Газета
 01 декабря 2008, 00:00   901

Явление «Христа» народам

Явление «Христа» народам
В новой постановке Пермского театра оперы и балета Христос будет петь шестью разными голосами.
В новой постановке Пермского театра оперы и балета Христос будет петь шестью разными голосами.

Пермский театр оперы и балета опять готовится удивить культурное сообщество. В середине декабря в Перми состоится мировая премьера оперы Антона Рубинштейна «Христос».
Опера была написана в 1894 году по заказу немецкого театра, в тот же год была поставлена в концертном исполнении и с тех пор считалась бесследно исчезнувшей.
Георгий Исаакян, художест-венный руководитель театра, режиссер-постановщик оперы «Христос», говорит, что «получилось красиво».
Георгий Георгиевич, что за детективная история с поисками партитуры? Ведь более ста лет считалось, что она утеряна?
– Мы тоже так думали, пока к нам в театр не приехал очень интересный человек – музыкант и дирижер Антон Шароев. Он живет и работает в Москве, очень много гастролирует за рубежом, у него камерный оркестр в Тюмени. По семейному преданию, Шароевы считаются побочной ветвью Рубинштейна.
Он приехал с идеей найти эту оперу и поставить ее. Мне идея показалась очень интересной, я связался с Институтом Гете, они обеспечили помощь и поддержку. Несколько месяцев Антон Шароев работал в архивах Германии, куда мы его командировали, и, наконец, добрался до Берлинской национальной библиотеки. Там ему принесли микрофильм, про который служители сказали так: «Здесь записаны какие-то ноты». При просмотре выяснилось, что это и есть пропавшая партитура оперы Антона Рубинштейна «Христос». Это стало неожиданностью и для самой библиотеки.
Что является литературной основой оперы?
– Семь картин оперы – это семь самых ярких и значимых эпизодов Евангелия, таких как рождение Христа и поклонение волхвов, Нагорная проповедь, Гефсиманский сад, Благовещение, искушение Христа в пустыне, Тайная вечеря, суд Пилата. Мы выбрали подзаголовок «Христос, или семь попыток познания Божественного».
Почему в этой постановке разные сцены оперы будут исполняться на разных языках?
– Мы ознакомились с партитурой и поняли, что это совершенно необычное и очень значительное произведение в истории русской музыки.
Рубинштейн, по рождению из еврейской семьи, при этом крещеный, православный, бесконечно верующий человек, в конце своей жизни на немецком языке пишет оперу. В партитуре просто целыми отрывками слышна и русская православная музыка, и немецкая протестантская музыка, и какие-то восточные мотивы. Видимо, композитор внутри себя пытался понять: где все культуры смыкаются, в какой точке? И нашел эту точку, конечно, в Христе. Как сказано в Библии, «...нет ни эллина, ни иудея».
Нам хотелось ярко выразить мысль, что нет разницы, на каком языке ты говоришь, если ты веруешь. И мы в опере поставили эпизоды на иврите, на немецком, на русском, на латыни и на армянском. По звучанию получается очень красиво.
Насколько сложна опера для постановки?
– Гигантская партитура, огромные хоры – сложнейшая работа. Музыка поистине космических масштабов, как мессы Баха и Бетховена. Персонажей – множество, только сольных партий – 23, притом что в труппе 40 певцов. А на каждой роли должно быть минимум по два певца.
У хора просто гигантская нагрузка, потому что он все время комментирует и участвует в действии в качестве торговцев, фарисеев, стражников, ангелов, вещающих с неба, пастухов, пришедших поклониться. Артисты едва будут успевать перевоплощаться и переодеваться. Партитура хора очень сложная, Рубинштейн ставит такие экс-тремальные требования: все время – экстатичное пение в самом верхнем регистре. Для голосов это испытание высшего порядка, и я очень надеюсь, что мы это испытание выдержим.
Кто выйдет на сцену в роли Христа?
– Никто. Для нас вопрос с партией Христа был самый сложный. Одно дело, когда он является действующим лицом в бродвейском мюзикле «Иисус Христос – суперзвезда», там жанр позволяет. Но в таком серьезном духовном произведении имеем ли мы право выводить на сцену персонаж по имени Христос? И мы придумали, что будет звучать голос Христа, но артист в роли Христа на сцене появляться не будет. Будет какая-то тень, какой-то силуэт, но он никогда не будет обращаться с авансцены к публике. Это и есть, как мне кажется, один из сложнейших элементов постановки.
У Христа – огромная партия, он все время поет, и эту голосовую нагрузку одному артисту выдержать невозможно. Мы решили разделить картины между несколькими певцами, поэтому Христос будет петь голосом практически всех ведущих теноров театра. Они все сейчас репетируют.
Георгий Георгиевич, Вы считаете, сейчас именно то время, когда эта постановка будет востребована?
– Наверное, это совпадение, что мы ставим «Христа» в тот момент, когда начала рушиться система, основанная на лжи и на ложных ценностях. Вчера эти компании стоили миллиарды, сегодня – нет. Как это может быть? Вот я знаю, что Моцарт – великий композитор, и никакой инфляции с ним произойти не может.
Мы в театре воспринимаем постановку оперы «Христос» как некое очень важное для нас духовное деяние. По моему глубокому убеждению, только религия и культура отличают человека от животного, потому что пищу добывают все звери, о потомстве заботятся все звери, а пчелы дома строят гораздо лучше, чем многие люди. Человеческим является только духовное: музыка, живопись, искусство театра, языки и религия. Все, что я перечислил, и будет главным действующим лицом нашего спектакля.
Поделиться:
Все новости компаний