Газета
 26 марта 2007, 00:00   850

Старт с нулевой отметки

Старт с нулевой отметки
Министр торговли Елена Гилязова — о разных подходах к продвижению прикамских товаров, контактах с IKEA и METRO и реальных планах федеральных торговых сетей по освоению пермского рынка.
Автор: Кирилл Перов
Министр торговли Елена Гилязова — о разных подходах к продвижению прикамских товаров, контактах с IKEA и METRO и реальных планах федеральных торговых сетей по освоению пермского рынка.

Елена Ефимовна, губернатор Олег Чиркунов в интервью Business Class в конце 2006 года охарактеризовал ситуацию с продвижением пермских товаров на внутреннем и внешнем рынках как «очень плохую». Вы согласны с такой оценкой?
— Совершенно согласна, дело именно так и обстоит, все очень плохо. Ведь это видно невооруженным глазом, достаточно посмотреть, как комфортно чувствует себя на полках пермских магазинов продукция, произведенная, скажем, в Удмуртии или Свердловской области. Зато ситуация в этих территориях кардинально отличается от той, что есть в Пермском крае, там наши товары днем с огнем не сыскать. Задача по продвижению прикамской продукции своевременная, правда, будем говорить честно, ее нужно было ставить не сейчас, а намного раньше. Но поскольку до определенного времени блок потребительского рынка не находился в центре внимания региональной власти, то продвижение — новая задача. Поэтому сейчас идет поиск путей ее решения.
 
На теоретическом уровне уже есть понимание, как эффективнее продвигать товары, произведенные в Прикамье?
— Сначала необходимо понять, какую продукцию мы можем продать, что будет конкурентоспособным на рынках других регионов. Нельзя пытаться пристроить продукцию, которая, что называется, залежалась, она должна отвечать высоким стандартам качества. Первая часть задачи — найти точки роста и сформулировать программу продвижения этой продукции. Вторая часть — определиться, куда продавать, в каких территориях продукция будет востребована.
Приведу один пример. Случайно встречаю в Москве старого знакомого, бизнесмена, который сейчас занимается поставками яйца в столичные торговые сети. Он, не зная, какую должность я занимаю, обращается с просьбой помочь закупать яйцо в Перми, напрямую с птицефабриками бизнесмен договориться не может. Поскольку прекрасно известно, что в Прикамье яйцо производится в избытке, ничего, кроме удивления, эта просьба не вызывает. Разобравшись, мы выяснили, что на обращение этого бизнесмена на одной из пермских птицефабрик ответили: «Мы всю продукцию продаем на местном рынке, излишков нет». Получается, производители не заинтересованы выходить в другие регионы, их устраивает сложившаяся ситуация.
Или другой пример. Сегодня очень активны представители компании IKEA. Они готовы к сотрудничеству с местными производителями пиломатериалов, текстиля, керамики, стекла…  Думаю, все представляют, какие объемы может «переварить» такая крупная фирма. Кстати, в свое время IKEA уже сотрудничала с двумя пермскими предприятиями. Сегодня работает только с одним, в другом, на Закамской мебельной фабрике, сменился владелец, посчитавший, что выгоднее закрыть фабрику и на ее месте построить торговый центр. Соответственно сотрудничеству был положен конец. А между тем IKEA уже инвестировала средства в развитие этой компании. В марте мы разослали предложения по поставке продукции IKEA более 100 предприятиям Пермского края. Из полученных вариантов было отобрано 5 потенциальных поставщиков, с руководством которых начались переговоры, на одном из этих предприятий, в ЗАО «Эко-строй», представители IKEA уже побывали.
 
Здесь IKEA также готова к инвестициям в производство?
— Да, при выходе на определенный уровень взаимодействия они к этому готовы. Надо понимать, что закупочные цены, которые предлагает IKEA, невысоки, здесь можно зарабатывать скорее на обороте. Плюс компания предъявляет достаточно высокие требования к своим партнерам в части организации труда и отношения к персоналу. Например, IKEA не размещает заказы на предприятиях, где бытовые условия не соответствуют европейским стандартам. Но игра стоит свеч, ведь представители IKEA ставят задачу, чтобы до 40 % товаров, продаваемых IKEA в России, заполняла продукция, здесь же и произведенная. А в перспективе они хотят, чтобы россияне заместили и долю польских производителей. Поэтому объемы заказов могут быть очень значительными. Кроме продукции деревообработки, в ближайшее время мы предложим IKEA варианты поставок текстиля, а также камня и светотехники. Сейчас мы изучаем наиболее интересные проекты, которые есть в регионе в этих сферах.
 
Речь идет о продаже сырья?
— Мы заинтересованы поставлять продукцию как можно более глубокой переработки, и IKEA проявляет интерес к закупкам готовых вещей. Здесь все в руках предпринимателей. Пока, к сожалению, приходится констатировать, что они большой активности не проявляют. Большинство хочет всего, что называется, сейчас и сразу. Мало кто понимает, что сотрудничество с такими крупными компаниями, как IKEA, — это не только гарантированный сбыт и крупные партии поставляемого товара, но еще и обучение персонала предприятий современным подходам к бизнесу и производству.
 
Кроме взаимодействия с крупными сетями, какие еще формы продвижения Вы считаете возможными?
— Еще одну модель, которую мы держим в голове, я бы пока обозначила как гипотезу, о ней мы только размышляем. В принципе, эта схема отработана крупными компаниями при дистрибуции любого товара, когда существует производитель, который по отработанным маркетинговым схемам поставляет продукцию через региональных представителей. По такому пути может пойти и Пермский край, подобный опыт есть у нескольких российских регионов. Например, у Татарстана более 40 торговых представительств в субъектах Федерации и странах мира. Такое представительство в Стамбуле за год продает товаров на 1 миллиард долларов. Сумма говорит сама за себя. Повторюсь, пока это скорее размышление на тему. Сегодня у Министерства торговли есть мысли, видение различных подходов к продвижению прикамских товаров. Эту работу мы только начинаем выстраивать, пока не решены даже очень многие организационные вопросы. Постепенно мы поймем, что и куда продвигаем, под каждый товар или группу товаров подберем оптимальную схему и перейдем уже непосредственно к этапу продвижения. Принципиальный момент состоит в том, чтобы у нас с предпринимателями была общая политика, общая стратегия проникновения в другие регионы. Только в таком случае эта работа окажется успешной.
 
Насколько я понимаю, пока предприниматели в очереди с просьбой помочь им проникнуть в другие регионы не стоят?
— Да, пока это так. Причины подобной пассивности могут быть разными: от неверия во власть до инертности предпринимательского сообщества. По поводу последнего для меня до сих пор загадка, почему пермский потребительский рынок при всей его общей развитости не создал ни одного российского бренда. Например, в Челябинске есть  «Макфа», в Екатеринбурге «Черный жемчуг» и «Сладко» и так далее. Уверена, что конфеты кондитерской фабрики «Пермская» вкуснее, чем у «Сладко», но ведь известен именно екатеринбургский бренд. Правильная маркетинговая политика привела к тому, что продукцию этих марок можно купить в любом крупном магазине страны. Только усилиями Министерства торговли создать пермские бренды невозможно. Но мы готовы помогать тем предпринимателям, которые предложат реальную программу продвижения своего товара. Таким бизнесменам будет оказана помощь административным ресурсом на уровне межрегиональных связей.
 
Кроме административного ресурса, есть другие механизмы?
— Нет, здесь все зависит от ситуации, варианты могут быть самыми разными. Для иллюстрации, уже 9 лет в Прикамье проводится  региональный конкурс федеральной программы «100 лучших товаров  России». Сегодня его идеология нас не очень устраивает, и конкурс ждут перемены. Есть намерение договориться с соседними регионами, торговыми сетями, там работающими, чтобы победитель нашего конкурса в качестве приза получал бы  гарантированное размещение своего товара в этой иногородней сети. Думаю, за такой приз захотят побороться многие пермские товаропроизводители.
 
В министерстве рассматриваются варианты защиты нашего рынка от продукции из других регионов?
— Ни в коем случае. Такой протекционизм — медвежья услуга рынку. Мы не имеем права закрывать рынок от качественных товаров. Любой может оценить ситуацию в тех регионах, где по отношению к продукции из других областей действует принцип «не пущать»: там уровень торговли и потребительского рынка заметно отстает. Думаю, разумный протекционизм возможен только на государственном уровне, а не на уровне субъекта. Но даже государство должно действовать очень аккуратно.
 
Когда в Пермь пришла сеть METRO, сообщалось о достигнутых договоренностях, что определенная доля продаваемой в сети продукции будет от пермских производителей. Отслеживается ли соблюдение этих соглашений?
— Сегодня такого мониторинга нет, и мы будем пытаться эту ситуацию изменить. Я планирую обсуждать наличие товаров из Прикамья на полках магазина Metro с ее руководителями. Правда, надо иметь в виду, что у торговых сетей есть очень серьезный перечень условий для поставщиков, желающих сотрудничать. К METRO это относится в полной мере. Поэтому отнюдь не все поставщики рвутся к подобному сотрудничеству. Но будем искать варианты, поскольку меня, как министра торговли, не устраивает, когда на полках магазина, расположенного в Перми, я вижу товары, произведенные в Самарской области, но не вижу продукции из Пермского края.
 
Приход Metro серьезно изменил рынок ритейла в Перми?
— Нет, так сказать нельзя. Просто местный рынок может «выдержать» еще не одну сеть. Доля мини-рынков падает, а организованных магазинов и сетей, напротив, растет, и эта тенденция вполне очевидна.
 
Есть ли конкретные сведения о планах торговых сетей прийти в Пермь? Информации о планах много, но такое впечатление, что все это лишь намерения.
— Да, так оно и есть. Конкретных планов нет ни у одной российской торговой сети, пока они лишь заявляют об интересе к Перми. Думаю, самый ближайший приход крупного ритейлера будет связан со сделкой по продаже «Семьи». Что касается непродовольственных сетей, то, по моей информации, сеть «Спортмастер» намерена построить в Перми отдельно стоящий гипермаркет. Это самый большой проект из тех, что есть в реальных планах крупных российских игроков.
 
В начале интервью Вы сказали, что сейчас идет поиск путей решения проблемы продвижения. Есть ли конкретные сроки, которые отводятся на эту работу?
—  Отвечу не как министр, а как женщина — больше девяти месяцев ждать результата точно не придется (смеется).
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний