Газета
 25 июня 2007, 13:20   770

Реверс

Реверс
Жили-были… Года два назад. Вместе. И разбежались по каким-то там причинам. Спустя шестьсот с лишним дней звонит, мол, привет, как дела и прошу доложить обстановку. Ну втираешь там ему «о сенокосе, о вине, о псарне, о своей родне».
Жили-были… Года два назад. Вместе. И разбежались по каким-то там причинам. Спустя шестьсот с лишним дней звонит, мол, привет, как дела и прошу доложить обстановку. Ну втираешь там ему «о сенокосе, о вине, о псарне, о своей родне».

И он вдруг перебивает вопросом: «А что у тебя осталось от меня?» Система дает сбой. В настоящем нужно срочно дернуть ручник, включить заднюю передачу, войти в транс и «вспомнить все».
Дальше он начинает раздраконивать вопросами типа: «А помнишь как-то?», «А помнишь как тогда, в такой позе и там-то?» Послушаешь все это и… «настроение твое улучшится». Что-то помнит один, что-то другой. По кускам складывается мозаика прошлого. Мертвенькая, правда, бездушная, потому как чувственного наполнения в ней уже давно нет. Тем не менее прикольная такая picture: один секс и релакс, никаких лишних эмоций. Обсуждение пижамы, одежды из прошлого — воспоминания затягивают телефонные переговоры до двух часов ночи. Он купает свою самооценку в комплиментах. Не будешь же омрачать телефонно-постельную сцену вопросами о негативной стороне расставания?!
Рассказывая ему о нем же, ловишь себя на мысли, что можешь позволить себе сравнения. И есть с кем сравнить. Они появились в течение двух лет или шестисот с лишним дней. Уже не страшно от мыслей, что останешься одна и никто не полюбит. Полюбят, уже несколько раз полюбили. А вот его вопросы о физически личном наводят на мысли… Был ли он хорош? Возможно, даже очень. Но что толку говорить ему об этом сейчас?! Он был хорош там и тогда. Подходил «той» девушке из прошлого. Наивно полагать, что, встретившись с ним сейчас, она оценит все те же порывы и страсти. Да и эрогенные зоны имеют свойство с годами мигрировать. Как выяснилось!
Чем вы занимались в последние два года? Об общественном читайте в резюме, там все указано: как плавно развивалась карьера, как все спокойно менялось. О личном не спрашивайте и не пытайтесь прочесть между строк в резюме, там все скачкообразно: от холодного душа до горячей постели, и с каждым по-новому. Да знают они, все знают общий знаменатель, что нравилось этой конкретной девушке. Но каждый видел ее другой:
— Черная?
— Да нет, белая.
— Та, которой нравилась ласка до изнеможения, и у нее было слово-паразит «еще!»?
— Не-ет, ты что. Она тащилась только от грубости. Ласки ей о ком-то напоминали, ласки их не любила.
Ага-ага, это все одна и та же блондинка-брюнетка-рыжая. Когда-то обожавшая нежность и променявшая ее на силу. И садо, и мазо, и стерва, и неженка — все она. Многоликая, собранная по воспоминаниям и фотографиям за два года. Если бы не ночной звонок, она и не включила бы реверс, и не познала бы себя… в сравнении с самой собой.
Поделиться:
Все новости компаний