Газета
 14 января 2008, 00:00   1374

Молчаливое шоу

Молчаливое шоу
Президентские кампании во всех странах — это представление. Однако в России избирательный процесс практически безмолвен.
Президентские кампании во всех странах — это представление. Однако в России избирательный процесс практически безмолвен.

Втягивание в рабочие будни после общенациональных новогодних каникул завершается. Началась «нормальная» рабочая неделя. Ничего существенного в новом 2008-м году вроде бы еще не могло произойти. И не произошло. Но жизнь, в том числе политическая, продолжалась и в праздники. То, что это так, очень хорошо видно на контрасте с политическими событиями в других странах.
С формальной точки зрения политическая жизнь продолжилась в прошедшую среду, когда Центризбирком возобновил свою работу, завершая очередной этап президентской кампании — регистрацию кандидатов. Ведь до Нового года зарегистрированы были всего двое, и Дмитрия Медведева среди них не было.
Вот оно, волшебное словосочетание — президентская кампания, которое будет нас некоторое время беспокоить в наступившем году. Мы, как известно, не исключение — подобные кампании регулярно идут по всему миру. В одной граничащей с нами стране выборы президента умудрились устроить и провести аж 5-го января! Вот они — контрасты! Представить такое в России почти невозможно, хотя и та страна православная (т. е. Рождество, как у нас), и многие там еще не забыли русский язык, и еще недавно жили все вместе в СССР.
В чем мы с Грузией схожи, так это в скоротечности кампании по выборам президента: несколько месяцев — и вопрос решен. Совсем иначе дело разворачивается в Соединенных Штатах. Там предвыборный маховик начал раскручиваться чуть ли не год назад, когда стали известны основные претенденты на то, чтобы стать кандидатами в президенты. А как раз в наши новогодние праздники там приступили к проведению праймериз — первичных партийных выборов в каждом отдельном штате по выдвижению уже собственно кандидатов в президенты. То есть реально тема выборов нового президента будет одной из основных политических тем в Америке в течение полутора лет!
Вообще, американские процедуры и сам смысл тамошнего политического действия настолько сильно отличаются от наших, что время от времени впадаешь в легкий ступор, пытаясь в двух словах объяснить эти отличия. Люди начинают смеяться уже в тот момент, когда слышат, как в Америке определяется день проведения выборов президента: первый вторник после первого понедельника ноября. Эта легендарная формулировка настолько режет слух, что люди не дают себе труд задуматься, что у нас выборы тоже привязаны к определенному дню недели, к воскресенью, но при этом кто-то где-то как-то решает, в какое именно воскресенье все будет происходить. Это решение не произвольно, оно принимается по определенной формуле, просто люди ее не знают, да и меняется она время от времени. В Америке же такие вещи решать не нужно. Правила известны, хочешь играть — участвуй, не хочешь — отойди в сторону.
Тем не менее американские правила настолько заразительны, что их постоянно пытаются пересадить на российскую почву. Самый недавний пример — те самые праймериз как внутрипартийная процедура по выдвижению кандидатов в партийные списки. Их пытались взять на вооружение некоторые наши партии при подготовке к прошедшим парламентским выборам. Об этом было широко заявлено, но проводили все тихо-тихо, публику к действительно внутрипартийному священнодействию не допустили. Зачем, спрашивается, все это было нужно?
И тем не менее президентские выборы и там и здесь похожи в главном — это шоу, представление для публики. И как раз в новогодние праздники у нас случился очередной этап этого шоу. Заключался он в распределении мест пребывания двух главных фигур президентской кампании во время празднования Рождества: Путин — в Великом Устюге, Медведев — в главном православном храме страны. Что делал Путин в маленьком провинциальном городке совершенно непонятно (похоже, главный смысл был именно в том, чтобы показать, что он не в Москве и не по какому-нибудь важному делу отъехал, а как раз в Великий Устюг), зато Медведев общался с патриархом и играл ту роль, которую прежде исполнял лишь президент. Ладно, хоть новогоднее поздравление стране произносил президент еще действующий, а не президент постепенно становящийся.
На этом примере видно главное отличие нашего шоу от американского. Дело не в том, что в Америке до пресловутого ноябрьского вторника (а точнее, следующей за ним среды) не будет известно, кто станет президентом. Дело в том, что у нас шоу молчаливое, безмолвное. Разговоры, конечно, есть, но они все больше со стороны. Если эти разговоры (по поводу фигуры преемника) иметь в виду, то у нас президентская кампания займет времени никак не меньше американской. Но в Америке шоу яркое, бьющее в глаза, с прямыми телетрансляциями, которые и в России можно увидеть, говорливое, причем говорят сами участники процесса. А у нас транслируют священнодействие в Храме Христа, о политическом смысле которого догадывайтесь сами.
Что лучше? Это смотря кому и в чем. Например, в Америке никто не боится скачка инфляции после выборов, потому что сдерживание цен, повышение зарплат и прочего денежного довольствия не являются сколько-нибудь значимыми инструментами политической борьбы. Значим разговор. У нас иначе. А если не говоришь, то нужно делать. Но если не говоришь, то ничего и не обещаешь. В общем, дела есть, а публичной ответственности за них…
Поделиться:
Все новости компаний