Газета
 16 апреля 2007, 00:00   1006

Ставки сделаны

Ставки сделаны
Новый председатель краевого совета профсоюзов Виктор Ефремов рассказал «bc» о запланированных реформах в организации, о работе с имуществом и планах деятельности. Ефремов говорит, что знает, на кого надо делать ставку и как сделать работу профсоюзов системной.
Новый председатель краевого совета профсоюзов Виктор Ефремов рассказал «bc» о запланированных реформах в организации, о работе с имуществом и планах деятельности. Ефремов говорит, что знает, на кого надо делать ставку и как сделать работу профсоюзов системной.

Виктор Иванович,  расскажите о выборах председателя крайсовпрофа. Почему они были безальтернативными – не было других претендентов?
— Все происходило  согласно  уставу крайсовпрофа, и  его требования  выполнены вплоть до последней запятой.  Согласно нашему основному документу в случае,  если председатель краевого совета уходит по собственному желанию, то на пленуме избирается новый председатель по представлению президиума. Такое заседание президиума было, и на нем обсуждалась моя кандидатура. На президиум мог быть вынесен и другой кандидат, так что говорить об отсутствии демократии не приходится. Но в ходе  дискуссии сошлись на том, что это будет  кандидатура Виктора Ефремова. Мы поступили строго по уставу, и никто нас в этом упрекнуть не может.
 
 Каково Ваше дальнейшее видение развития краевого профсоюза? Какой будет стратегия управления профсоюзами?
— Сегодня профсоюзы тяготеют к патерналистским принципам. По сути, в управлении предприятием  профсоюзы ведущей роли не играют. Профсоюзная организация не всегда является равноправным партнером администрации в системе управления социально-экономическими процессами на предприятии. Профсоюзы не всегда последовательно  участвуют в решении даже такого важного вопроса, как повышение заработной платы. Это в корне неверно.
Сегодня необходимо так повернуть отношения, чтобы профсоюзы и работодатели стали партнерами. И пути становления таких отношений просматриваются. Механизм подобных отношений достаточно простой. Каждое предприятие выпускает товары или реализовывает услуги на внешнем рынке. Продажа этих товаров и услуг определяет доходность предприятия. Снизу доходность ограничивается затратами на выпуск товаров или оказание услуг.
 Здесь профсоюз должен стать партнером и сказать свое веское слово. Профсоюз должен выйти на такой уровень договоренностей с работодателем, который позволит собственнику снизить затратную часть, получив своего рода «сверхприбыль». Профсоюз может с работодателем заключить договор, согласно которому он обязуется снизить затраты работодателя через снижение травматизма, введение соревновательной формы организации производства, повышение производственной и трудовой дисциплины, активизацию рационализаторства и изобретательства. Если подобные меры дадут положительный результат, эту самую сверхприбыль, – время садиться за стол переговоров и заявлять работодателю: «Мы создали сверхприбыль – повышай нам зарплату!». Они становятся партнерами.
 
Существуют ли сейчас примеры подобных отношений в крае?
— Подобные примеры в крае есть. Прежде всего,  в газовой  и строительной отраслях, в химической промышленности. Но пока это воплощается не системно. Чтобы поставить  подобную  практику на системный уровень, нужны знания и соответствующая систематическая работа. Сейчас мы уже проговорили с АНО «Прикамский центр стратегического планирования» возможность развития в крайсовпрофе данного направления деятельности – по включению профсоюзов в управление социально-экономическими процессами на производстве.
 
Что необходимо для реализации подобной модели?
— Для реализации подобной модели необходимо активизировать работу низовых звеньев профессиональных союзов. Сегодня их деятельность выглядит так: члены  организации говорят главе профкома: «Мы тебя выбрали — иди и договаривайся. Если не сумеешь решить вопрос — мы тебя переизберем».
Сейчас необходимо, как бы это ни лозунгово звучало, вернуть профсоюзы членам профсоюза. Необходимо, чтобы  профсоюз перестал быть аппаратной организацией. У нас действуют и существуют краевой комитет, отраслевые профсоюзы, комитеты крупных предприятий. Мы проводим семинары и совещания, обучаем друг друга методам работы, региональный учебный центр работает, слайды показываем  — все это красиво, и все заняты. А на предприятиях члены профсоюза элементарных вещей не знают о профсоюзной организации и профсоюзном движении. Эту тенденцию надо ломать.  Пожалуй, именно так звучит основная задача ближайшего времени.
 
Какие этапы этой работы уже запланированы?
— На 26 апреля крайсовпроф запланировал совещание с представителями краевых членских организаций, где мы эту идею обсудим и  примем решение по конкретным шагам в этом направлении. Планируем организовать центр, который будет работать с рядовыми членами профсоюзов. Думаю, что эти планы обретут реальные очертания уже в начале лета.
 
Что толкает Вас к реформированию уже отлаженного механизма работы крайсовпрофа?
— Считаю, что это требование времени. Мы должны достойно реагировать на его вызовы. А к нам должны адекватно относиться власть и бизнес. Сегодня отношение к профсоюзам, как к слону, – большому и безобидному. Не считают серьезной деятельность профсоюзов, а надо сделать, чтобы действия профсоюзов всеми воспринимались  серьезно.
 
Какой будет политика относительно имущества профсоюзов? 
— Считаю, что тема имущества профсоюзов достаточно политизирована и ей уделяется незаслуженно много внимания. К примеру, нашумевшая история с продажей курорта «Усть-Качка». Крайсов-проф перевел свое имущество в деньги. Доходы, которые получали профсоюзы, будучи участником АО «Усть-Качка», составляли 7 миллионов рублей в год. Свой пакет акций мы продали за 240 миллионов. Если эти деньги положить на депозит в банке под 9–10 % годовых – мы получим 24 миллиона рублей, за вычетом налогов выйдет 18–19 миллионов рублей в год. Да, создались условия, которые вынудили нас продать свой пакет акций. Эти условия были созданы недобросовестными действиями ряда акционеров, и прежде всего — главного врача санатория Владимира Сидорова, продавшего свой пакет акций. И это привело к таким результатам. Мы встали перед дилеммой – или судиться, с неопределенной перспективой и затяжкой по времени, или получить деньги и расходовать их на нужды профсоюза.
 
Насколько я понял, деньги, вырученные с продажи пакета акций «Усть-Качки», сейчас в банке, на депозите?
— Да, деньги сейчас в банке, и они уже работают.
 
А какие меры предпринимаются для сохранения оставшегося у краевых профсоюзов имущества?
— На пленуме 28 марта принято решение об ужесточении условий сделок по имуществу. Было решено внести изменения в уставы и принять внутренние нормативные документы, ограничивающие полномочия директоров, связанные со сделками отчуждения и приобретения имущества данных обществ. В соответствии с решением этого пленума крайсовпроф должен в мае создать координационный орган, который следил бы за тем, как работает профсоюзное имущество, как оно используется, и принимать решения по объектам. Может быть, если потребуется, – на отчуждение или продажу. К примеру, сейчас идет развитие санатория «Красный Яр», в него вкладываются средства. Мы надеемся на то, что он будет высокорентабельным, привлекательным предприятием. Если этого не произойдет, тогда мы коллегиально соберемся и примем решение – то ли дальше вкладывать средства, то ли продавать этот актив.
Но продавать сегодня краевой совет профсоюзов ничего не намерен. То, что у него есть,  крайсовпроф постарается сохранить. Все оставшиеся активы рентабельны и находятся в стадии развития. Необходимо ужесточить контроль за использованием этих объектов. И мы это сделаем.
 
Расскажите о ситуации вокруг санатория «Ключи».
— Краевые профсоюзы получили предложение от руководства Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) передать ему в доверительное управление пакет акций, принадлежащий сегодня крайсовпрофу (а он составляет 70 %). При этом они абсолютно не  представили никаких документов о том, на каких условиях предлагают передавать имущество в управление. Поэтому президиум принял решение отклонить предложение ФНПР. Но, насколько я знаю, федеральное руководство  готовит материалы, где будут разъяснены условия. Моя точка зрения – управлять лучше отсюда, из Перми. Любая передача в доверительное управление означает признание своей неспособности управлять имуществом. А я считаю, что это не так, что у нас есть все возможности, чтобы эффективно  работать с активами.
 
Будете ли Вы продолжателем политики, проводившейся Борисом  Пожарским в отношениях с руководством ФНПР? Не секрет, что он  был достаточно независим в своих действиях от решений московского руководства и неоднократно это озвучивал.
— Борис Иванович действительно всегда смело и решительно высказывал свою точку зрения на развитие профсоюзного движения. Пермские профсоюзы – одни из немногих в стране, которые распространили в регионе социальное партнерство через координационные советы профсоюзов, трехсторонние комиссии, в которые вошли представители работодателей, исполнительных властей и профсоюзов.
Предложения ФНПР по развитию профсоюзного движения  крайсовпроф воспринимает, как членская организация, но сообразуясь с местными особенностями. Мы намерены продолжать свою политику, если будем твердо уверены в том, что она более соответствует моменту, чем предлагаемая федеральным центром. Считаю, что на месте виднее. Некоторые нюансы московское руководство при всем желании учесть не может.
В целом у нас и ФНПР курс один – требования справедливости, занятости и законности. Однако могут разниться методы и тактика работы.
 
Аналитики говорят о «старении» профсоюзов. Как намерены бороться с этим в пермских профсоюзах?
— Проблема сокращения численности членов профсоюза действительно крайне болезненна для нас. Сегодня основная масса наших членов  — люди старшего поколения. Молодежь смотрит на все достаточно прагматично. Это здравый подход – есть польза от вступления в профсоюз, или ее нет? Если нет – то зачем мне вступать? 
 Молодому поколению надо преподнести мотивацию, зачем вступать в профсоюз. И позитивные примеры есть – в частных фирмах, с преимущественно молодыми коллективами, создаются профсоюзные организации, и их лидеры приходят к нам за помощью и поддержкой (прежде всего юридической).
Есть отрасли, в которых достаточно неплохо обстоят дела  с развитием профсоюзного движения: нефтегазовая, химическая, связь. Но в целом ситуация достаточно сложная  — мы теряем около 50–60 тысяч членов в год. Сейчас упор в деятельности профсоюзов нужно делать на поиске резерва членской базы – а это прежде всего молодежь. Вот с нею мы и будем работать.
 
Справка «bc»
Виктор Иванович Ефремов родился в 1953 году. Окончил Пермский политехнический институт. Кандидат технических наук. До перевода на профсоюзную работу трудился в институте «Тяжпромэлектропроект», в производственном объединении  «Западуралнеруд» (с 1986 года по 1997 год – председателем объединенного профкома), в научно-исследовательском институте «МНИИЭКО ТЭК», работал в крайкоме профсоюза строителей. С апреля 2005 года — заместитель председателя крайсовпрофа. Избран главой крайсовпрофа на VI пленуме Пермского краевого совета профсоюзов 28 марта 2007 года.
Поделиться: