Газета
 05 марта 2007, 00:00   861

Дотянуться до Екатеринбурга

Генеральный директор Некоммерческого фонда «Градостроительные реформы» Александр Высоковский — о преимуществах Перми перед Москвой, будущей работе с пермской администрацией и планах обогнать соседний Екатеринбург.
Генеральный директор Некоммерческого фонда «Градостроительные реформы» Александр Высоковский — о преимуществах Перми перед Москвой, будущей работе с пермской администрацией и планах обогнать соседний Екатеринбург.

Как давно вы сотрудничаете с пермскими властями?

— Не так давно. Год назад у нас появилась возможность на деньги регионов-«доноров» провести  семинары по теме градостроительства. В итоге получилось поработать в четырех городах России, в том числе и в Перми. Это было в декабре 2005 года. В течение прошлого года департамент планирования и развития территории Перми заказал нам относительно небольшую работу по внесению изменений в текст  правил землепользования и застройки.

Какие изменения вы собираетесь внести в правила землепользования и застройки?

— Правила разрабатываются уже давно,  и с этого времени произошли некоторые изменения в законодательстве. У разработчика  и у меня стояла задача формально  привести в соответствие текст правил с правовыми изменениями. Подчеркиваю, это касается только текста. С графической частью правил ситуация совершенно другая, в нее мы никаких дополнений не вносили. А документ, который сейчас будет обсуждаться (в марте — прим. Building b.c.), будет приниматься в полном объеме — как текстовой, так графической частью.

В Перми многие говорят, что принятие правил землепользования и застройки несколько затянулось. По Вашему опыту, сколько в среднем в России занимает подготовка  правил землепользования?

— Мой опыт в разных городах говорит о том, что подготовка необходимых документов, проведение публичных слушаний и депутатских чтений для внесения изменений и замечаний занимает 1,5 года. После еще какое-то время уходит уже на принятие правил. Ведь это не механическое действие. Это вполне серьезный политический процесс —  та же работа с депутатами. 

Можете сформулировать основные идеи, которые Вы заложили в правила землепользования и застройки  Перми? 

— Изменения именно процедурные…Я думаю, что самое главное сейчас — отразить в документе стратегическую линию первоочередных задач, которые нужны для Перми. Я боюсь пока уточнять, какие конкретные  действия необходимо совершить и в каких городских районах, это немного рановато. Если говорить в общем, то необходимы шаги, которые смогли бы оживить  городскую экономику  и городскую среду. По крайней мере, то, что я сейчас видел в Перми, говорит о том, что исторически город складывался красивым. Но сейчас Пермь требует дополнительных усилий, чтобы привести ее в хорошее состояние. Пермь слегка нехорошо выглядит.

А если сравнивать Пермь с «промышленными» городами России — с Нижним Новгородом, например…

— По правде сказать, Пермь выглядит чуть хуже. В чем? В состоянии дорог, улиц, некоторой разношерстности застройки — в Нижнем ведь застройка складывается в целостные ансамбли.

А на уровне какого российского города?

— Ростов-на-Дону… Если говорить о миллионных городах.

Местные СМИ очень часто сравнивают Пермь и Екатеринбург. С градостроительной точки зрения как бы Вы описали разницу между ними?

— Екатеринбург сейчас, на мой взгляд, третий город России по инвестиционной привлекательности.  И по адресности капитальных вложений. Екатеринбург ведь в последнее время демонстрирует очень высокие темпы развития.  Он намного более «узкий» город, чем Пермь, и не такой интересный [с точки зрения градорегулирования]… Но сейчас в силу инвестиционного бума, который там есть, он очень сильно вырывается вперед. К примеру, в Екатеринбурге довольно много интересных комплексных объектов. Там я сейчас работаю над правилами землепользования и застройки. Сразу скажу, очень любопытный пример как по устройству городской жизни, так и по уровню застройки. И сейчас задача поднять Пермь на такой же уровень. Для этого есть все основания. Во-первых, в Перми хорошие исходные ресурсы — неплохая  экономика.  Но экономика вот так просто, механически, в качество городской среды не переходит. Требуется специальное усилие. Вот сейчас обсуждается строительство новой картинной галереи — она  может стать неким локомотивом развития, если вдруг картинную галерею понимать  не как некую тихую пафосную музейную среду, где ходят пенсионеры и пионеры на экскурсии. А если принять картинную галерею как активный центр пермской творческой жизни, работающий на все городское сообщество.

