Газета
 04 февраля 2008, 00:00   836

Дьячок и мачо

«Ведьма» с Сергеем Безруковым порадовала, вызвала вопросы, удивила и, как итог, не оставила равнодушным.
Автор: Кирилл Перов
«Ведьма» с Сергеем Безруковым порадовала, вызвала вопросы, удивила и, как итог, не оставила равнодушным.

Общеизвестно: начало года — время гастрольных туров. Январская Пермь это правило подтверждает. 24 января пермскому зрителю был представлен жизнеутверждающий спектакль «Кот в мешке» с Александром Балуевым, Татьяной Рудиной и Владимиром Стержаковым в главных ролях. 26 января театр «Ленком» отыграл одну из лучших своих постановок — «Затмение», созданную режиссером А. Морфом по мотивам книги К. Кизи «Пролетая над гнездом кукушки». Феерическое скопление театральных звезд, таких как Андрей Соколов, Дмитрий Певцов, Елена Шанина и многие другие, действительно стало для города событием, но, несомненно, наибольшее внимание пермяков привлек спектакль «Ведьма» с Сергеем Безруковым в главной роли.
Известно, что из-за плотного рабочего графика Сергей выезжает на гастроли лишь раз в месяц и только в один город. В январе шанс увидеть «Есенина»-«бригадира» выпал жителям и гостям Пермского края.
Пьесу по мотивам трех чеховских рассказов («Хирургия», «Ведьма», «Канитель») написал отец Сергея — Виталий Безруков. Сам же Сергей был заявлен как исполнитель роли священнослужителя Емельяна — человека светлого, чистого, по-христиански любящего и прощающего любого: и свою грешную жену Любочку, и своего соперника Петра Петровича. Смысл жизни героя, его земное предназначение состоит в замаливании чужих грехов и наставлении заблудших душ на путь истинный, причем только самому Емельяну и ведомо, как труден избранный им путь, как одинок он. Исповедальная тема решена в спектакле в брехтовском ключе: в исполнении Сергея Безрукова звучат зонги, в которых открываются глубины израненной, но несломленной души его героя… Ожидаем ли был трагический финал? Может быть, если вспомнить счастливые глаза жениха Емельяна и молчание красавицы невесты.
Но, несмотря на всю серьезность затронутых в спектакле тем, его жанр определен создателями как «хохмодрама», ведь в реальной жизни слезы и радость — всегда рядом, а от смешного до трагического — меньше чем полшага. Эта двусторонность бытия выражена и самой постановкой, вызывающей двоякие, прямо сказать диаметрально противоположные ощущения у зрителей. Конечно, нельзя не отметить удивительную игру исполнителей двух мужских ролей — Безрукова и Ильина. Соперники, обаятельные, один в своей простоте, другой в своем пафосе, они умели быть сильными и слабыми, умели любить и бороться за свою женщину. Андрей Ильин действительно приятно удивил: несмотря на то, что первый монолог был чересчур наигранным, остальное в роли ему далось «на ура». Харизматичный, подвижный, мимически одаренный и зажигательный — вот каким был Онаниев в его исполнении. Что касается звезды Сергея Безрукова, то независимо от того, что его последние киноработы явно не тянут на хиты, в этой постановке, пусть и «не первой свежести», он смотрелся замечательно. Самокритичный, простецкий, недалекий, но по уши влюбленный дьячок — это, пожалуй, и есть идеальный образ для Сергея. Правда, и эта роль, стоит отметить, явно не выдержана в своем русле. Робкий церковник, являющийся хотя бы и во сне в качестве мачо с голым торсом, в набедренной повязке из звериных шкур и с распущенными мокрыми волосами, выглядит как-то неестественно и, тем более, не по-чеховски. Конечно, современный зритель уже привык к эротическим перформансам в различных обработках классических произведений, но Безруковы, вступив на путь театральных новаций, вовремя остановиться, к сожалению, не смогли. Несомненно, откровенные сцены в спектакле добавляют ему индивидуальность, но вряд ли это лучший способ ее достижения. К безусловным плюсам спектакля можно отнести хорошо продуманные декорации, оформление, звук, но и здесь мы встречаем очередное «но». Им становятся песни Безрукова под фонограмму, ничем не близкие церковной музыке, которые звучат уж очень неестественно для молитв и при обработке которых звукорежиссером явно переоценена необходимость увеличения громкости трогательных обращений к Всевышнему.
«Ведьма» у Безруковых получилась противоречивой. Но, возможно, благодаря этому она и была хорошо принята пермским зрителем.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний