрасно реализованы внутри кварталов. Здания выстроены по периметру – первый этаж в них занимают коммерческие помещения – это зона активности, второй – парковка, а выше расположены квартиры.
Л.Ш.: – Применительно к парковкам добавлю – в Голландии не пропагандируются отдельно стоящие здания в виде парковок, как, например, в США. Такое здание они считают абсолютно закрытым, непроходным, неинтересным для жителей, соответственно – криминогенным, небезопасным, социально неэффективным. Поэтому парковки в Роттердаме организуются внутри зданий: либо выше, либо ниже первого этажа.
А. Ж.: – Там реализуется принцип – чем выше проходимость места, чем больше жителей, тем оно более подлежит развитию. Во-вторых, оно считается менее криминогенным. Чтобы снизить напряженность в некоторых районах, голландцы специально стараются увеличить общественную активность. С этой целью первый этаж отдают под коммерческие помещения.
В Перми в последнее время активно обсуждается вопрос реконструкции ж/д вокзала, оказался ли полезным опыт голландцев?
Л. Ш.
: – Это был очень хороший опыт с точки зрения того, как разрабатывать проекты. Данный проект специалисты разрабатывали с 1994 года, но строительные работы начались лишь два года назад. До этого было продумано все: заказано как минимум три стадии проекта, начиная от концепта вокзала, через концепцию развития прилегающих территорий, в которой рассчитали каждую мелочь, вплоть до оценки этажности зданий, активности первых этажей, наличия магистралей и прилегающих парковок. На третьем этапе занимались непосредственно проектированием. То есть они сейчас развивают целый микрорайон: строят вокзал и обустраивают прилегающие территории. В проекте участвуют власть, бизнес и железная дорога.
А.Ж.: – Хочу добавить, что мы рассматривали зону аэропорта и железнодорожного вокзала в Роттердаме. Голландцы не воспринимают эти территории как зоны отчуждения, куда люди просто приезжают лишь для того, чтобы сесть в самолет или на поезд. Они видят это несколько по-другому. Вокзал, по их мнению, подразумевает большое количество людей, а следовательно, этот участок воспринимается как потенциальный центр развития городского района.
Какие темы обсуждались в ходе презентации предложений к Генплану Перми?
Л. Ш.: 
– Компания KCAP представила  детальные предложения по разделам мастер-плана и варианты их реализации. Рассмотрели, например, как можно и нужно оформлять первые этажи зданий и как у нас «закрываются» фасады зданий. Создается ощущение, что здание не принимает участия в жизни города.
Озвучивались ли конкретные предложения по развитию микрорайонов?
Л.Ш.: 
– Проектировщики представили свое видение застройки территории в направлении аэропорта, Закамска, Нижней Курьи, Гайвы, Левшино и Акулова. Например, сейчас застройка территории вдоль трассы на аэропорт неоднородна и разрозненна. Город может выбрать, как развивать эти земли: либо застраивать на протяжении всей магистрали, либо развивать отдельные кластеры там, где уже существует застройка.
В Орджоникидзевском районе разработчики выделили два участка: Гайву и Левшино. Мы в свою очередь должны решить, каким образом будет происходить их развитие: как единое целое или как две самостоятельные части внутри одного района. Анализ показал, что сегодня Гайва связана с левым берегом города, в то время как обратная связь не прослеживается. Уточню: связь – это не наличие дороги. Речь идет об общественной связи. У жителей Левшино сегодня нет потребности ездить на другой берег.
Или, например, микрорайон Акулова. По характеру застройки он представляет пеструю картину, его можно разделить на несколько участков, каждый из которых застраивался по своему принципу. И надо либо учитывать специфику и дальше с этим жить, либо приводить территорию к единому знаменателю.
А.Ж.: – Районы, о которых говорила Лилия Николаевна, мы называем периферийными, но они должны развиваться так же, как и центральная часть города. Посыл единый: территория должна быть комфортной для проживания. Разработчики оценивали абсолютно все районы, и, к своему удивлению, я услышал, что им очень понравился Кировский район. Они предлагают не менять его концепцию. Здесь четко реализован принцип квартальности, понятные улицы и проезды. В отличие от Акулова этот район выдержан по стилю.
Л.Ш.: – Этот район самодостаточен, и в центр города жители приезжают лишь для того, чтобы воспользоваться общегородскими ценностями.
А что будет с Камской долиной?
Л.Ш.:
 – Напомню, что еще в феврале комиссия по Генплану одобрила идею о том, что Камская долина должна стать рекреационной зоной. Сейчас разработчики мастер-плана предложили концепт этой территории. Ими произведена оценка условий, проанализированы топография, существующее землепользование, водные условия, состояние почвы и лесов. На основе этих данных предлагается следующее: Камская долина – часть зеленого пояса. Это близкий и яркий контраст по сравнению с центральной плотной частью города. Это большая зеленая «набережная». И ее развитие должно происходить с учетом особенностей ландшафта и его усиления. Также предлагается постепенно восстанавливать лесной массив, развивать прибрежную зону.
Организовав добычу полезных ископаемых на этом участке, можно создать неповторимую среду: при помощи бесплатных для города работ создать озера, протоки и использовать их как рекреационные объекты.
Что касается уже застроенных территорий, то они должны развиваться как полоса берега, на которой предусмотрено исключительно малоэтажное строительство.
Есть ли уже четкое представление о том, какими станут пермские овраги?
Л.Ш.: 
– Разработчики мастер-плана проработали несколько вариантов, исходя из фактического использования пермяками территории оврагов. Например, долину Егошихи предлагается сделать лесной территорией. В долине Данилихи можно разместить спортивные центры под открытым воздухом. Кроме того, большая территория пермских оврагов используется жителями для сельхознужд. Разработчики предлагают оставить данные территории под существующее использование, сделав акцент на благоустройстве подходов (мостов, тропинок).
Когда планируется представить эти наработки на комиссии по Генплану при главе Перми?
Л.Ш.:
 – Планируется, что заседание комиссии состоится в июне, и озвученные предложения будут еще раз внимательно рассмотрены.
 

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний