Газета
 08 декабря 2008, 00:00   840

Проверка на коррупционность

Проверка на коррупционность
Сложная экономическая ситуация чревата негативными сдвигами в политической сфере России. Речь идет прежде всего об усилении роли государства в обществе.
Сложная экономическая ситуация чревата негативными сдвигами в политической сфере России. Речь идет прежде всего об усилении роли государства в обществе.

Последние социологические опросы, проведенные ФОМ, ВЦИОМ и Левада-центром, показывают: основная часть российского общества, за исключением представителей среднего класса (белые воротнички), проживающих в столицах и городах-миллионниках, знает о кризисе, но пока на себе его еще не испытала. Впрочем, увольнения – и не только в банковском секторе – уже начались. При отсутствии сформированного общественного мнения относительно кризиса социально-политические последствия его следует ожидать уже в ближайшее время.
Прогнозирование – неблагодарный труд: если угадаешь, то всегда найдутся те, кто скажет: «…так и мы это полагали, мы это предсказывали…». А уж если не угадаешь – все камни будут в твой огород. Задача осложняется в этот раз еще и тем, что сами экономисты не способны дать серьезный и более-менее точный прогноз развития экономического кризиса, наступление которого уже никто не отрицает. Но, как говорится, кто не рискует… Так каковы же локально-национальные политические последствия глобального политического кризиса?
Первое, чего следует ожидать, – это еще большего усиления роли государства в России. Речь идет о том, что, беря на себя роль «спасителя» сначала финансовой сферы, а потом и других секторов экономики, государство тем самым еще больше усилит свое влияние на жизнь общества. Традиционные для российской политической власти характеристики – патрон-клиентелизм, стремление государства максимально заполнить публичную сферу (посредством «партии власти», квази-общественных институтов и организаций типа Общественной палаты, молодежных парламентов и др.) – еще больше усилятся. Представляется, что проблемой здесь является не плохое или хорошее государство, а конкретная ситуация, создаваемая экономическим кризисом: государство ради собственного спасения и общественных интересов будет вынуждено расшириться, воспроизведя в очередной раз «государственно-центричную матрицу» социально-политического развития. Такой тип развития предполагает патронирование общества со стороны государства. Отношения горизонтального характера оказываются менее развитыми, нежели вертикальные связи и отношения.
Второе. Не все в современной России плохо. Положительный момент – реформы последних лет (речь не идет об абсолютно заслуженно критикуемых законодательных изменениях в области электоральной и партийной политики): административная, прежде всего, назревшая, но не запущенная реформа здравоохранения (в области развития системы страхования), антикоррупционная программа, которые так или иначе определяют результативность стратегии-2020. Экономические проблемы не могут не сказаться на скорости, качестве и результативности важных для России осуществляемых в настоящее время или запланированных на ближайшее будущее этих и других реформ. На реализацию любой из них требуются финансовые ресурсы, а в условиях стремительного падения цены на нефть и не успевших встать в полный рост несырьевых отраслей промышленности, инновационной экономики их может просто не хватить. Важно то, что реализуемая административная реформа нацелена в том числе и на повышение подотчетности власти, ее транспарентности. И свертывание этой реформы может еще более пагубно сказаться на будущем нашей страны: для непрозрачной, коррумпированной и авторитарной власти человеческая жизнь не имеет ценности, права человека периферийны.
Задыхающиеся, нередко неэффективные системы образования и здравоохранения грозят российскому обществу неконкурентоспособностью российской молодежи на западных рынках и повышением заболеваемости и смертности. Впрочем, на миллионы россиян все равно найдется хоть один Ломоносов или Кулибин, а все 100 с лишним миллионов не вымрут враз. Звучит цинично, но такой сценарий вполне возможен. Однако эти несколько экономически неблагополучных лет будут временем потерянных возможностей, а Россия уже и так много упустила.
Вот здесь и возникает третье. Как сможет власть быть в условиях кризиса эффективной? Мне не хотелось бы верить в реализацию сценария, предложенного Е. Гонтмахером, но одно он подметил верно: социальный взрыв возможен в моноотраслевых регионах, в городах с одним градообразующим предприятием в условиях неспособности местной и региональной власти принимать быстрые и самостоятельные решения. Именно такое качество местной и региональной власти в российских регионах (конечно, не во всех) приобрели в период «построения вертикали власти» в 2000-х годах. Успела ли власть измениться, стать менее коррумпированной за те 6–7 лет экономического благополучия, что были даны России. Если да, то и первое, и второе, и третье нам мало страшны. Если нет, то…
Поделиться:
Все новости компаний