Газета
 22 октября 2007, 00:00   776

Пермь звездная

Генеральный директор некоммерческого фонда «Градостроительные реформы» Александр Высоковский — о звездных брендах, проблемах и стратегии развития Перми.
Генеральный директор некоммерческого фонда «Градостроительные реформы» Александр Высоковский — о звездных брендах, проблемах и стратегии развития Перми.

Александр Аркадьевич, на минувшей неделе в администрации города Вы делали презентацию своей программы научно-исследовательской работы «Стратегия пространственного развития и предложения по инвестиционной политике города». Поясните, в чем ее суть, почему разработка этого документа необходима для Перми, какие задачи он помогает решить?
— Современная система управления вне зависимости от того, какого масштаба объекты мы рассматриваем — город, регион или страна, — строится на двух принципах: проект (или план) и реализация. Для таких больших систем, как город, тем более миллионный, разработка планов — дело довольно трудное, поскольку нужно, чтобы они удовлетворяли интересы бизнеса, представителей муниципалитета, отдельно взятых жителей, а зачастую даже тех, кто в этом городе не живет, но кому он интересен в перспективе. Город на протяжении нескольких лет активно пытается разработать эту программу. На текущий момент уже было сделано довольно много наработок, необходимо утвердиться, что из предложенного наиболее перспективно. С этой целью администрация города заключила контракт, который предписывает нам разработать стратегию пространственного развития, показать, какие долгосрочные цели и приоритеты в развитии Перми должны быть, и определить, каким образом актуальные задачи должны быть реализованы. Для этого мы делаем еще два документа: план реализации территориального планирования и картографические материалы правил землепользования и застройки.
То есть разработанная Вами стратегия как бы накладывается на Генеральный план и показывает, какие направления в городе развивать эффективно, интересно?
— Да, генеральный план покрывает весь город, но поскольку просто невозможно заниматься всем и сразу, то наша основная задача — расставить акценты, отобрать в городе приоритетные места, направления, трассы, которые необходимо развивать в обозримой перспективе. Это и есть — пространственная стратегия.
На какой срок рассчитана создаваемая Вами стратегия?
— Стратегия разрабатывается на 10–15 лет, дальше трудно загадывать. А каждый этап ее реализации занимает три года. В течение этого времени она может корректироваться в соответствии с целями и задачами городского общества.
Важно ведь не только создать, но еще и воплотить стратегию в жизнь. Заключенный с Вами контракт подразумевает, что в дальнейшем Вы будете консультировать администрацию города?
— Конечно, я буду консультировать, наша работа уже изначально предполагает разработку механизмов реализации стратегии. Мы встречались с главой администрации города Аркадием Кацем и еще раз обговорили, что он сейчас ждет первый этап, пусть не до конца проясненный, но представляющий крупное, целостное видение, которое дальше будет дорабатываться, ведь по сути реализация стратегии — это и есть главное.
Не получится ли так, что после разработки и создания стратегии те проекты, которые сейчас реализует город, считает их важными, окажутся через 10–15 лет никому не нужными? Как быть в этом случае?
— Тут все не так трагично, всем свойственно ошибаться, и бизнесу довольно часто приходится разочаровываться. Другое дело, что принятые ранее решения в новой стратегии могут быть изменены и получится, что люди, которые уже настроились на реализацию этих проектов, сделали капиталовложения, вдруг окажутся в свете новых решений за бортом. Этого однозначно не будет. Все то, что сегодня уже сделано, все, что уже реализуется, вкладывается в стратегию с особым вниманием. Я, конечно, не хочу сказать, что это механический процесс, когда все, что есть, автоматически принимается, но я обещаю, что к каждому из уже начатых проектов будет применен индивидуальный подход. Конечно, надо трезво смотреть на вещи, наверное, 5 % из уже реализуемых проектов придется несколько пересмотреть.
