Газета
 11 марта 2008, 00:00   762

Дежурная по жизни

Дежурная по жизни
Соседка по дому – активистка, наверняка бывшая комсомолка, и не то чтобы красавица – просто ухоженная дамочка, которой не все равно, как выглядит подъезд и есть ли плитка у входа. Другие замечают отклонения от нормы, когда встает лифт или полностью кончается вода. В этом случае они считают, что кто-то за это отвечает. И пока они на работе, все само собой прояснится.
Соседка по дому – активистка, наверняка бывшая комсомолка, и не то чтобы красавица – просто ухоженная дамочка, которой не все равно, как выглядит подъезд и есть ли плитка у входа. Другие замечают отклонения от нормы, когда встает лифт или полностью кончается вода. В этом случае они считают, что кто-то за это отвечает. И пока они на работе, все само собой прояснится.

Большинство негласно полагается на активистку и называет ее старшей по дому. Хотя она таковой не является. Она бы с радостью ходила на службу утром и смотрела бы телевизор за ужином. Но, проходя вечером мимо вахты, в очередной раз замечает, что на дежурство никто не заступил. И она садится охранять подъезд сама. Отлучаясь ненадолго, пишет записку, во сколько и куда ушла, когда вернется.
Ее, конечно, никто не будет искать в те 10 минут, на которые она отошла. И подъезд можно не охранять – никто не заметит. Пространные объявления на дверях, информирующие о состоянии той же вахты, о зарплате дежурных, никто не читает. В последнем из них бросилась в глаза лишь фраза: «Сегодня в 8 вечера собрание жильцов. И не делайте вид, что вы не знали или вас не было дома». Почти все забыли, и их не было дома. Даже если бы и вспомнили, то не пришли. Ни к чему связываться с пятью воинствующими пенсионерами, напоминающими о том, что если не сдать 20 рублей на лампочки, то на общей лестнице не будет света. Потом, темнота в подъезде и все остальное будет на совести старшей по дому. Так решила стая.
Перед праздниками перестала идти холодная вода. И случилось все – о несправедливость! – не на том стояке, где живет активистка. Но этого никто не знал. Ни в первый день, ни во второй. Обитатели более ста квартир ждали помощи со стороны. И зря, у той, на кого они надеялись, вода шла прекрасно. На третий день в квартиры «обезвоженных» позвонила одна из соседок: «У вас есть холодная вода?», «А у вас?», «Здрасьте, а как у вас с водой?» Старушки и олигархи, школьники и их мамы, пьяные юноши и девочки с собачками ответили, что проблема есть. И если кто-то ее решит, то ладно. Соседке, проявившей активность и отправившейся в ЖЭУ, они на прощанье бросили: «Не забудьте нас предупредить, если слесаря придут». В смысле сама позвони или сама зайди.
Активистка № 2 шла в домоуправление и пыталась себя успокоить: мол, я это делаю из-за себя, мне ж нужна вода. Но в душе уже понимала: пообещав что-то людям, не сможет не сдержать слово. Опять обойдет все этажи, предупредит, кому быть дома, когда будут чистить стояк, сама разберется со слесарем и сделает так, чтобы все было нормально. Сама напишет объявление об отключении воды – не на ЖЭУ ведь полагаться. Шла и вспоминала о том, как в школе перемывала все парты за нерадивыми дежурными, как приходила в 8 утра, чтобы перед уроком найти мел и намочить тряпку для доски. А когда это было не сделано, преподаватели и одноклассники поворачивались в ее сторону. Так решила стая.
В день, когда дали воду, активистке № 2 стая предложила стать старшей по дому. По сути, стать дежурной по жизни.
Поделиться:
Все новости компаний