Газета
 30 апреля 2007, 00:00   1169

Возбуждать на венчур

Рынок прямых и венчурных инвестиций в России переживает сегодня существенный рост. Учитывая складывающуюся в стране экономическую конъюнктуру, специалисты прогнозируют инвестиционный бум. Этот тренд не обошел стороной и Пермский край.
Рынок прямых и венчурных инвестиций в России переживает сегодня существенный рост. Учитывая складывающуюся в стране экономическую конъюнктуру, специалисты прогнозируют инвестиционный бум. Этот тренд не обошел стороной и Пермский край.

Альбина Никконен, исполнительный директор Российской ассоциации прямого и венчурного инвестирования (РАВИ), — о том, как начинался рынок прямых и венчурных инвестиций, чем он живет сейчас и что ждет его в будущем.
Для начала хотелось бы внести ясность в понимание того, что такое венчурные и прямые инвестиции. Разница между прямым и венчурным инвестированием несущественна в Европе и тем более не имеет значения в России. Зато такое разделение является строгим в США — на родине венчурного предпринимательства. Венчурный капитал — это деньги, которые инвестируются в высокотехнологические компании и компании, находящиеся на ранних стадиях развития. Все остальное — это прямое инвестирование.
 
Какова, на Ваш взгляд, роль федеральной и муниципальной властей в развитии инновативных разработок и венчурных фондов в настоящее время?
— Венчурные фонды могут дать деньги тогда, когда иные источники, кроме бюджета государства, недоступны для компании. При этом не стоит забывать, что государственные бюджетные средства могут выделяться только в рамках федеральных целевых программ. Условия участия в федеральных программах требуют, как правило, огромного количества усилий. Хотя это самые «труднополучаемые» деньги, они самые «легкие» с точки зрения финансовой отчетности. Современный предприниматель хочет честно работать с финансовым партнером по самым современным финансовым законам. Современный предприниматель хочет выйти на рынок, где его разработки будут востребованы. Сделать это без долевого участия государства и его поддержки часто сложно, а то и невозможно. Поэтому на сегодня самая лучшая форма партнерства частногосударственная. Предприниматель, работая в плотном контакте с наукой, получает деньги на разработку своей идеи, а далее он пользуется частными инвестициями, оставаясь независимым от государства. Такую свободу он получает благодаря наличию венчурного капитала, то есть частных денег, инвестированных под государственные гарантии. Важно, чтобы предприниматель понимал, каким образом ему надо представить свою разработку или готовый бизнес частному инвестору, чтобы заинтересовать его.
 
Как складывался инвестиционный рынок в России? Через что пришлось пройти инвесторам в 90-е годы, и какие проблемы были актуальны в тот период?
— Венчурные фонды появились в России в начале 90-х годов. До 1998 года количество фондов стабильно увеличивалось. Но в результате августовского дефолта многие управляющие этими фондами компании потерпели крах. Некоторые из фирм, не сумев вписаться в посткризисные условия, ушли с российского инвестиционного рынка, уведя с собой от 800 миллионов до миллиарда долларов. Но оптимисты остались, деньги были вложены в бизнес, и надо было выкручиваться.
После 2000 года рост возобновился. На 2005 год (статистика 2006 года будет готова только в июле) в России существовало около 80-и инвестиционных институтов. Общая капитализация фондов составляла около 5-ти миллиардов долларов на конец 2005 года. Если говорить о сегодняшнем дне, надо прибавить 500–600 миллионов долларов. А если говорить о ближайшей перспективе на 2006–2007 годы, то на российский рынок обрушатся 1,5 миллиарда долларов, которые уже запланировано инвестировать по проектам государства и частных инвесторов. Вопрос лишь в том, куда пойдут деньги, предназначенные для нашей юной венчурной индустрии?
 
Каковы источники инвестфондов, работающих сегодня в России?
— На 2005 год только 22 % капитала имеют российское происхождение, однако это позитивная тенденция, поскольку в 2004 году было всего 11 % отечественного капитала в венчурных фондах. Если говорить о 2006 годе, то мы прогнозируем, что по итогам анкетирования, проводимого РАВИ, объем российских инвесторов в капитале инвестиционных фондов составит до 40 %. Источники, при помощи которых формируется капитал фондов, преимущественно государственного происхождения. Российские банки, в отличие от Европы, практически не участвуют в венчурном инвестировании. Они так «залицензированны», что просто шарахаются от этой формы инвестиций. Но я считаю, что жизнь возьмет свое, они смирятся и будут создавать венчурные фонды. Во многих банках сейчас созданы инвестиционные комитеты, некоторые банки обращаются в РАВИ за консультацией, и мы стараемся их поддерживать, возбуждать интерес к этому виду инвестирования. Частных лиц, участвующих в формировании капитала фондов, всего 7 %. Надо отдать им должное, это люди, которые инвестируют на свой страх и риск свои личные деньги. Среди зарубежных источников формирования венчуров 29 % — частные лица. Международные финансовые организации и банки, инвестирующие в венчуры, составляют 15 % от общего числа зарубежных инвесторов.
 