Когда к Вам за помощью обратилась администрация Перми, то наверняка был обозначен круг проблем, которые собственными силами город пока не в состоянии решить. Какие это были проблемы?
— Само по себе выявление проблем, их ранжирование, соотнесение друг с другом — это важный результат работы. Я сейчас не берусь взвешивать эти проблемы и определять, какие из них самые главные.
Могу без расстановки приоритетов транслировать то, что нам было сказано представителями администрации, и с чем я в принципе готов согласиться после первого знакомства с городом. В Перми заметен недостаток развития объектов обслуживающей сферы. Не хватает разнообразия объектов досуга, сферы торговли, здравоохранения, спорта. Говорить, в какой из этих сфер самый острый дефицит, я бы пока поостерегся, но в целом вся сфера услуг мне кажется недостаточно хорошо представленной.
Есть еще проблема повышения качества среды публичных пространств. Это, по-моему, отмечают и сами горожане. Пермь выглядит, я бы сказал, чуть-чуть неряшливо. Вроде есть и газоны, и тротуары, и дома, но нет впечатления нарядности, не хватает качественных образцов уличного дизайна, современных фонарей, тумб, остановок, на которых сфокусировался бы взгляд. Мне кажется, что не так много запоминающейся привлекательной архитектуры, особенно в центре, где этого особенно ждешь. В городе есть интересные здания и архитекторы. Например, в мастерской Сергея Шамарина я видел замечательные проекты, уверен, есть и другие не менее талантливые авторы, но работы тонут в массе серой обыденной застройки.
Очевидной проблемой, на мой взгляд, является недостаток развитости культурного пространства. В культурной жизни города нет имиджевых «высоких» точек, так называемых звездных брендов. В Перми есть уникальные явления, события, места, которые могли бы представлять город и живущих здесь людей на довольно высокой ноте, но в то же время они, что называется, «не раскручены». Проблема в том, чтобы выявить эти объекты, сделать их такими, чтобы горожане могли идентифицировать себя с ними. Например, при упоминании о Париже в памяти сразу всплывает Эйфелева башня. В Перми есть потенциал, но его нужно развить.
Сколько, на Ваш взгляд, звездных брендов должно быть в городе?
— Много брендов не бывает. В Москве их, например, навскидку можно вспомнить 5–10, а это город с богатой историей, мощнейшей энергетикой. Они потому и звездные, что их мало и создать их очень трудно, поскольку это пик городской культуры. Как правило, они все на слуху, ничего нового не сочинишь, это то, что уходит корнями в историю места. Пока я не чувствую себя хорошо знающим город, но могу назвать очевидные для меня вещи, которые можно было бы обыграть. Например, Пермь — это родина Дягилева, город связан с именем Пастернака, кроме того, известна пермская деревянная скульптура. Это все должно быть «раскручено».
Как сказывается на имидже города то, что Пермь долгое время была закрытым городом, здесь располагалось большое количество лагерей? Стоит ли при разработке имиджа города сосредотачиваться только на положительных моментах истории?
— Я склоняюсь к тому, что любая изолированность, особенно в современном мире, где открытость — основная ценность, является недостатком. Не нужно выдвигать это на передний план. Я считаю, если город сейчас испытывает некоторые трудности, то это связано с долгим периодом, когда Пермь находилась под искусственно созданной крышей, я бы даже сказал «крышкой». Город сейчас начинает просыпаться, то, что Пермь немножко отстала, мне кажется следствием исторической несправедливости.
Когда предположительно будет создана программа и можно будет приступить к первому этапу ее реализации?
— Срок нашей работы здесь составляет 15 месяцев, для подобных исследований и разработок это не очень много, но мы согласились с условиями департамента планирования и развития города, решили, что надо начинать работать. Будем стремиться выдавать результаты, на каждом новом витке замысел начнет приобретать все большую определенность. Думаю, полтора года — тот срок, когда уже можно будет говорить о значимых результатах.
Поделиться:
Все новости компаний