Газета
 04 мая 2009, 13:20   1220

«Бедное пермское»

«Бедное пермское»
Крики «за что?» очень напоминают комплекс отказавшегося бежать на длинную дистанцию.
Автор: Кирилл Перов

Обманули и обидели! Какой ужасный мир вокруг Прикамья! Марат Гельман оттеснил и забрал то, что не принадлежит ему. Борис Мильграм совсем ничего в пермской культуре не понимает, а пермское землячество оторвалось от «пермского народа», нового этноса, открытого недавно в Перми Великой. Теперь только такими смыслами нужно оперировать, потому что вот-вот наступит час, когда у нас появится собственная государственность. А как же быть, ведь надо «спасать пермскую культуру»... Это наша лужа, и нечего в нее пускать всяких там…

Вот краткий список фантомов части «пермского сознания» с тех пор, как «варяги появились на нашей земле». И оказывается, что в Прикамье «варяги» – это плохо. Мы за исконно пермское! Изгнать их с нашей земли! Чего они нам сделали хорошего? Строгановы какие-то? Модерах, Татищев? А может, это коми-пермяки, просто фамилии у них какие-то не такие – Гейденрейх, Вагнер, Мерлин, Кертман, Фридман, Файнбург? Мы живем в открытом мире. Прикамье долгое время выигрывало за счет активных человеческих вливаний извне. У нас перемешано много кровей и культур. И что, мы хотим закрыть наши двери?

Стремление к автаркии в эпоху космополитизма – один из типичных психозов нашего времени. Находим врага, потом объединяем силы и «уходим под воду». Что произошло за последние 20 лет в Перми, что заставило бы так жарко дискутировать сегодня о пермской культуре?

Комплекс провинциала в тех, кто считает, что его зажимают, а не в тех, кто что-то пытается сделать. Представим себе, что в Нью-Йорке Френсис Форд Коппола, Вуди Аллен, Гор Видал и другие пришли и говорят мэру Майклу Блумбергу: «Вы превращаете нашу культуру в колониальную!» Или в Москве начнут борьбу за исконно московское. Вот уж повеселятся скинхеды!

Пермяки не один год пополняют ряды московской и зарубежной элиты, и делают они это не только потому, что здесь плохо, а еще и потому, что так поступают и ирландцы, и китайцы, и англичане. Стремление к культурным центрам объективно. А то, что делает Мильграм и Гельман, скорее имеет целью создание мультикультурности, чтобы не уезжали, как раньше. Чтобы не мы к Неизвестному, а он к нам. Но, крича «не пущать», мы сами никого не увидим, и к нам никто ездить не будет. Пермь не станет влиятельной в культурном смысле без пиара. И писатель Алексей Иванов тому наглядный пример. Талантлив и известен. И от денег может позволить себе отказаться. А Уильям Блейк и Модильяни умерли в нищете, потому что их не знали при жизни.

Пермское землячество, как организация, учредившая премию, – это мое убеждение – не обязано отчитываться в своих решениях, но оно это сделало. Но оно должно быть готовым к тому, что в следующий раз найдется какое-нибудь более интересное издание, которое предложит в кандидаты других персон и попросит отчитаться. Прецедент ведь уже есть. Менять процедуру каждый раз? Но, по-моему, в правлении землячества не продавцы с турецкого рынка, чтобы им указывать, что и как делать, подкрепляя это словами «мощно и публично поддержаны пермяками». Сорок тысяч человек на выставку «Русское бедное», видимо, с китайского поезда привезли.

Марат Гельман имеет прямое отношение к пиару. Выставка «Русское бедное», очевидно, в немалой степени маркетинговый проект. Но он заставил отметить Пермь в Москве еще раз и уже в иной среде. И Гельман не плох из-за того, что он сделал это быстрее других пермяков. Он объективно опытнее. Крики «за что?» очень напоминают комплекс отказавшегося бежать на длинную дистанцию.

Что касается не получивших премию, но достойных ее – к сожалению, она одна. И решение было принято ее учредителями. И если у кого-то есть претензии к решению, то он может основать свою премию и выдать ее тем, кто ее не получил. Не все мировые гении отмечены премиями. Мы увлеклись не тем, втянув приличных людей в «премиальные разборки».

Борис Мильграм не политик и не чиновник. Но он делает многое, чтобы в пермской культуре что-то происходило. Если это неправильно и так считает губернатор, его назначивший, то он вправе его снять. А тот, кто знает, что нужно делать с пермской культурой, может стать соискателем этой должности и написать программу по развитию прикамской культуры. Из последней пресс-конференции землячества я понял, что таким человеком является Алексей Иванов, уверенно выразивший недовольство политикой в области культуры. Хорошо, пусть будет министр-писатель.

Часто то, с чем борются, есть зеркальное проявление того, к чему идут. Если кричат о деньгах, значит, хотят, чтобы их дали другим, если обвиняют в низких целях, значит, сами хотят их достичь, если винят власть, значит, ее кому-то не хватает. Но в этой истории всем всего хватит. Уважаемое издание получит свои деньги и «вид независимого». Уважаемый писатель усилит реноме регионально мыслящего. Уважаемый профессор – незаслуженно обиженного. А не способные к творчеству получат возможность погалдеть. Это закон сферы – все публичное имеет суть публичного, и всякий, кто заходит в него, часто забывает о науке, искусстве и прочем. Так что все пройдет.

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний