Газета
 02 июля 2007, 13:20   1423

Шанс для Севера

Шанс для Севера
Политика, проводимая в отношении депрессивных районов Прикамья, порочна. Для стабилизации ситуации необходимы лишь средства и желание, уверен директор Пермского географического клуба Радик Гарипов.
Политика, проводимая в отношении депрессивных районов Прикамья, порочна. Для стабилизации ситуации необходимы лишь средства и желание, уверен директор Пермского географического клуба Радик Гарипов.

О ситуации, которая сложилась на севере Пермского края, возможностях дальнейшего развития депрессивных районов региона, пространственном развитии и ИТУ корреспондент «bc» беседовал с директором Пермского географического клуба Радиком Гариповым.
 
Как Вы можете оценить степень диспропорциональности развития Пермского края, территориальной и отраслевой?
Территориальная и отраслевая диспропорции развития в Прикамье выражены очень четко, даже неспециалист, а рядовой гражданин, путешествуя по краю, может сделать свои выводы. Высокоразвитым во всех отношениях остается лишь центр региона —  Пермь и близлежащие районы. Юг края остается сельскохозяйственным. На севере Прикамья развита лесная промышленность — лесозаготовка и частично лесообработка. Исключением является Красновишерский район, где также развита добывающая промышленность. В регионе активно работают геологи, так что ситуация может измениться и в других районах, там также начнут добывать нефть. Но сомневаюсь, что это серьезно изменит социально-экономическое положение территорий.
На севере края достаточно высока безработица, что также является причиной диспропорции развития и монопрофильности хозяйства. Большая масса жителей северной части региона живут натуральным хозяйством. Лишь часть населения — работники гослесхозов, госслужащие, бизнесмены — имеют стабильный денежный доход.
Очень сложная ситуация складывается в северных территориях края с инфраструктурой. Железная дорога тянется лишь до Соликамска. Много говорят о проекте «Белкомур», но его перспективы пока неясны ни по срокам, ни по возможностям. Водный транспорт, в свое время традиционный для региона, сейчас находится в плачевном состоянии, и никто из местных жителей на него не рассчитывает.
Из Чердыни добраться до Перми можно лишь на автобусе, цена билета на который, если мне не изменяет память, 385 рублей. И это при месячных заработках лесников в пределах от 2-х до 4-х тысяч рублей в месяц. А еще есть поселки в Чердынском, Красновишерском и Гайнинском районах… К примеру, от поселка Вая до районного центра Красновишерска  — 100 километров, но этот путь занимает около 4-х часов. Между некоторыми населенными пунктами отсутствует элементарная дорога, пример — деревня Ольховка в Чердынском районе. И Вая не самый дальний из поселков в Красновишерском районе. 
 
Является ли данная проблема актуальной для всех без исключения регионов России? Как в этом отношении Пермский край выглядит на фоне других регионов?
Для Урала и северной части России диспропорция в развитии территорий очевидна, это заметно и в Республике Коми, и в Свердловской области, и в, казалось бы, благополучной Удмуртии. Причем в Коми округе, на мой взгляд, разница между городами и сельскими районами еще более очевидна.
 
В каком историческом периоде развития региона корни диспропорции?
— Речь не идет о каком-то конкретном историческом периоде или географическом факторе. Считаю, что корни проблемы в комплексе причин. Есть климатические и  географические факторы, ограничивающие развитие северных территорий: сложность  прокладки путей сообщения, суровый климат, мешающий развивать сельское хозяйство. Среди исторических причин решающей стала совсем недавняя по времени. Как ни странно, именно репрессивная политика царского правительства, советской власти по- своему способствовали развитию края. Благодаря репрессиям, сюда попали грамотные, высокообразованные люди, которые изучили край, дали первые научные описания территории, нашли здесь месторождения полезных ископаемых.
В советские времена, благодаря рукам заключенных, были созданы промышленные предприятия северных территорий края. Благодаря исправительно-трудовым учреждениям (ИТУ), существовали и существуют многие населенные пункты. То обстоятельство, что одни отбывали наказание в Пермском крае, давало другим работу и кусок хлеба. Закрытие ИТУ часто влечет за собой смерть небольших поселков, которые возникли при зонах.
 
В чем, на Ваш взгляд, должны заключаться основные задачи пространственного развития Пермского края?
Прежде всего необходимы достойные пути сообщения, которые свяжут Пермь и территории. Без них нечего и говорить о развитии края. Необходимо создать условия для привлечения в депрессивные ныне районы капитала, отечественного или зарубежного. Для этого необходимо изучить вопрос создания в районах севера области возможностей для упрощенного налогообложения или даже свободной экономической зоны.
 
На Ваш взгляд, являются ли эффективными меры по пространственному развитию Пермского края, предлагаемые властями региона? Достаточно ли внимания уделяется этой проблеме?
Я достаточно много слышал об этих мероприятиях из СМИ и от жителей северных районов области. Однако, как видно, пока эффективность этих мероприятий неочевидна. Даже переселение деревень идет бесконтрольно, люди сами стремятся уехать подальше из глубинки, поскольку не видят никаких перспектив. Отдельные примеры патриотического отношения к своей малой Родине положения не исправят. Даже эти люди не видят ближайших перспектив. Считаю, что предлагаемое решение проблемы — вывезти всех жителей и забросить эту часть региона  — порочно по своей сути. Если это сделать, люди десятилетиями будут туда возвращаться, чтобы возродить хозяйственную деятельность, создать островки жизни.
 
Принесет ли ожидаемый результат укрупнение административных районов Пермского края? Не имеет ли такой процесс негативных сторон?
— Хотелось бы подчеркнуть, что уже сейчас основной тон настроения жителей северных районов края пессимистический. По их мнению, укрупнение районов только ухудшит их положение. Представьте себе, для того чтобы получить справку, посетить больницу, в конце концов просто купить себе одежду или обувь (что нередко можно сделать только в райцентре), жителю отдаленных населенных пунктов сейчас нужно потратить день, а то и два. А что будет, если эти районы укрупнить? Возможно, произойдет катастрофа регионального масштаба. Понятно стремление властей сократить число чиновников, но все должно делаться с учетом потребностей и возможностей местного населения. Если все интересы простого человека будут учтены, что сомнительно, тогда, возможно, сокращение чиновничьего аппарата будет иметь положительный эффект.
Кроме этого, сейчас в Госдуме обсуждается возможность снятия так называемого уральского коэффициента. Думаю, что данное решение будет губительным при современном уровне зарплат жителей этой части региона.
 
Каким образом можно решить проблему монопрофильности городов и целых районов Пермского края?
— Готовых рецептов нет. Необходимо досконально изучить вопрос относительно каждой из территорий, каждого из городов. Но считаю, что сохранить опору на лес и лесную промышленность севера необходимо. Только вывозить можно не лес-кругляк и доску, а готовые изделия — рамы, мебель. Это возможно, благодаря наличию в регионе большого количества свободных рабочих рук. Данная продукция из-за целого ряда факторов будет более дешевой, нежели сделанная в Перми. Я не говорю о загранице, куда вывозится наше дерево, возвращаясь к нам готовыми изделиями.
Также достойным занятием для местных жителей может быть развитие туризма, как спортивного, так и «зеленого». В регионе есть все привлекательные черты природы Севера, которые так удачно эксплуатируют в той же Финляндии. Естественно, необходимы вложения, и немалые, в развитие инфраструктуры, в дороги, рекламу. Но, уверен, это превратит север Прикамья в один из лучших туристических районов страны. А возможно, и мира — конъюнктура международного туристического рынка сейчас сделала туры на Север крайне популярными. По мнению ряда ученых, наибольший оздоровительный эффект житель России получает именно в такой местности, как наша. Я не удивлюсь, что в результате внимательного изучения темы ученые сделают вывод о том, что с точки зрения оздоровления людей Пермский край может стать наиболее привлекательным в России. К тому же географическое положение Прикамья заметно облегчает решение множества технических вопросов, связанных с развитием всех видов туризма на территории нашего региона.  
 
Как сейчас развивается «зеленый» туризм на территории края?
— Уже сегодня есть достойные примеры создания на севере края туристического бизнеса, основанного на принципах сельского туризма. Великолепная природа, баня (причем по-зырянски или по-челдонски, то есть по-черному), в сезон — охота и рыбалка, катание на лошадях, снегоходах и многое другое. Неужели этого недостаточно, чтобы привлечь жителя мегаполиса на выходные или в отпуск? Я уверен, что любители Байкала или Алтайских гор вполне могли бы увидеть достойного конкурента этим, несомненно, очень привлекательным туристическим объектам в лице наших Северных гор.
 
Могут ли меры, принятые в отношении развития туризма и транспортной инфраструктуры, подхлестнуть развитие депрессивных районов региона?
Уверен, что это один из наиболее реальных выходов из сложившейся ситуации. Необходимо понять, что его альтернативой остается лишь использование лесных богатств и добыча полезных ископаемых. Крупных промышленных предприятий в этих районах уже никто строить не будет, что только является достоинством северных территорий. Я всем говорю о том, что вода из лужи где-нибудь в тайге чище даже бутилированной очищенной воды. К тому же таежная вода биологически очень активна.
 
Какие из природных или исторических объектов Прикамья можно сделать туристическими?
Кроме всемирно признанных объектов формата Кунгурской ледяной пещеры или Гляденовского костища, в Прикамье масса интересных мест. Хотелось бы немного рассказать о Северо-Екатерининском канале — незаслуженно забытом уникальном гидротехническом сооружении на территории Чердынского района и Республики Коми, которому нынче исполняется 185 лет. Именно для его изучения Пермский географический клуб организовал уже три экспедиции и оформил документы в отдел охраны памятников края по поводу включения канала в реестр охраняемых объектов, то есть присвоения объекту статуса исторического памятника. Считаю, что Северо-Екатерининский канал очень интересен как туристический объект, и организовать на него туры возможно уже сейчас. Правда, пока это будет довольно экстремальный туризм, хотя в наших экспедициях принимали участие студенты Пермского института филиала Российского торгово-экономического университета, не имеющие таежного опыта, которые с честью справились. Значит, не все так уж и трудно.
Есть в Чердынском районе интереснейшие озера Кумикуш (площадь его зеркала 9 на 5 километров) и Щучье, Лосиный ручей с целебными грязями и ряд других объектов, которые еще предстоит изучить. Именно они могут стать серьезными объектами турбизнеса. Немало можно сказать и о Красновишерском районе, уже довольно давно ставшем весьма популярным местом посещения туристов. Единственное, о чем нужно постоянно помнить, — экологическая «хрупкость» этих уникальных мест, которые следует сберечь для будущих поколений. Но природа сама постаралась, так как на некоторые из этих уникальных объектов можно попасть только с проводником, ввиду их труднодоступности.
Поделиться:
Все новости компаний