Вы, насколько я понимаю, не совсем согласны с выбором властей, который сделан в отношении местоположения галереи?

— Я не стал бы так резко говорить. Уважаю этот выбор —  он, может быть, и неплохой. Скажу так — из всех возможных вариантов он не самый плохой. Но можно совершить еще какой-то шажок, сделать еще лучше. Мне хочется расположить галерею в центре активной городской жизни. Что касается выбора властей…[у «Телты»] очень красиво — галерея будет на склоне, недалеко расположится сквер… Но это тихое место. Кроме того, в этом районе уже существует дворец культуры, очень экстравагантный объект, его надо будет или сносить, или адаптировать к новой застройке…В конечном итоге речь идет не столько об архитектуре, сколько о включенности галереи в городскую среду. Мне хочется, чтобы [у картинной галереи] тусовалась молодежь, мне хочется, чтобы это место не было связано исключительно с картинами, искусством. Кинопросмотры, дискуссионные клубы, самодеятельный театр, городские кафе, магазинчики… В этом случае галерея станет поводом  для активизации культурной жизни.

Вы будете выполнять нечто подобное, что вы делали для Находки (комплексный план развития города — прим. Building b.c.)?  Это уже обговаривалось с местными властями, совпадают ли Ваши намерения и желание власти?

— Стыкуются. Это довольно деликатный вопрос. Потому что все решается в ходе конкурса, и исполнителя этого документа тоже определит тендер. С местными властями я встречался, обсуждал возможность написания такого плана с Кацем, Шубиным и Черепановым. Мне кажется, они заинтересованы  и разделяют мои методы и технологию работы. Но это один вопрос, совершенно другой, формальный, — прохождение конкурса.

Говорилось о возможных датах проведения конкурса?

— Решение будет принято в марте.

Как будет называться та работа, которую Вы, возможно, будете делать?

— Их будет две. Одна  — это предложения по проекту плана реализации генерального плана Перми. Вторая —  мониторинг правового зонирования карты градостроительного  зонирования Перми. Эти документы связаны между собой.

Какова возможная сумма контракта?

— Это определит конкурс.

А все же, о каких суммах чаще всего в этом случае идет речь — миллионы, десятки миллионов…

— Это миллионы рублей.

Вы ведете в основном работу в регионах, а почему не в Москве?

— Москва развивает ту идеологию, которую мы не поддерживаем — это идеология постсоветского толка. Она практически полностью заимствована из прошлых времен и только адаптирована к современным условиям. Её   сердцевина — идея, что принимать все решения должна местная  власть, субъекты федерации, и без процедур, учитывающих мнения собственников. Москва не работает с нормативными актами, которые бы заранее устанавливали жесткие правила. Например, зональный принцип, который, собственно, и приводит к равным условия для инвесторов,  установлению [единых для всех] прав на использование земельных участков. Москва предполагает, что в каждом конкретном случае эти права будут устанавливаться властью, каждому конкретному инвестору — индивидуально. Поэтому в столице и работают в системе не просто проектирования, а коррупционного проектирования. Там никто ничего заранее не знает. Для разрешения строительства в Москве надо пройти 500 согласований и процедур.

В регионах бытует мнение, что в Москве все делается быстрее. Сколько времени там занимает согласование документов?

— Половину вашей жизньи. Как правило, довести проект с нуля до завершения почти невозможно. Проект постепенно переходит от одной структуры к другой. Как правило, непосредственно к началу строительных работ доходит только третий из девелоперов, работавших над проектом. Там не темпы строительства высокие, а масштабы большие. Просто гигантские. Но регионам не следует подражать столице.  Москва — уникальна, там нет дефицита инвестиций. Объем их  таков, что она не может переварить все потенциальные вложения, а поэтому и «фильтрует» инвесторов. Надеюсь, в регионах работа будет построена грамотнее и, наконец, будут созданы равные условия для всех, когда учитывают мнение собственников, есть институт публичных слушаний. Например, ваш департамент планирования и развития [Перми] сейчас это внедряет. А в Москве этого нет.

Поделиться:
Все новости компаний