Газета
 26 марта 2007, 00:00   960

Непоказательные выборы

Непоказательные выборы
Региональные выборы 11 марта, на которые аналитики возлагали столько надежд в свете прогнозирования думских выборов, оказались плохой основой для прогнозов. Вопросов снова больше, чем ответов.
Региональные выборы 11 марта, на которые аналитики возлагали столько надежд в свете прогнозирования думских выборов, оказались плохой основой для прогнозов. Вопросов снова больше, чем ответов.

Выборы в законодательные органы 14 регионов, которые состоялись 11 марта 2007 года, аналитики называли репетицией к декабрьским выборам в Государственную думу. Именно их результаты должны очень серьезно повлиять на формирование выборных стратегий партий — участников парламентских бегов-2007. Изучение результатов занимает умы аналитиков партийных штабов и независимых политологов. Выводы не очень утешительные — анализировать практически нечего.
 
Поэтапно. Важным представляется тот факт, что лишь 4 партии приняли участие в выборах во всех 14 регионах: «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия». Активно участвовали в кампании «Патриоты России», которые успешно прошли процесс регистрации в 10 регионах, а также СПС — в 9-ти субъектах РФ. По информации ЦИК, в среднем в каждом из регионов избиратели голосовали за представителей 7 партий.
По мнению экспертов «bc», именно эти четыре политические силы («Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия»), приняв активнейшее участие в выборах на региональном уровне, проводят «обкатку» предвыборных технологий и программ. Особенно полезен этот опыт, учитывая разнообразие регионов: среди субъектов Федерации, проведших у себя 11 марта выборы, богатые и более бедные территории, юг и север страны, большой город и области в Сибири. Это разнообразие давало хорошую возможность для испытания технологических приемов, которые, возможно, будут применены на думских выборах по всей территории страны.
Наибольшего успеха «Единая Россия» добилась в Тюменской области, где она получила более 65 % голосов, в Омской области — более
56 %, в Московской — почти 50 % голосов избирателей.
Лишь в Ставропольском крае она пропустила вперед своего конкурента, «Справедливую Россию», и получила менее 24 % голосов. В других регионах процент голосов, поданных за партию, не ниже 30 %.
«Справедливая Россия»: неоднородные результаты, от 22,37 % в Санкт-Петербурге и 20 % в Ленинградской области до 4,82 % в Омской области. Наиболее серьезным достижением для «справедливороссов» стали 37,6 % в Ставропольском крае.
В целом в большинстве регионов «эсеры» разделили второе место с представителями КПРФ. Наибольших успехов коммунисты добились в Орловской (23,78 %), Омской (более 22 %), Московской (18,8 %), Самарской (18,3 %) областях.
ЛДПР: в Мурманской области за список партии проголосовали почти 12,7 % граждан, пришедших на избирательные участки, а в Республике Коми — 13, 6 %. В Дагестане по результатам обработки почти трети бюллетеней ЛДПР получила менее 1 %.
По словам политолога Олега Подвинцева, результат вышеназванных четырех партий являлся предсказуемым. «Не думаю, что что-то должно измениться в ближайшие месяцы в расстановке сил», — уверен политолог.
 Солидарна с коллегой и Елена Коваль: «Внятные результаты на выборах показали четыре партии: «Единая Россия», КПРФ, «Справедливая Россия» и ЛДПР. Остальные, хоть и преодолели в некоторых регионах установленный порог, едва ли могут похвастаться результатами. Вероятно, тенденция сохранится, и в декабре мы увидим нечто подобное».
СПС получил представительство в парламентах Самарской, Томской областей, Ставропольского края, Республики Коми.
 
Цифры названы. В Кремле уже провели определенные исследования и сделали выводы. «То, что четыре парламентские партии продемонстрировали успех на этих выборах, говорит о том, что политическое пространство в основном сформировано», — заявил главный кремлевский политтехнолог, заместитель главы администрации Президента Владислав Сурков на пресс-конференции 12 марта.
Как говорят специалисты, в новую Госдуму должны гарантированно пройти партии, уже представленные в нижней палате: «Единая Россия», «Справедливая Россия» (имеющая фракцию в думе, сформированную на основе «Родины»), КПРФ и ЛДПР. Именно они 11 марта не только поделили между собой почти все призовые места, но и показали результаты, позволяющие им рассчитывать в декабре на уверенное преодоление 7-процентного барьера.
Также важным фактором, четко проявившим себя практически во всех регионах,  явилась не достаточно полная  реализация кремлевской идеи создания двухпартийной системы. Во многих регионах (кроме Ставрополья) «Справедливая Россия»  конкурировала не с «единороссами», а с КПРФ. Таким образом, борьба шла в основном за второе место (а не за первое, как говорилось «мироновцами» в начале избирательной кампании). Мало того, в отдельных регионах коммунисты побили «актуальных левых», в очередной раз продемонстрировав стабильность собственного электората.
Кроме того, в одном из регионов, Омской области, «эсеры» даже не попали в местный законодательный орган.
«bc» удалось пообщаться с работниками штаба одного из одномандатников-«справедливороссов» из Ставропольского края, который объяснил причины неудачного для «Единой России» результата выборов в краевую Государственную думу личной непопулярностью у жителей губернатора Александра Черногорова. «Считаю, что основную роль в формировании общественного мнения сыграло поспешное вступление не очень популярного руководителя в «Единую Россию», — уверен источник «bc». — Да и мэр Ставрополя (Дмитрий Кузьмин, лидер регионального отделения «Справедливой России» — прим. «bc») — достаточно известный в крае человек, жесткий, но при этом  популист и имеет скандальную популярность. Это тоже сыграло свою роль».
Достаточно стабильно выступили КПРФ и ЛДПР. Эти партии практически не изменили своих показателей сравнительно с выборами в Госдуму в декабре 2003 года. По мнению экспертов «bc», это свидетельствует о стабильности и определенной консервативности электоральной базы данных политических сил, практически не применявших в избирательных кампаниях новых технологий. Мало того, в ряде регионов поддержка КПРФ выросла практически в два раза. Эксперты «bc» связывают это с ростом активности протестного электората после отмены коммунальных и прочих льгот.
«Налицо «полевение» электората, подтверждение тому — средний процент коммунистов, — считает Елена Коваль. — Однако не стоит считать, что «эсеры» перетянули на себя значительную часть левого электората, у КПРФ он уже достаточно стабилен, чтобы реагировать на ловушки Кремля. Хотя те, кто голосовал за «Справедливую Россию», потенциально интересны коммунистам».
Политолог Олег Подвинцев также говорит об успешном исходе мартовских выборов для КПРФ, подчеркивая, что «в отдельных регионах коммунисты сумели достаточно серьезно прибавить».
ЛДПР в ряде субъектов Федерации показала падение результатов по сравнению с думскими выборами 2003 года. По мнению экспертов «bc», причинами такого спада интереса явились недостаточно внятное позиционирование партии (из формата оппозиционной достаточно неуверенно она перешла в провластную) и слабая активность региональных лидеров партии, надеющихся на яркую харизму федерального лидера.
Вышеназванные четыре политические силы в абсолютном большинстве регионов достаточно уверенно преодолели установленный 7-процентный барьер и надеются это сделать в декабре на грядущих думских выборах.
Присоединиться к лидерам декабрьских парламентских бегов собирается и СПС. Результат выборов был для правых достаточно неплохим, особенно с оглядкой на выборы в Государственную думу 2003-го года. В то же время лидер СПС Никита Белых сказал «bc» о том, что «полученные нами проценты меня не удовлетворяют. Результаты, выраженные в цифрах, 7-9 процентов, недостаточны для политической партии, претендующей на прохождение в Государственную думу в этом году. Если у партии уровень поддержки 7-8 процентов, на грани проходного барьера, административный ресурс власти легко превратит их в 6,99. Поэтому выборы в Госдуму можно выигрывать только нокаутом. Мы будем чувствовать себя уверенно, когда число наших избирателей составит 15-17 процентов, как в Пермском крае».
Лидер СПС уверен в том, что пермские результаты партией не достигнуты в других регионах из-за ориентации риторики кампании на федеральные проблемы и недостатка внимания к местным проблемам. «Особенно сильно это оказало влияние на результат выборов в Санкт-Петербурге, единственном регионе, где мы вынуждены признать наше поражение», — уверен политик.
По поводу регионов, где показатель СПС вплотную приблизился к проходному барьеру (а это Ленинградская (6,99 %), Московская  (6,89 %) и Орловская (6,97 %) области), Никита Белых заявил, что «если у СПС отберут голоса избирателей, занизив наши результаты, мы будем отстаивать справедливость в суде».
По мнению Олега Подвинцева, СПС для успешного участия в думских выборах необходимо попытаться преодолеть существующий раскол между собственным электоратом и избирателями «Яблока». «Только с объединением демократического электората вокруг СПС у партии есть шанс на победу», — уверен политолог.
 
История учит тому, что ничему не учит. Однако ряд аналитиков считают, что эти выборы не дали ответов на большинство вопросов. Так, политолог Олег Подвинцев уверен, что мартовские выборы не дали ответа ни на один вопрос. По словам специалиста, большинство из политологов ожидали «разрешения на этих выборах наиболее острых вопросов: сможет ли «Единая Россия» стать господствующей политической силой? Сможет ли «Справедливая Россия» превратиться во вторую правящую партию? Сможет ли СПС пройти в парламент?
Однако по словам политолога, ни один из этих вопросов не получил однозначного ответа: «Единая Россия» не продемонстрировала стабильных результатов, «эсеры» лишь в одном из регионов смогли составить конкуренцию «единороссам», а положительный результат СПС по ряду регионов не может служить для этой силы 100-процентной гарантией прохождения в новую думу.
 «Выборы проявили те тенденции, которые отмечались и ранее, — уверен Олег Подвинцев. — Единственное, о чем можно практически со стопроцентной уверенностью говорить, о провале «Патриотов России» во всех регионах (кстати, в Санкт-Петербурге кампанию партии вела пермская команда, подняв ее показатель до
5,6 %). В каждом регионе своя специфика, что и сказалось на солидной разнице в результатах ведущих партий по субъектам Федерации».
С Олегом Подвинцевым солидарна Елена Коваль: «Обобщающие выводы здесь не совсем уместны, каждый регион уникален. Например, Орловская область, где у КПРФ 23,8 %, — родина Геннадия Зюганова, и у коммунистов здесь традиционно высокий рейтинг. В том же Ставрополье имел место конфликт властей, который разрешился таким вот неприятным для «Единой России» образом».
В чем практически все эксперты «bc» солидарны — выборы показали, что даже при пропорциональной избирательной системе, формально нивелирующей роль личностей, стоящих в партийных списках в пользу идейно-программной составляющей привлекательности, роль отдельного человека остается значительной. Характерным примером специалисты называют ситуацию в Ставропольском крае, где непопулярный губернатор практически сорвал выборы для своей политической силы, уступив в личном соперничестве мэру-популисту.
«Во многом партиям в регионах, где выборы уже прошли, будет проще в работе на декабрьских выборах, — уверен работник штаба ставропольского «эсера», пожелавший остаться неназванным. — Штабы в регионах уже существуют, понятно, какие кадровые решения необходимо принять, что исправить в работе низовых партийных организаций, на что обратить особое внимание. И Пермский край — один из таких регионов. Ведь выборы в Законодательное собрание края прошли всего лишь в декабре».
 
Справка «bc»
Выборы в региональные законодательные органы власти прошли в 14 регионах Российской Федерации: Республике Дагестан, Республике Коми, Ставропольском крае, Вологодской, Ленинградской, Московской, Мурманской, Омской, Орловской, Псковской, Самарской,  Томской и Тюменской областях, а также в Санкт-Петербурге. 11 марта 2007 года прошли выборы не только в представительные органы власти 14 субъектов РФ, но и в органы местного самоуправления. Всего выборы коснулись в общей сложности 70 субъектов РФ с общим количеством избирателей, внесенных в списки, более 31 млн. Это почти треть от общего числа избирателей в РФ.
 
Комментарии
 
Никита Белых, лидер партии «Союз правых сил»: «После 11 марта элита смотрит и в сторону СПС»
Дайте общую оценку выборов и выступления основных партий.
— Самый главный итог для СПС — то, что мы убедительно показали, что на право-либеральном фланге есть оппозиционная политическая партия, которая может не только участвовать в выборах, но и выигрывать, несмотря на драконовское предвыборное законодательство и беспрецедентное давление административного ресурса.
Нам важно было показать демократически настроенным избирателям, что есть партия, которая участвует в выборах не для того, чтобы «согреться», а для того, чтобы победить. Теперь очевидно, что и на региональных, и на федеральных выборах демократическому избирателю есть за кого голосовать, и эти голоса не пропадут.
Вместе с тем полученные нами проценты меня не удовлетворяют. Результаты, выраженные в цифрах, 7–9 процентов, недостаточны для политической партии, претендующей на прохождение в Государственную думу в этом году. Если у партии уровень поддержки 7–8 процентов, то есть на грани проходного барьера, административный ресурс власти легко превратит их в 6,99. Поэтому выборы в Госдуму можно выигрывать только нокаутом. Мы будем чувствовать себя уверенно, когда число наших избирателей составит 15–17 процентов, как в Пермском крае.
Пермский уровень поддержки в других регионах нами пока не достигнут, прежде всего, потому, что мы строили избирательную кампанию главным образом на федеральной проблематике, слишком мало времени уделяя местным вопросам. Особенно сильное влияние это оказало на результат выборов в Санкт-Петербурге, единственном регионе, где мы были вынуждены признать наше поражение.
 
Насколько общие итоги выборов соответствуют предвыборным прогнозам?
— Мы ставили перед собой задачу как минимум преодолеть 10-процентный барьер.
Но прогнозом это назвать нельзя. В условиях, когда административный ресурс власти путем административного давления в ходе избирательной кампании и фальсификаций при подсчете голосов может обеспечить практически любой результат, прогнозировать итоги выборов если и возможно, то ориентируясь не на то, как партии ведут кампании, а прежде всего на их отношения с властью.
Наши отношения с властью напряженные. И итоги выборов это доказывают, в особенности тем, кто считает, что СПС уже обо всем договорился.
Так что мы не прогнозы делаем, а ставим перед собой задачи. Сейчас задача —  наращивать поддержку избирателей до 15–17 %.
 
Можно ли говорить, что по итогам этих выборов сформировалась четверка партий, которые скорее всего и пройдут в Госдуму?
— Думаю, все еще может измениться.
 
Какие лозунги в основном использовали партии, можно ли говорить, что все «атакуют» левый электорат?
— Все «атакуют» тех, кто ходит на выборы. А это прежде всего пенсионеры и бюджетники. Мне бы очень хотелось, чтобы на выборы больше ходили предприниматели и менеджеры компаний, интеллигенция и молодежь. Но пока этого не происходит. Я провел по стране огромное количество встреч с избирателями. На них редко увидишь молодые лица. Так о чем же я должен говорить с избирателями, если не о том, что их волнует больше всего? Поэтому объективно все партии вынуждены обращаться к социальной тематике.
 
Можно ли сказать, что элита выбирает между «Единой Россией» и «Справедливой Россией»?
— Элита выбирает не только между ЕР и СР. После 11 марта элита стала смотреть и в сторону СПС. Парламентские выборы могут стать многовариантными.
 
Насколько велика вероятность того, что СПС оспорит результаты выборов в суде?
— На сегодняшний день итоги подведены еще не во всех регионах. Если у нас отберут голоса избирателей, занизив наши результаты, мы будем отстаивать справедливость в суде. Но прогнозировать итоги судебных разбирательств, к сожалению, еще сложнее, чем результаты выборов.
Поделиться:
Все новости компаний