Газета
 26 января 2009, 13:20   864

Тревожное начало

Тревожное начало
Руководитель Центра прикладной экономики Юрий Белоусов – о вреде экономии бюджетных средств, предполагаемом снижении процентных ставок по кредитам, отсутствии в России антикризисных менеджеров и отличии прогноза от гадания.
Автор: Кирилл Перов

Руководитель Центра прикладной экономики Юрий Белоусов – о вреде экономии бюджетных средств, предполагаемом снижении процентных ставок по кредитам, отсутствии в России антикризисных менеджеров и отличии прогноза от гадания.

Губернатор Пермского края Олег Чиркунов заявил, что регион входит в кризис подготовленным, прежде всего отмечая бюджетные деньги, лежащие на счетах в Сбербанке, а также общую работу с бюджетом на 2009 г. Юрий Викторович, Вы согласны с такой оценкой?
– Естественно, что при кризисе в наиболее тяжелую ситуацию попадают территории-доноры, в том числе Пермский край. Регионы, живущие за счет средств федерального бюджета, пострадают значительно меньше. Мнение о том, что Прикамье более подготовлено к прохождению кризисных явлений, достаточно спорно. По моим данным, еще недавно на банковских депозитах лежало порядка 20 млрд рублей средств пермского бюджета. Полагаю, что эту сумму можно было потратить на какие-то полезные для региона цели, а не держать «в кубышке». Вероятно, наличие депозитного ресурса позволит краю в первые шесть месяцев 2009 года жить несколько легче. Минус «подготовки» выявится при обращении в Федерацию, когда территории, не имеющие резервов, получат помощь, а мы нет. Повторюсь, что в стратегическом плане сохранение бюджетных средств – не совсем правильный путь. Проблемы из-за кризиса будут у всех регионов, и Прикамье не исключение. Трудности ждут нас точно так же, как и соседей по Приволжскому федеральному округу. Предполагаю, что специфика структуры промышленности в Пермском крае позволит пережить кризис чуть легче, чем в других регионах, например Свердловской или Челябинской областях. К примеру, наш регион не так сильно зависит от металлургии, где сейчас большие проблемы. Но в общей структуре действуют аналогичные по своей сути экономические механизмы, и в целом легче, чем другим, нам точно не будет.
Насколько в начале года велика долговая кредитная нагрузка на предприятия края?
– Определить объем долговой нагрузки предприятий региона сейчас достаточно трудно. Во-первых, такие данные не афишируются, особенно невыгодно говорить о долгах компании сейчас. Проблема заключается не в наличии долговых обязательств, а в сложности получения перекредитования. В конце прошлого года значительно выросли процентные ставки и обслуживать взятые кредиты стало в разы тяжелее. С каждым месяцем число компаний с проблемами по кредитным выплатам будет расти как снежный ком. Такие трудности имеют абсолютно все, и многие в создавшейся ситуации пытаются выкарабкаться. Кому удастся уцелеть, никто не знает.
Можно предположить, что процентные ставки по кредитам в этом году начнут уменьшаться. Это объясняется тем, что приток средств в банковскую систему не прекращается, и выдача кредитов так или иначе будет продолжаться. Между тем существующие ставки неподъемны для большого числа заемщиков. Поэтому ставки должны снижаться.
Какие наиболее острые проблемы начнут проявляться в 2009 году (безработица, неисполнение бюджета, обвальный рост преступности)? В каких отраслях можно ожидать наибольший спад?
– Первый и самый явный признак кризиса – снижение экономических показателей, в том числе доходов населения. Уже сейчас люди работают неполный рабочий день по неполной рабочей неделе, как следствие, доходы жителей края падают. В связи с этим можно прогнозировать рост социальной напряженности, обострение безработицы, повышение уровня преступности. Делать прогнозы по отдельным отраслям сложно, так как пока не определены адресаты, которым правительство окажет реальную помощь. Пострадали все сферы – строительство, за ним металлургия, все экспортно ориентированные отрасли. Совершенно необязательно, что ритейлеры понесут меньшие потери. Я предполагаю, что в период кризиса начнут активно развиваться розничные рынки, которые «уведут» солидную долю клиентов у крупных операторов торговли продуктами питания.
Важно понимать, что кризис стал следствием того, что в течение достаточно длительного периода потребление росло темпами, несопоставимыми с ростом производства и доходов. Такое развитие событий стало возможным при активном развитии рынка розничного кредитования. Практически все стали в прямом смысле «жить в кредит». Взрыв произошел минувшей осенью, и мир пришел к выводу, что производимое число товаров больше не понадобится. Значит, в последующие 10 лет нужно будет сокращать объемы производства. Определить, на сколько именно в процентном отношении будет «урезан» мировой рынок, сложно. Нужно какое-то время, чтобы количество выпускаемых товаров стало адекватным спросу. Центральный вопрос сегодня: кто обеспечит уменьшение существующего объема? Например, предположим, что в мире должно быть произведено на 20 % меньше автомобилей. Кто потеснится – Америка, Япония, Корея, Россия, Европа? Может случиться так, что сократит производство российский автопром, а может, и наоборот. Кто сократит производство меди – Россия или Чили? Задача власти каждой страны сегодня одна – поддержать своего производителя. Россия – часть мировой экономики, и никто нам не поможет. В Америке и Европе сейчас тоже несладко, а мы им прямые конкуренты. Выживет тот, кто сохранит производство.
За счет каких мер предприятия региона могут остаться на плаву? И принимаются ли сегодня эти меры? Назовите эффективные и противоположные примеры.
– Рецепт известен всем: снижение себестоимости выпускаемой продукции. Положительного результата можно достичь за счет повышения производительности труда, а также уменьшения накладных расходов, которые в последние годы росли фантастическими темпами. Но быть антикризисными менеджерами в России и Пермском крае мало кто умеет. Ввиду этого на ряде предприятий возможны смены руководителей. Но кто займет освободившиеся кресла? Многое зависит и от решений собственников, которые должны дать карт-бланш «топам», способным вытянуть компанию. Но «с улицы» такие специалисты вряд ли придут.
Простым работникам сейчас нужно просто работать, не снижая производительности. Трудиться так, чтобы им не понижали зарплату и чтобы их не уволили. Тем, кто все же потерял место, следует стараться найти менее престижную работу.
Каким будет 2009 год? Определите условные фазы – обвал, дно, стабилизация, медленный рост?
– Пользуясь классической терминологией, в кризисе выделяют рецессию (непосредственно сам кризис), депрессию, оживление и подъем. То, что мы наблюдаем сейчас, – ярко выраженная стадия рецессии, которая проявляется в снижении экономических показателей. Фаза депрессии наступит в ситуации, при которой динамика снижения сойдет на нет – не будет ни роста, ни подъема. Данная стадия может затянуться на несколько лет. Известная всем Великая американская депрессия тянулась 4 года. Но дно пока не достигнуто. Любые цифры предполагаемых сокращений объемов выпуска товаров прозвучат некорректно – оценить потенциальные потери в данный момент нельзя.
Сегодня у каждого из нас должна быть определенная тревога за развитие событий. Возможно, стране и региону придется пережить непростые годы.
Какие мероприятия должны принимать власти региона (кроме пересмотра бюджета)? Насколько вообще они могут влиять на ситуацию?
– Скажу честно: никаких особенных мер власти региона предпринять не могут. Нужно просто работать и эффективно выполнять все те задачи, которые были и до кризиса. У субъекта Федерации нет полномочий для влияния на крупный бизнес. Помощь малым предпринимателям сегодня окажется весьма кстати, но промышленников поддержит только федеральный ресурс.
Что ожидает пермский банковский сектор? Есть ли риск ликвидации или поглощения пермских банков федеральными структурами? Оцените глубину возможного передела рынка.
– Полагаю, что в данном секторе не случится каких-либо значительных перемен. Основными игроками в Прикамье уже давно являются Западно-Уральский банк Сбербанка России и ВТБ. Как и в других субъектах Федерации, столичные игроки задают тон, и переделов рынка ожидать не стоит. Если что-то и произойдет, бизнес этого не заметит.
Дайте Ваши макроэкономические прогнозы на год: курсы доллара и евро, уровень цены на нефть и газ.
– Давайте отличать прогноз от гадания. Что осталось от прошлогодних прогнозов сегодня? Изменение цен на нефть и газ никто не сможет спрогнозировать в ситуации нестабильного и скачкообразного спроса. Нефти, как и любого сырья, сегодня тоже производится слишком много. Насколько много – можно посчитать. Но точную цену назвать сложно. Не забывайте о таком словосочетании, как человеческий фактор. Заяви сейчас Америка, что будет воевать с Ираном, – цена на нефть баснословно взлетит. И все прогнозы не оправдаются.
Известный бизнесмен Джордж Сорос сказал, что классическая экономическая теория считает людей экономически разумными, а он строит свой бизнес на том, что люди экономически неразумны. Это правда, к сожалению. Никакой логики в спешном изъятии средств из банкоматов, которое мы наблюдали в Пермском крае осенью, не было. Была просто паника, ничем не объяснимая и не предсказуемая. Эмоции людей в данном случае опровергают любые прогнозы. А это, увы, очень существенный фактор!
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний