Газета
 16 февраля 2009, 13:20   932

О прошлом, будущем и тишине

О прошлом, будущем и тишине
Результаты расследования причин сентябрьского крушения «Боинга» обнародованы. Однако долгожданные объяснения вряд ли сняли все вопросы.

Результаты расследования причин сентябрьского крушения «Боинга» обнародованы. Однако долгожданные объяснения вряд ли сняли все вопросы.

При объявлении на прошлой неделе результатов официального расследования причин сентябрьской авиакатастрофы в Перми было несколько раз настойчиво подчеркнуто, что речь идет именно о причинах случившегося, а не о чьей-либо вине; устанавливать вину должны другие, в другое время, с другими последствиями. Это совершенно верно и с юридической, и просто, скажем так, с деловой точки зрения. Чтобы установить вину, надо знать, что случилось, и пусть этим занимаются специальные структуры. Чтобы принять меры на будущее, тоже нужно предметно знать, что случилось. Именно предметно, а не по принципу «она утонула».
Но люди – вольно или невольно, сознательно или нет – искали в сказанном следы чьей-либо вины (или невиновности). Пожалуй, больше всего это коснулось первого пилота «Боинга». Было явным образом сказано, что в его крови обнаружены следы алкоголя. И все. В некоторых СМИ было тут же напечатано/произнесено, что пилот был пьян. Любой реальный земной человек (то есть не свалившийся с Луны или Марса) может понимать, что это не одно и то же: иметь алкоголь в крови и быть пьяным (должен оговориться, что я вовсе не к тому, что пилотам можно выпивать за штурвалом или непосредственно до него – конечно, категорически нет). Но люди, видимо, инстинктивно ищут однозначно виноватого, и логическая цепочка выстаивается сама собой: алкоголь, пьяный, не в состоянии управлять и т. д.
То, что тема вины действительно чрезвычайно больная, публично продемонстрировал и губернатор Олег Чиркунов. В день объявления результатов расследования он в своем блоге попытался снять вину с того диспетчера, что вел самолет с земли. В том духе, что из результатов расследования совершенно ясно (и даже вроде бы было открыто заявлено), что диспетчер совершенно ни при чем, он действовал правильно и профессионально. И представьте, добавил губернатор, каково ему было жить эти полгода, когда тема его вины время от времени всплывала на поверхность СМИ.
Все так. И по-человечески губернатор совершенно прав. Но, честно сказать, первой реакцией на эту акцентуацию проблемы вины было желание воскликнуть: вина виной, но причины-то важнее! Ведь отношение между виной и причиной можно уподобить отношению между прошлым и будущим. Концентрироваться на вине, на желании воздать должное, наказать, восстановить справедливость – значит оставаться в прошлом, зациклиться на том, что уже случилось и что нельзя изменить. А думать в первую очередь нужно о будущем, а значит, о причинах, чтобы что-то учесть, принять меры, что-то изменить ради неповторения непоправимого.
Но потом понимаешь, что это глупое желание и глупая мысль. Будущее не может быть важнее прошлого. Прошлое всегда с нами и должно быть с нами, а иначе мы перестаем быть людьми в полном смысле этого слова.
А что касается причин, то мы получили совершенно типичную для нашего сегодняшнего мира ситуацию – причин так много, что указать ключевую и главную, устранение которой решит проблему и даст избежать повторения трагедии, невозможно. Мы услышали и прочитали, что были проблемы с управлением двигателями, с приборной индикацией, с самочувствием пилотов, с их опытом, с качеством работы авиакомпании, с уровнем облачности, наконец, – огромное количество недостатков, ни один из которых сам по себе не являлся фатальным. А значит, ужас в том, что катастрофа не была запрограммирована, она могла и не случиться.
Это, конечно, если доверять выводам официального расследования. А ведь остается только доверять или не доверять. Потому что оно (расследование) и они (люди, его проводившие) совершенно не отвечают на вопросы, которые время от времени слышишь от разных людей. Такова порочная практика: высказал официальную позицию, а дальше хоть трава не расти. А вопросы типа таких: почему не было крупных осколков, например хвоста самолета? почему не было большой воронки в месте падения? почему не было пожара на земле (керосин то ведь оставался)? и т. д. У людей, задающих такие и другие вопросы, есть своя (свои) версия случившегося (например, взрыв в воздухе, у которого тоже могли быть разные причины). Это не к тому, какая версия вернее. Об этом просто невозможно судить, потому что аргументов, по крайней мере с официальной стороны, нет, а противные им повисают в воздухе. И тишина.
Поделиться:
Все новости компаний