Газета
 17 сентября 2007, 00:00   1118

Департамент останется

Департамент останется
Недавно назначенный начальник департамента имущественных отношений Алексей Клячин — о плане приватизации, муниципальном имуществе и судебных разбирательствах.
Недавно назначенный начальник департамента имущественных отношений Алексей Клячин — о плане приватизации, муниципальном имуществе и судебных разбирательствах.

Алексей Александрович, как можно сформулировать цели и задачи, которые поставила перед вами и департаментом городская администрация?
— В данный момент мы являемся одним из самых крупных поставщиков денежных средств в бюджет, можно сказать, что доля департамента в нем составляет около 25–30 %. Именно поэтому первостепенная задача для нас — должным образом наполнять бюджет, своевременно и в полном объеме вносить в него необходимый объем средств. Именно эту задачу и ставит перед нами руководство администрации города.
Существует мнение, что муниципалитет должен жить за счет налогов, а непрофильные активы, к числу которых принадлежит и имущество, которое сейчас продается и сдается в аренду, находиться у малого и среднего бизнеса. Не могу согласиться с такой позицией. На мой взгляд, это дело будущего, и пока ситуация иная. Федеральный бюджет или бюджет края еще могут существовать за счет налогов, так как туда приходит больше различных отчислений, таких как налог на прибыль или иные налоги, сборы которых отлажены и довольно объемны. А бюджет города Перми сейчас во многом зависит от управления подконтрольным ему имуществом, то есть от работы департамента имущественных отношений.
Но ведь работа департамента не ограничивается одним лишь снабжением городской казны деньгами?
— Да, помимо этого, мы выполняем задачу, поставленную перед муниципалитетами государством: избавляемся от непрофильных активов. Мы должны избавиться от основной массы этого имущества до 2010 года, и специально для достижения этой цели был разработан трехлетний план приватизации. В течение ближайших трех лет мы намерены продать основную часть непрофильных активов, находящихся в данный момент в собственности города. В основном это огромная масса недвижимого имущества, которое постоянно участвует в различных процессах: или вносится на баланс муниципалитета, или, наоборот, изымается. Тем не менее определенный объем имущества, который муниципалитету будет необходим для различных целей, мы оставим за администрацией и муниципальными учреждениями.
То есть после выполнения плана приватизации что-то все равно останется?
— Останется. Имущества, с которым работает департамент, очень много. Отсюда, кстати, вытекает и еще одна задача, стоящая перед нами: это эффективное управление, то есть снижение расходов и ресурсов, необходимых для управления имуществом. Нам приходится постоянно выполнять массу операций: вовремя сдавать освободившиеся помещения в аренду, чтобы они не пустовали, забирать бесхозяйное имущество в муниципальную собственность, принимать в собственность муниципалитета новые объекты и так далее. Очень большой объем имущества (чаще всего это касается каких-либо коммунальных сетей, жилья и социально значимых объектов, таких как детские сады) передается в муниципальную собственность от частных структур и от федеральных органов власти.
Иными словами, после выполнения плана приватизации департамент будет продолжать исполнять свои функции?
— В любом случае. Управление, учет, составление распорядительных актов кто-то должен будет осуществлять. Движение это будет всегда, и департамент как распорядитель имущества останется.
Какие проблемы связаны с бесхозяйным имуществом, и как они решаются?
— Вообще, понятие «бесхозяйное имущество» применяется к имуществу, не имеющему хозяина, например, к различным недостроям, памятникам, фонтанам, коммуникационным сетям, от которых по каким-либо причинам отказался собственник, в результате чего эти объекты висят мертвым грузом, портят внешний облик города и в ряде случаев представляют определенную угрозу здоровью и жизни населения. Как правило, никакой сопроводительной документации, которая позволяет определить собственника такого имущества, нет. Для обращения с ним существует специальная процедура: муниципалитет ставит имущество на учет в регистрационной службе, после чего обращается в суд. Если в течение определенного времени собственник не находится, суд выносит решение о передаче этого имущества муниципалитету. Это, кстати, еще один из аспектов деятельности департамента — «подчищать хвосты», следить за тем, чтобы у имущества всегда был хозяин. Сейчас, когда этого имущества много, уследить за всем очень сложно. После того как основная масса непрофильных активов с баланса муниципалитета уйдет, управление оставшимся имуществом будет более эффективным, я бы сказал, максимально эффективным.
Когда основная масса непрофильных активов муниципалитета будет распродана, стоит ли ожидать сокращений в штате департамента?
— Вполне возможно. В каком объеме, сейчас сказать сложно. Но каких-либо глобальных сокращений ожидать не стоит, потому что в любом случае даже после продажи большей части активов имущества у муниципалитета останется очень много, и, чтобы работа департамента была эффективной, потребуется определенный штат сотрудников.
ДИО постоянно приходится быть участником многочисленных судебных разбирательств, в которых он выступает как в роли истца, так и в роли ответчика. Какие из дел можно назвать самыми проблематичными?
— Существует несколько категорий наиболее актуальных в данный момент конфликтных ситуаций. Первая — это разногласия с федеральными органами власти и предприятиями, у которых находится имущество, по праву принадлежащее муниципалитету. Речь идет о детских садах, больницах и ином имуществе (в первую очередь социально значимых объектах), которое должно было быть переданным администрации в силу закона. Проблема в том, что по каким-либо причинам это имущество не было передано муниципалитету и сейчас трудно собрать необходимую документацию, которая может служить основанием для возникновения права собственности города.
Вторая группа — это споры с конкурсными управляющими, так или иначе препятствующими выводу муниципальных предприятий из процедуры банкротства. Подобные процессы происходили в отношении МУ «Цветы Прикамья», и нам удалось вывести предприятие из процедуры банкротства, погасив его долги с тем, чтобы подготовить его к контролируемой ликвидации. Сейчас подобную работу мы ведем с тепловой станцией «Кондратово» и МП «Доминанта». Конкурсные управляющие, пользуясь определенными процедурными моментами, препятствуют выведению этих предприятий из процедуры банкротства. Дело в том, что сумма долгов «Кондратово» и «Доминанты» намного меньше, чем стоимость их имущества, которое будет продано за долги, и муниципалитету выгоднее провести ликвидацию, в этом случае это имущество будет продано гораздо дороже.
Кстати, повышение качества судебной защиты — это еще одна задача, которая стоит перед нами в настоящее время. Несмотря на то что сейчас мы достойно исполняем свои обязанности в этой сфере, я считаю, что нам есть над чем работать. Определенные шаги в этом направлении уже наметились. Департамент сам инициирует многие процессы, довольно успешно борется за муниципальную собственность. Недавний пример — переход грачевской больницы, находящейся на улице Ким, 2, в собственность муниципалитета. «Мотовилихинские заводы» должны были передать ее на баланс администрации, и это приходилось доказывать в суде. Во время процесса заводы успели продать часть больницы частному лицу, из-за чего возникло новое судебное разбирательство. В итоге эта сделка была оспорена и больница полностью перешла в муниципальную собственность.
Вы являетесь одним из самых молодых руководителей в городской администрации. Есть ли амбиции в дальнейшем занять более высокий пост во власти?
— Действительно (смеется), до пенсии мне еще далеко. Но могу сказать, что особых карьерных амбиций у меня нет. Считаю, что не место красит человека, а человек место. А на муниципальную службу я пошел из желания сделать что-нибудь хорошее для города, вложить в дело свой опыт и знания.
В приватных разговорах представители бизнеса постоянно сетуют на нечистоплотную работу чиновников, упрекая их в разных финансовых грехах. Что Вы можете сказать по этому поводу?
— Очевидно, что существуют факты нечистоплотности чиновников. Но я считаю, что они не характеризуют систему в целом. Нечестные люди есть не только во власти, но и во всех сферах. Я считаю, что нельзя всех стричь под одну гребенку. Основная часть муниципальных служащих — это добросовестные, профессиональные люди, и случаи мошенничества или взяточничества среди чиновников скорее исключение, чем правило.
В 2007 году было заявлено, что объем неналоговых поступлений в бюджет по сравнению с 2005 годом увеличится втрое. Можно ли сейчас говорить о том, что цель будет достигнута?
— Да. Уже в 2006 году департамент принес в бюджет около 650 миллионов рублей. А в этом году мы планируем выйти на более значительную сумму — почти 2 миллиарда рублей. При этом от аренды имущества должно поступить порядка 730 миллионов рублей, от продаж — 1 миллиард 63 миллиона, от продаж долей акций и ценных бумаг — примерно 300 миллионов рублей. Для выполнения этой задачи была проведена колоссальная работа.
Поделиться:
Все новости компаний