Существуют ли сегодня конкретные примеры частногосударственного партнерства в России?
 — В 2006 году создана Российская венчурная компания (РВК) с уставным капиталом 15 миллиардов рублей и 520 миллионов долларов. Она сформирована на основе государственных средств. Российская венчурная компания должна в ближайшие год-два создать более десяти венчурных фондов. По словам Германа Грефа, они должны инвестировать исключительно в инновационные научные разработки.
 
Какова на сегодняшний день структура инвестиционного рынка в России?
— Крупные фонды (с капитализацией от 150 до 800 миллионов долларов) составляют 50 % рынка с общим объемом капитала 2,5 миллиарда долларов. Таких фондов 11, и они управляются 7-ю управляющими компаниями. Средние фонды (капитализация 50–150 миллионов долларов) — 40 % рынка, их общая капитализация 2 миллиарда долларов. Средних фондов — 27 под руководством 20-ти управляющих компаний. Самые интересные и самые нами любимые — это малые фонды, совокупный капитал которых всего 500 тысяч долларов. 41 фонд находится под управлением 33-х управляющих компаний. Эти фонды инвестируют от 500 тысяч до 3-х миллионов долларов. Именно эти фонды выполняют венчурную функцию, инвестируя в высокорисковые проекты. Такое количество фондов, несмотря на малую капитализацию, говорит о позитивных тенденциях привлечения средств в российский инновационный сектор, особенно в хай-тек. В Пермском крае лишь в прошлом году был создан венчурный фонд, однако инвестиционные перспективы Пермского региона очевидны.
 
Какие отрасли сегодня наиболее востребованы инвесторами?
— Как и во всем мире, инвесторы, работающие в России, отдают предпочтение потребительскому рынку и телекоммуникациям. Это традиция бизнеса. Надо принять это как данность. К инвесторам также надо относиться с пониманием. Что касается потенциальных потребителей таких инвестиций, то я могла бы посоветовать им только одно. Надо встать на позицию инвестора и попытаться его глазами увидеть свой предполагаемый бизнес. Тогда вы найдете в инвесторе партнера. Также венчурные инвесторы никогда сами не занимаются управлением. В этом секторе чрезвычайно важно подобрать грамотных управленцев — управляющие компании. Поэтому нужно создать грамотные заявки для получения инвестиции. Потенциальным инвесторам необходимо знать три вещи: доходность, маркетинг и персонал, который будет работать над данным проектом.
 
Какие стадии проходят инвестиционные компании, пришедшие на рынок венчуров?
— Ребенок рождается, растет, так происходит и с компанией. Принято выделять несколько стадий развития компании: sit-стадия, очень ранняя стадия, просто ранняя стадия, стадии расширения и реструктуризации. Как правило, инвесторы предпочитают вкладывать деньги на стадии расширения, когда компании от 3-х до 5-ти лет, она уже знает свои возможности, узнаваема на рынке и руководство может легко и непринужденно доказать инвестору, что если инвестировать в компанию миллион, то можно через год получить пять. Однако сегодня инвесторы начинают рисковать деньгами и входить в фонды на ранней стадии их развития. Это обусловлено общим инвестиционным климатом в стране, а именно переизбытком инвестиционных активов.
 
На какие моменты, на Ваш взгляд, необходимо обратить внимание потенциальным и уже работающим на рынке инвесторам?
— Важнейший момент для всех инвесторов — это договоренность об условиях выхода из фонда. Существует не очень большое количество способов выхода. В нашей стране популярны три вида. Например, выкуп доли инвестора менеджментом компании по цене инвестора. Здесь часто проявляется ментальность наших менеджеров: «Как же, я продал инвестору долю в компании за рубль, а он хочет взять с меня 100 долларов». Но таковы законы рынка. Кроме этого, в нашей стране в качестве выхода инвестора из фонда активно используются IPO компании на фондовом рынке и выкуп доли инвестора институциональным инвестором. 2006 год оказался рекордным по сравнению с предыдущим периодом — очень много выходов. Это говорит о том, что российский инвестиционный рынок хотя и рискован, но рискован не более чем во всем остальном мире. Нельзя говорить о том, что Россия — высокорисковая страна. Это уже далеко не так.
 
Насколько эффективно, по Вашему мнению, создание технопарков и бизнес-инкубаторов, о чем заявляют краевые власти, для поддержки высокорисковых сфер бизнеса?
— Я считаю, что это необходимо. Нужна площадка, которая могла быть как огород, как теплица, где компании могли бы развиваться. Это обязательное условие для полноценного развития высокорискового бизнеса.
 
Как Вы оцениваете перспективы развития сектора венчурных инвестиций в Пермском крае?
— Я позитивно оцениваю перспективы развития венчурных инвестиций в Пермском крае. У вас есть вся инфраструктура, необходимая для этого. Это и научный потенциал, и промышленная база, необходимая для внедрения инновационных разработок в производство.
Поделиться:
Все новости компаний