Газета
 08 октября 2007, 00:00   1439

Некоторые любят погорячее

Некоторые любят погорячее
Обнаружив свои детские тайники-дневники, приходится взглянуть на себя в буквальном смысле со стороны.
Автор: Кирилл Перов
Обнаружив свои детские тайники-дневники, приходится взглянуть на себя в буквальном смысле со стороны.

Обнаружив свои детские тайники-дневники, приходится взглянуть на себя в буквальном смысле со стороны. Отвлечься от настоящего, прямо-таки выйти из себя и взглянуть на то, что осталось стоять рядом. «Ты ли, ты ли это?» Она это. В смысле, я. Именно это создание и есть тот автор, который накарябал столько страниц про чувства к такому-то мальчику. Не верится, конечно, но именно она — та романтичная писательница, практически влюбленный Шекспир. Аж стихи какие-то сочиняла. И ведь были чувства, которые заставляли мозг работать, а сердце — биться. Было время все это писать, переживать. Были нервы, готовые к растрате. Были страсти, испепеляющие изнутри. По-настоящему так все было: с мечтами, метаниями и — странно сказать — с любовью. Одной, двумя, несколькими любовями. И ведь не жалко было себя, наоборот. Сердце — пламенный мотор. В этом теле некогда жила душа, способная летать, разворачиваться, скручиваться в трубочку и испытывать нечто погорячее, чем сейчас.
Сейчас есть классификации, не больше. Как будто выучила все вариации, из которых складывается жизненная мозаика. Типы мужчин, породы женщин, виды, подвиды... Столько-то поз «Кама-Сутры», столько-то маршрутов по городу и миру… Как это скучно — звонить подруге и знать, что и в каком тоне она скажет… Идти на деловую встречу и заведомо знать итог переговоров… Начинать заниматься сексом и точно знать, на какое прикосновение какая часть тела чем отзовется… Раньше все было так интересно, как на минном поле, шла и думала: «Рванет — не рванет?!» Встречая человека, еще не могла с первых секунд определить, что из этого выйдет. Теперь все быстро и логично вписывается в известные схемы. Много раз нужно было обжечься, чтобы сейчас все укладывать в холодную классификацию. Нервы не тратятся, включается энергосберегающий режим.
«Амалия Аркадьевна, как люди раньше жили! Как тонко чувствовали!» — воскликнула девочка в фильме. И ведь она права. Но ведь сейчас и подумать над это фразой не захочешь — лень, некогда да и незачем. А имена какие были — Амалия Аркадьевна, это ж нужно проникновенно-долго выговаривать, обожать каждый звук. Ну, жили, ну, чувствовали. Было и прошло. Как-то все по-другому. Не настолько натурально, не настолько по-живому. Даже самые сильные чувства как будто идут под местной анестезией, после укола в сердце. Да и сексом занимаешься, как будто под общим наркозом. Наутро трезвеешь от оргазма и живешь дальше. Потом снова побудешь в забытьи несколько часов, и назад — к конвейеру: работать, выполнять и перевыполнять. Планы на пятилетку могут точно ответить на вопрос, что будет в ближайшее время с карьерой. И очень расплывчато — о личной жизни. Так, наброски, планы, «как у всех». Выйти замуж за кого-то, родить ребенка потому, что так принято.
Прежнее молодое желание «все слышать и все знать» сменяется оппозицией. Отойдите, не отвлекайте, не мешайте. И, кстати, не засоряйте, please, мозг лишней информацией. Свидание? Ок, после работы, если не помешает работе, если не в рабочее время. Потому что партнеры уходят и приходят, а стабильный офис остается.
Бывает холодно? Реально отогреться на дискотеке, в солярии, под руками массажиста или под теплым пледом. Это зависит от того, насколько далеко уходить от возраста, когда «тонко чувствовали». Принять что-то близко к сердцу не получается. Возможно, из-за силикона. Это тоже своего рода защита от лишних эмоций. «Некоторые любят погорячее» — для многих из нас не более чем реклама лапши.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний