Газета
 19 марта 2007, 00:00   1010

Распахнуть и раскрепостить

14 марта в пермском театре «У моста» состоялась премьера самого открытого спектакля по пьесе Чехова «Дядя Ваня».
Автор: Кирилл Перов
14 марта в пермском театре «У моста» состоялась премьера самого открытого спектакля по пьесе Чехова «Дядя Ваня».

Репертуар театра «У моста» не устает удивлять своей насыщенностью и неординарностью. Причем поражает не столько соседство Булгакова и Мак-Донаха, Эрдмана и Гоголя, сколько мгновенность перехода от эпохи Возрождения к России начала прошлого века, от Шекспира («Гамлет», «Ромео и Джульетта») к Чехову («Дядя Ваня»). Постановки, работа над которыми велась одновременно, похожи друг на друга так же, как если бы кому-нибудь пришла в голову мысль сравнивать стихийное бедствие с самоваром. И там, и тут кипят страсти, но... «Чехов — это совершенно другой мир, другая стилистика, другой театр», — замечает художественный руководитель театра Сергей Федотов.
И этот параллелизм заметен сразу: обычные темные декорации театра заменены на светлые. «Для многих Чехов — певец сумерек, для меня — мастер огненных смыслов», — объясняет такие метаморфозы режиссер-постановщик спектакля «Дядя Ваня» Сергей Красноперец.
Парадигма открытости стала для спектакля центральной. На сцене постоянно распахивается множество дверей, актеры не просто обращаются к зрителям больше обычного, а выходят в зрительный зал. Даже костюмы далеки от традиционного восприятия. «Чудесного шелкового галстука», на котором так настаивал Чехов, у Ивана Петровича Войницкого нет и в помине. Зато Елена Андреевна и Соня щеголяют в нарядах от Султаны Французовой и Евгении Островской. И как раз-таки это несоответствие, эта бросающаяся в глаза непохожесть героев усиливают трагизм пьесы, подчеркивают одиночество и личную драму каждого. Поэтому-то образ двери и кажется таким знаковым: каждый из героев — особый мир, «звезды и бездна», но вот они собираются за чаем — и нет более далеких и более разных людей. Чаепитие, веками объединявшее родственников и друзей у самовара, больше напоминает нестройный оркестр, в котором каждый ведет свою, отличную от других, партию. Глядя, как Соня (Елена Киркова) в своих нелепых розовых пуантах совершает множество па, как погружена в чтение строгая и прямая, затянутая в серое платье преподавательницы гимназии Мария Васильевна Войницкая (Наталья Шемес), как вечно занята своими мыслями Елена Андреевна (Анна Агафонова), невозможно не заметить этого вопиющего диссонанса.
Как известно, чеховское творчество не знает счастливой любви. Но наравне с личными драмами, разобщенностью и трагическим одиночеством в спектакле сильно комическое начало. И с этой точки зрения необыкновенно обаятелен образ «антрепренера, суфлера, руководителя труппы» (Владимир Ильин), которого у Чехова, конечно же, нет. «Ну и будку мне сделали! Как для собаки!» — первая фраза Суфлера — и начат отсчет зрительским восторгам. На протяжении четырех действий Суфлер препирается с актерами, дает им указания («Ты что здесь делаешь? Это второе действие!»), шутливо укоряет за своевольное сокращение текста, ехидно или восхищенно комментирует («Хороший актер. Только пьет много» или «А вот эта мне очень нравится!»). И во всех действиях этот привнесенный образ уместен и гармоничен. Он необыкновенно раскрепощает зал, служит своеобразным мостиком между зрителем и чеховским текстом, который, прямо скажем, не всегда легко воспринимается публикой.
Но все же наиболее ярко распахнутость спектакля становится понятна зрителю в момент выхода актеров в зрительный зал. Замечательна сцена, когда Астров (Виктор Владимиров) и Работник (Владимир Треногин) угощают зрителей водкой и солеными огурцами. «Мужики так предсказуемы! Надо выпить с интеллигенцией!» — говорит Астров, успешно угостивший кого-то. И когда зритель на два ряда выше отказывается от водки, актер иронично замечает: «Да, нелегко ладить с интеллигенцией!» Говоря о реакции зала на этот эпизод, можно с уверенностью сказать, что такого доверия и раскрепощенности давно не видел ни один театр.
Сергей Федотов назвал постановку «Дядя Ваня» экспериментом, «неожиданным взглядом на Чехова». Похоже, что такой взгляд пришелся пермским зрителям по вкусу.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний