Газета
 13 августа 2007, 00:00   1009

Работа по специальности

Работа по специальности
Валерий Середин — о появлении нового министерства, о Соликамской депрессии и о том, что лесопромышленный комплекс можно сделать инвестиционно-привлекательным.
Валерий Середин — о появлении нового министерства, о Соликамской депрессии и о том, что лесопромышленный комплекс можно сделать инвестиционно-привлекательным.

Валерий Викторович, в июне 2007 года состоялось разделение Министерства промышленности и природных ресурсов Пермского края. С чем связано это структурное преобразование, каковы его цели?
— Структурные преобразования связаны прежде всего с реорганизацией системы управления. Промышленность — это достаточно большой блок экономики. И естественно, что связывать металлургию, машиностроение и нефтехимию и так далее, например, с водопользованием достаточно сложно. Это отдельные блоки. И поэтому губернатором Олегом Чиркуновым было принято решение разделить министерство на два подразделения.
Как в связи с этим изменится перечень Ваших должностных обязанностей?
— Наши обязанности сводятся к тому, что мы будем заниматься, во­первых, вопросами недропользования, это прежде всего нефть, газ, твердые полезные ископаемые. Второй блок вопросов — водопользование. Третий — лесопользование и лесопромышленный комплекс.
Какая должность Вам ближе?
— Естественно, занятие природными ресурсами для меня самое близкое. Я по специальности геолог. Поэтому природные ресурсы — это моя непосредственная работа и квалификация. Можно сказать, что я работаю по своей специальности.
Когда завершится процесс структуризации двух новых ведомств? Будет ли увеличен штат сотрудников?
— Это самый сложный вопрос. К сожалению, наше ведомство за последние два года реструктурировалось 4 раза. Сначала это было Главное управление природопользования, потом департамент промышленности и природных ресурсов, затем министерство. И, наконец, теперь Министерство промышленности и природных ресурсов поделено на два: Министерство промышленности и Министерство природных ресурсов. Можно говорить о том, что каждые полгода у нас происходят изменения.
С точки зрения управления и текущей работы все эти перемены являются не самым лучшим вариантом. Поэтому мы будем искать наиболее оптимальное решение для того, чтобы система работала устойчиво. Что касается штата сотрудников, то его увеличения не ожидается, все останется по­прежнему.
С 1 января 2007 года в силу вступил Лесной кодекс. Какие из новаций оказали или окажут в будущем наибольшее влияние на ЛПК края? Каким оно будет, негативным или позитивным?
— Новый Лесной кодекс полностью изменяет лесные отношения, в частности, в сферах ведения лесного хозяйства и распределения лесного ресурса. Так, например, согласно Лесному кодексу, на базе ранее существующих лесхозов создаются лесничества, финансируемые из федерального бюджета, и хозяйствующие коммерческие структуры. Новообразованные лесничества будут выполнять государственные функции управления и контроля, а коммерческие структуры должны заниматься реализацией договоров с лесничествами по ведению лесного хозяйства. До конца года планируется создать государственное краевое учреждение «Пермлес», в которое на правах филиалов войдут 33 лесничества. Неоспоримым достоинством нововведения является четкая и прозрачная система управления лесным хозяйством, а недостатком — потеря самостоятельности лесных предприятий. Для ведения лесохозяйственных работ в лесу будут созданы унитарные предприятия «Пермгослес» и «Пермсельлес».
Также в соответствии с Лесным кодексом меняются правила выделения лесного ресурса. В обязательном порядке лесопользователям необходимо переоформить договоры аренды до 1 января 2009 года, в противном случае участки будут выставлены на аукцион.
Бытует утверждение о том, что лесная отрасль Пермского края не является инвестиционно-привлекательной. Так ли это, на Ваш взгляд, и что требуется для того, чтобы изменить ситуацию?
— Такое утверждение действительно бытует, и связано оно прежде всего с лесозаготовками. Практически все лесозаготовительные предприятия края либо убыточны, либо работают на грани убытка. Там тяжелые условия труда, невысокая зарплата, низкая социальная защищенность. Все это придает имиджу отрасли негативный оттенок, который автоматически переносится на весь лесокомплекс в целом. Хотя в краевом ЛПК, особенно в последние два года, есть примеры крупных и средних инвестиционных проектов. К наиболее значительным можно отнести проведенную в 2005–2007 годах на «Соликамскбумпроме» крупномасштабную реконструкцию производства, объем инвестиций в которую составил более 4­х миллиардов рублей. Это прежде всего модернизация технологических потоков 4­х буммашин и производств полуфабрикатов, что обеспечивает ввод в 2007 году новых мощностей по производству газетной бумаги в количестве 100 тысяч тонн в год. Также в 2005–2006 годах на Пермском ЦБК было осуществлено строительство новой бумаго­картонной фабрики с объемом инвестиций около 760 миллионов рублей, в результате вся продукция фабрики (бумага и картон из макулатуры) будет переработана на гофрокартон и далее в гофротару. Кроме того, в 2006 году была проведена реконструкция основного производства на «Пиломатериалы «Красный Октябрь»» (ориентировочно 87 млн рублей) с установкой сушильного оборудования для сушки пиломатериалов. А на Вишерском ЦБК объем инвестиций составил 85,8 миллиона рублей, и в результате вместо дорогостоящего мазута в качестве топлива теперь будут использоваться древесные отходы.
Так что развитие ЛПК идет и будет идти. Мелким предприятиям, которые не в силах взять инвестиционный кредит, нужно кооперироваться с крупными и совместно вести и лесозаготовку, и лесное хозяйство на арендованных участках. Крупным предприятиям нужно осваивать новые технологии и оборудование, особенно по переработке лиственных пород.
А краевая администрация сейчас находится в поиске стратегических инвесторов на новые инвестиционные проекты по созданию плитно­фанерных комплексов, бумажного комбината, мебельных фабрик. И они есть: и иностранные, и отечественные. Так что утверждение о непривлекательности ЛПК некорректно. Конечно, проблемы есть, но они разрешимы.
Недавно губернатор заявил, что цель кластера лесной и деревообрабатывающей промышленности — привлечение 30 миллиардов рублей за три года. Насколько реально это, и где Вы видите основные точки роста для привлечения инвестиций?
— Я считаю, что это абсолютно реально. На сегодняшний день у нас есть перечень из 11 инвестиционных проектов, каждый из которых имеет свою цену. Более того, мы знаем, когда каждый из инвестиционных проектов будет реализован и каков будет вклад в экономику отрасли.
Насколько серьезным для Пермского края является ущерб от нарушений лесного кодекса? Каковы наиболее типичные нарушения? Как их можно ликвидировать?
— Подсчитать ущерб очень сложно. Конечно, у нас есть примеры незаконной вырубки леса, проблемы, связанные с лесовосстановлением, лесоустройством. Сейчас нами разрабатывается краевая программа развития ЛПК, в которой будут предложены механизм и конкретные мероприятия по сохранению лесного ресурса, что позволит повысить эффективность работы лесопромышленного комплекса.
На какой стадии находится проект целлюлозно-бумажного комбината в Добрянке?
— В настоящее время разработано технико­экономическое обоснование строительства Добрянского целлюлозно­бумажного комбината, и сегодня идет активный поиск инвесторов. Могу сказать, что этим проектом уже заинтересовались. Безусловно, он является достаточно дорогостоящим: его стоимость составляет порядка 700 миллионов долларов, срок окупаемости инвестиций — около 10 лет, а для реализации проекта должны быть привлечены высококвалифицированные специалисты. В то же время есть проекты менее дорогостоящие, но достаточно эффективные, например производство ДСП. Оно более простое по сравнению с производством бумаги.
По нашим данным, сейчас в Удмуртии рассматривают план строительства аналогичного ЦБК, повлияет ли это каким-то образом на планы по Добрянке?
— Я думаю, что никоим образом не повлияет. В Пермском крае готовность к строительству ЦБК гораздо выше, чем по всей России. У нас уже проведена экологическая экспертиза и приняты принципиальные технологические решения. При прочих равных условиях мы на 3–4 шага опережаем остальные регионы по этому показателю.
Существует ли в Пермском крае проблема незаконного строительства жилых объектов в водоохранных зонах, по берегам рек Кама, Сылва, Чусовая? Если есть, то насколько остро она стоит в крае?
— Действительно, такая проблема существует. Она не настолько острая, как в Москве. Что касается того, как можно бороться с незаконным строительством, то на территории Пермского края полномочия по контролю за соблюдением природоохранного законодательства распределены между Управлением Росприроднадзора по Пермскому краю и Государственной инспекцией по охране окружающей среды Пермского края. К полномочиям вышеупомянутых организаций относится также контроль над размещением объектов в пределах водоохранных зон водных объектов и соблюдение при строительстве размеров береговой полосы, ширина которой составляет от 5 до 20 метров. В соответствии с Водным кодексом береговая полоса должна быть открытой и доступной для всех. К сожалению, на практике дело не всегда обстоит должным образом: после строительства объектов на берегах устанавливаются заборы, вводится охрана, и подходы к водным объектам перекрываются.
Как решается вопрос относительно Верхнекамского месторождения калийных и магниевых солей, так называемой Соликамской депрессии?
— Согласно утвержденному Федеральным агентством по недропользованию «Перечню участков недр по Пермскому краю, предлагаемых для предоставления в пользование на 2007 год», предполагается проведение аукционов по трем участкам недр Верхнекамского месторождения калийно­магниевых солей (Половодовский, Палашерский, Талицкий). Разработку Верхнекамского месторождения калийно­магниевых солей (ВКМКС) более 80 лет ведут два крупнейших предприятия, ОАО «Уралкалий» и ОАО «Сильвинит».
Учитывая сложности горно­геологического строения месторождения, специфику горного производства, требующую привлечения высококвалифицированного персонала, имеющего опыт разработки Верхнекамского месторождения, считаю, что предоставление в пользование участков ВКМКС должно осуществляться по конкурсу, а не на аукционе. Это в первую очередь позволит наиболее эффективно и безопасно осуществлять добычу калийно­магниевых солей предприятиями ОАО «Уралкалий» и ОАО «Сильвинит».
Известно, что, помимо рудной базы, в Верхнекамье есть и нефтяные залежи. Нашли ли в связи с этим калийщики какой-нибудь компромисс с «ЛУКОЙЛом»?
— Действительно, на площадях залегания калийно­магниевых солей ВКМКС в более глубоких горизонтах выявлены месторождения нефти и газа, часть из которых эксплуатируется, имеются перспективы открытия новых месторождений.
Хотелось бы отметить, что разработка нефтяных месторождений должна осуществляться в соответствии с «Правилами промышленной безопасности при освоении месторождений нефти на площадях залегания калийных солей (ПБ 07­436­02)». Поэтому работы при освоении месторождений нефти на площадях залегания калийных солей должны вестись в соответствии с этими «Правилами».
Поделиться:
Все новости компаний