Газета
 13 апреля 2009, 13:20   1035

Энергия персоны

Энергия персоны
О «хорошей», но «безвластной» власти
Автор: Кирилл Перов

Одно к одному: в прошлом месяце исполнилось пять лет пребывания Олега Чиркунова на посту губернатора Пермского края, а совсем недавно состоялись публичные дебаты по поводу феномена пермской власти. Организаторы дебатов (Пермская гражданская палата и центр «ГРАНИ») никак не связывали их с юбилеем, но связка всплыла сама собой. Дебатанты – Олег Подвинцев, Игорь Аверкиев, Иван Колпаков и автор этих строк – довольно легко и не сопротивляясь сползли с темы феноменальности пермской власти к теме феноменальности Олега Чиркунова в этой власти. Сползли в разной степени и с разным пафосом, но сползли.
И для части собравшихся, как и для меня лично, это стало еще одним свидетельством большой и непонятно как решаемой проблемы. Ее суть, если коротко, в том, что мы имеем модернизаторский настрой ключевых людей во власти, что в целом, без подробностей, правильно, симпатично и замечательно. Но мы имеем проблему с реализацией этого модернизаторского потенциала. Есть усилия и есть результаты, и результаты, опять в целом, нужные и полезные, но это не те или не главные результаты, которые требуются от власти. Причина здесь в том, что наша власть – не публичная власть в полном смысле этого слова.
Во-первых, хрестоматийная банальность, что чрезмерная персонализация власти (в нашем случае – сведение лучших черт ее феномена к личности губернатора) есть проблема сама по себе. Положительные эффекты от такой персонализации (если человек хороший и с правильным настроем) конфликтуют с многочисленными и все увеличивающимися издержками. А главное в том, что если маховик власти раскручивается энергией одного человека, то это не власть, а частное дело этого человека.
Во-вторых, посмотрите на те проекты, которые реализует губернская власть, на «Семь важных дел» например, или на помянутый в ходе дебатов и уже тихо скончавшийся проект по переселению граждан из труднодоступных территорий, или «Белкомур», или проект нового музея и т. д. Что их объединяет? То, что для их реализации нужны воля и ресурсы, а вот публичная власть здесь совсем не обязательный ингредиент. Сие не означает, что в нынешних условиях все это могут сделать негосударственные субъекты. Не могут. Но принципиально мы знаем, что воля и ресурсы бывают не только у государства. Государству, при наличии воли, легче эти ресурсы мобилизовать. У него есть свой бюджет, а еще есть федеральный бюджет, инвестиционный фонд и т. д., и можно лоббировать получение денег оттуда. Но мы опять же знаем: для того чтобы быть успешным лоббистом, необязательно быть властью субъекта Федерации. Получается, наша власть считает своими приоритетными делами такие дела, которыми может заниматься кто угодно.
Главное – что же должно отличать власть от всех остальных, маленьких и больших, субъектов с волей и деньгами? Опять хрестоматийная банальность – установление обязательных для всех правил. Никакие Газпромы и General Electric, которые в экономическом плане мощнее властей края в разы, если не на порядки, не могут сделать маленькую малость – ограничить продажу спиртного после 11 вечера, а власть может. Если кто-то скажет, что это слишком маленькая малость, чтобы быть важной для жизни людей, я отвечу, что, во-первых, наверняка есть люди, думающие иначе, а во-вторых, спрошу: где же большие немалости в виде важных для всех правил? При этом не могу сказать, что в отношении модернизации правил ничего не делается, – делается, но слышим-то мы про пермскую картошку и федеральный медцентр, а не про правила. И это говорит о порядке расстановки приоритетов.
 

Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний