Газета
 08 июня 2009, 13:20   1087

З дня и 30 лет

«Живая Пермь» вдруг на самом деле оказалось живой.

Посреди сквера Уральских Добровольцев стоял министр культуры Борис Мильграм и смотрел, как прямо в фонтане две бодрые девахи стирали белье. Они вылезли из фонтана, отжали мокрые подолы своих широких юбок и выплеснули воду из таза прямо на бледного юношу во фраке. Он с удочкой ловил в фонтане рыбу, при этом держа в руке томик со стихами. Рядом жестикулировали два мима, с выбеленными лицами, поэты громко читали свои стихи, художники рисовали, расставив мольберты, кузнецы ковали, раздув кузнечные мехи, рядом музыканты крутили ручку настоящей старинной шарманки… Это был один из моментов фестиваля «Живая Пермь», в котором могли принять участие все, чувствующие в себе творческий потенциал. Даже после того, как фестиваль состоялся, трудно представить, что три летних дня вместили в себя более 20 концертов и шоу, более 30 театральных представлений, более 70 выставок картин, арт-объектов и фотографий.

За всем этим внешним шумом и обилием мероприятий не сразу можно было разглядеть еще одну, едва ли не главную задачу, которую старался решить фестиваль «Живая Пермь». Это – появление в пермском художественном процессе кураторов.

Само понятие о независимом кураторе, его функциях и профессиональных компетенциях сформировалось в 70-х годах прошлого столетия, в Россию пришло в начале 90-х, а до Перми добралось только сейчас. Деятельность кураторов стала востребованной после того, как в стране появились частные институции (фонды и галереи) и оформился арт-рынок. Куратор сегодня является соединительным звеном между художником и другими заинтересованными в организации выставки лицами-спонсорами, галереями и даже прессой. Одновременно с этим именно куратор, имея собственное видение деятельности художника, продуцирует и создает смыслы и значения, доводя их до зрителя. Пермякам это великолепно продемонстрировали куратор Екатерина Деготь и художник Леонид Тишков, работавшие над выставкой «Кудымкор – локомотив истории».

В Перми, в числе ряда других составляющих художественного процесса, почти отсутствует и институт кураторства. Возможно, поэтому до недавнего времени так вяло протекала художественная жизнь (во всяком случае, с точки зрения зрителя). Не случайно известный медиахудожник Сергей Тетерин отметил, что за три дня «Живой Перми» прошло столько проектов и выставок, сколько пермский Союз художников не осилил бы и за 30 лет.

Фестиваль «Живая Пермь» был первым, где наряду с музыкальным, театральным, художественным можно было заявить кураторский проект. Условия были одинаковы для всех и не предполагали финансовой помощи. И тем не менее кураторы-энтузиасты нашлись. В ходе «Живой Перми» удался даже проект, реализованный некогда в Берлине, а затем повторенный в Питере, где на короткое время комнаты студенческих общежитий превращались в выставочные пространства. Среди пермских студентов почувствовать себя владельцами частных галерей решили молодые люди из университетского общежития № 6, разместив в своих комнатах выставки картин и фотографий и на время став экскурсоводами. При этом важной частью проекта являлось то, что комнаты не освобождались от мебели и вещей, искусство на время просто становилось частью жизни. В первый день работы фестиваля в общежитии побывала делегация членов правительства Пермского края. Удивление было взаимным, одних удивило большое количество официальных лиц, а других то, что студенческий быт ничуть не изменился со времен их учебы.

Профессиональные кураторы, искусствоведы, владельцы галерей, художники и их друзья также присоединились к фестивалю, и благодаря их стараниям пермяки смогли увидеть около 70 художественных и фотовыставок и перформансов. Среди них – выставка «Внутренний Урал», на которую Екатеринбургский филиал Государственного центра современного искусства собрал лучшие работы уральских художников, включая видео-арт; акция по разрисовыванию 30-ти старых холодильников; выставка питерской группы «Протез», которую некоторые зрители требовали немедленно закрыть, хотя там висело предупреждение «Дети до 18 лет…»; забавный и немного грустный перформанс «Парк фанерной скульптуры», устроенный Юрием Лапшиным; и много других очень разных и очень интересных проектов. И, конечно же, выставка «МосквАполис», на которой все самое интересное в современном искусстве за последние два десятилетия демонстрируют почти 20 московских галерей, музеев, фондов.

Пожалуй, этой статусной московской выставки вполне хватило бы, чтобы показать стране, что Пермь живее всех живых в смысле активизации художественной жизни. Но фестиваль «Живая Пермь» многократно усилил все смыслы. Теперь для власти главное – правильно использовать набранное ускорение.

Поделиться:
Все новости компаний