Газета
 20 октября 2008, 00:00   1072

Губернатор с колокольчиком

Губернатор с колокольчиком
Губернатор Пермского края Олег Чиркунов – о кризисе, многомиллиардном сокращении бюджета и поведении регионального бизнеса.
Губернатор Пермского края Олег Чиркунов – о кризисе, многомиллиардном сокращении бюджета и поведении регионального бизнеса.

Практически все промышленные компании (даже включая строителей) публично открещиваются от существования проблем. На Ваших встречах с руководством предприятий представители каких секторов признают наличие кризисных явлений?
– Сегодня налицо всеобщая недооценка ситуации в экономике со стороны руководства предприятий Пермского края. К сожалению, подавляющее большинство рассматривают кризис как происходящее где-то рядом, но не с ними. Люди не понимают, что мир изменился и необходимо реагировать на происходящее.
Я не берусь называть себя аналитиком в макроэкономике, но хочу высказать несколько тезисов. Еще год назад людей, работающих в реальном секторе, мучило, почему их бизнес приносит 10–15 % годовых дохода, а те, кто вложил деньги и набранные кредиты в акции, имеют 30–40 %, просто лежа на диване. Согласитесь, такая ситуация не могла продолжаться вечно. Господь Бог рано или поздно должен был это остановить! В итоге те, кто лежал на диване, потеряли все, а кто еще и кредитов успел набрать – даже больше, чем все. Именно в этом, на мой взгляд, и состоит первый урок кризиса: неправильно – жить не работая.
Второй урок характерен прежде всего для США, правда, и к России он пусть и в меньшей степени, но относится. Идеология общества потребления приказала долго жить. В США брали в долг все: и государство, и граждане. Кредитовались и совершенно не задумывались, как отдавать эти деньги. Сейчас, если говорить прямо, США – форменный банкрот. В России механизмы жизни в долг только набирали обороты, число граждан, имеющих кредиты, по сравнению с Америкой мизерно. Тем не менее очевидно, что модель капитализма с идеологией потребления умерла, протянув, кстати, чуть дольше социализма. Перемены, происходящие в мире, очевидны, и не замечать их – значит прятать голову в песок.
Но ведь если руководство предприятий недооценивает ситуацию, значит, удар от кризиса по этим компаниям окажется еще более серьезным?
– Естественно. Сейчас, объективно, кризис до Прикамья в полной мере еще не докатился. Да, остановилось строительство… Кстати, что Вам говорят в строительных компаниях: они начали сокращать людей?
Официально не признают, но на самом деле начали.
– Если еще не сокращают, значит, тоже не понимают всей ситуации. Начались проблемы в строительной отрасли, закряхтела металлургия, сократились перевозки по железной дороге. Вообще прогнозировать, какие отрасли пострадают первыми, просто: где был бум, те и упадут. К уже названному строительству можно смело добавлять продажи автомобилей, а это потянет за собой автомобилестроение, предприятия, занимающиеся производством автокомпонентов, металлургию и т. д.
К счастью, для Пермского края нефтяная отрасль столь же глобально обвалиться не должна. Здесь проблема в другом: нефтяные компании имеют большие кредиты. Значит, получаемая прибыль пойдет на погашение займов, а инвестиционные программы могут серьезно сократиться. Аналогичная ситуация и с другими монополиями. Вот это, безусловно, может нанести удар по региону.
В целом, думаю, Пермский край коснется именно вторая волна кризиса, когда проблемы начнутся у предприятий региона, которые выполняют заказы строителей, автопрома, нефтяников, газовиков. Кстати, в этой ситуации в выигрышном положении оказываются оборонный комплекс и предприятия, работающие на госзаказ. Конечно, при условии сохранения последнего.
Если вернуться к Вашему вопросу о недооценке, то риски предприятий понятны: нужно отдавать кредиты, но если объемы реализации продукции резко упадут, то снизится и прибыль, и возвращать займы компании не смогут. Пока такой ситуации в Пермском крае нет, вот руководство предприятий и не волнуется. Они сейчас отдыхают на яхте посреди моря и отнекиваются от любых разговоров, что надвигается шторм. Мы, как власть, делаем все от нас зависящее, чтобы к шторму все-таки готовились.
Получается, сейчас Вашу работу можно назвать разъяснительной, ведь иных рычагов воздействия у властей нет?
– Именно так. Наш рычаг сегодня – это колокольчик, в который мы ходим и звоним, предупреждая о возможных грядущих проблемах.
Судя по Вашим ответам, Вы не считаете, что Пермский край окажется в некоем совершенно критическом положении?
– Если не рухнет «нефтянка», то, надеюсь, ситуация не станет критической. У нас сбалансированный бюджет, сделаны хорошие заделы на будущее (по состоянию на 1 января 2008 года на счетах Сбербанка будет лежать около 10 млрд рублей средств бюджета). Мы гарантируем предприятиям, что продолжим реализацию проекта «24-20», будем работать над тарифами. Сейчас власть от предприятий просит только одного: готовьтесь к возможному кризису, не тратьте деньги понапрасну, аккумулируйте средства и продержитесь ближайшие два года.
Правительство понимает, куда надо двигаться, или эти направления формулируются на ходу, по мере возникновения проблем?
– Часть чиновников тешат себя надеждой, что это губернатор сошел с ума и никаких проблем нет (смеется). Проводим совещания, объясняем. Сегодня (интервью записывалось 15 октября. – Прим. ред.) встречались с главами муниципалитетов, чуть ранее – с промышленниками, с банкирами. Понятно, что все надеются на лучшее, и я отнюдь не исключение. Знали бы Вы, как мне хочется строить дороги, а не бороться с кризисом! Но наши желания в нынешней ситуации можно оставить при себе.
Вы сказали, что встречались с банкирами. Какова ситуация в этом секторе? Есть ли здесь риски?
– С точки зрения населения я вообще рисков не вижу. Понятно, что паника может смести все, но пока для нее нет никаких оснований. После увеличения гарантий со стороны государства по вкладам до 700 тыс. рублей опасений и вовсе не должно остаться. Для населения я вижу рис-ки в другом. Во-первых, это возможные увольнения, неповышение или даже снижение заработной платы в некоторых отраслях. Во-вторых, возможны проблемы у тех, кто участвовал в долевом строительстве, ведь нас явно ждет консервация строек.
Теперь что касается бюджета. Как будет пересматриваться бюджет 2008 года? Как изменится бюджет на 2009–2011 годы? Какие статьи бюджета пострадают в первую очередь?
– Мной дана установка экономить бюджетные средства. Пока именно на уровне команды, но соответствующие поправки в бюджет также будут приняты. Органам государственной власти предписано завершать объекты, которые находятся на стадии строительства. Запуск чего-либо нового сейчас под запретом. Всем сказано экономить. При этом мы говорим, что сэкономленные суммы постараемся оставить в распоряжении муниципалитетов, чтобы в условиях кризиса их можно было использовать для решения возникающих проблем.
Бюджет 2009–2010 годов будет именно кризисным?
– Мы готовим два варианта бюджета: стандартный, который сейчас уже принят в первом чтении, и кризисный. Во втором варианте мы просчитываем возможное снижение поступлений налога на прибыль в два раза в 2009–2010 годах. Задача – войти в 2011 год «в ноль», использовав для этого все имеющиеся резервы. Теперь давайте считать: технический дефицит по проекту бюджета на 2009 год – 7,5 млрд рублей, еще 15 млрд – возможные недополученные доходы по налогу на прибыль. То есть за два года бюджет, грубо говоря, может недополучить 40–45 млрд рублей. Ранее я говорил, что на счетах лежат резервные 10 млрд рублей. В итоге получаем сумму в 30–35 млрд рублей, которые и необходимо сэкономить в ближайшие два года. Это означает только одно – краевые инвестиционные проекты, а возможно, и часть текущих расходов при необходимости будут сокращены. Другого здесь не дано.
Федеральные власти несмотря ни на что продолжают говорить о повышении зарплат и пенсий, сможет ли краевой бюджет поднимать зарплаты на таком же уровне?
– В случае кризиса и серьезного сокращения бюджета мы не сможем повышать зарплату. Но здесь нужно понимать один важный момент – в условиях экономических проблем работа в бюджетном секторе обеспечивает стабильную зарплату. Да, большими эти деньги не назовешь, но в отличие от коммерческой сферы врачи и учителя не потеряют работу, а вот занятые в бизнесе могут запросто лишиться постов и должностей. У предпринимателей во время кризиса зарплата точно не вырастет. Не случайно уже сейчас мы видим рост интереса со стороны соискателей к получению работы в бюджетной сфере.
Министр финансов Алексей Кудрин заявил, что, «даже если цена на нефть снизится до 50 долларов за баррель, мы будем жить нормально». К бюджету Пермского края это тоже относится? Нам от какой цены станет страшно?
– Снижение ниже нынешних 70 долларов за баррель станет проблемой для края. Не надо забывать, что, в случае если «нефтянка» резко затормозит, пострадают и предприятия, работающие на заказах от этой отрасли. Бюджет лишится и этих налогов. Опасная ситуация.
Вы несколько раз сказали о двухлетнем периоде кризиса, это Ваш прогноз? Кризис продлится два года?
– Если бы я смог точно прогнозировать время начала и конца кризиса, то мне бы цены не было. Экономика – вещь очень инерционная, поэтому падать в яму кризиса и выбираться из нее мы не будем резко. Важно понимать, когда этот шторм пройдет свою высшую точку, чтобы начать готовиться к жизни в нормальных условиях. На мой взгляд, эта точка будет пройдена через год-полтора. Хотя вдруг произойдет чудо! Ведь если плохо стало так резко, то, может, и хорошо придет столь же неожиданно. Как говорится, будем надеяться на лучшее, но готовиться к худшему.
Поделиться:
Все новости компаний