Газета
 12 февраля 2007, 00:00   3741

Копают по-черному

Копают по-черному
В Прикамье грабят памятники археологии практически безнаказанно, в прошлом году не удалось привлечь к ответственности ни одного подозреваемого. Пермские археологи заявляют, что большинство нелегальных раскопок ведется под заказ пермских коллекционеров.
В Прикамье грабят памятники археологии практически безнаказанно, в прошлом году не удалось привлечь к ответственности ни одного подозреваемого. Пермские археологи заявляют, что большинство нелегальных раскопок ведется под заказ пермских коллекционеров.

Скелет древнего пещерного медведя, собранный из костей, оценивается в Западной Европе от пяти до десяти тысяч долларов США, а цена черепа — от пятисот до тысячи долларов. Значительная часть подобных древностей попадает к западноевропейским коллекционерам из разграбленных пещер Пермского края через Москву и Санкт-Петербург. Большим спросом пользуются также предметы пермского звериного стиля, «шумящие» украшения, среднеазиатские и западноевропейские монеты, украшения из драгоценных металлов, говорит научный консультант Камской археологической экспедиции ПГУ Андрей Мельничук. Все эти предметы имеют высокую антикварную стоимость на черном рынке археологических древностей в России и за рубежом.
 
Пермские диковинки. В последние годы богатое археологическое наследие Северо-Западного Урала привлекает различных «черных» археологов и палеозологов, которые ведут браконьерские раскопки на древних памятниках и вывозят за пределы Пермского края ценные коллекции, имеющие не только высокую художественную ценность, но и значительную стоимость. Как пример специалисты называют клад серебряных вещей, включавший восточный сосуд XII в. и шейную гривну «глазовского типа» (вывезен из Чердынского района в 1995 году). Копатели грабят памятники федерального значения: городище Искор в Чердынском районе, Кудашевский могильник в Ординском районе, могильник Телячий брод в Чусовском районе, Мокинский могильник и другие объекты древней истории, которые содержат ценные раритеты, имеющие значительную антикварную стоимость.
По словам специалистов, можно говорить, что сейчас завершается разграбление пещерных памятников Пермского края. Особую негативную роль в этом процессе, по мнению экспертов «bc», сыграли ряд клубов спелеологов, сотрудники которых по существу способствовали разграблению природно-исторического наследия Перм-ской области. Так, Прикамье в 90-е годы по существу лишилось уникального памятника истории и природы, пещеры Тайн, которая, по данным обследования, проведенного в 60-х годах ХХ века, напоминала уникальное святилище Драхенлох в швейцарских Альпах, ныне превращенное в музей европейского значения. Из пещеры вывезены десятки черепов и полных скелетов, прежде всего, пещерных медведей.
Украшения, вывезенные из Прикамья, по информации московских журналистов, составляют одну из наиболее многочисленных групп вещей, выставленных для продажи на Измайловском рынке в Москве. Значительная активность грабителей отмечена в Перм-ском крае  на могильниках и святилищах I тыс. н. э. — памятниках гляденовской и ломоватовской культур, известных своим уникальным культовым литьем. В то же время пермские археологи утверждают, что значительная часть добычи копателей оседает в коллекциях прикамских ценителей старины, среди которых есть известные и влиятельные в крае люди. Для многих грабители работают под заказ.
Несанкционированные раскопки производились и в советское время. Но масштабы деятельности нелегалов были скромными, а сами они оставались одиночками, не связанными в единую сеть.
 
Копают, однако. Широкое вторжение грабителей на археологические памятники, начавшееся в 1990-е годы и принявшее характер настоящего бума в последние годы прошлого века, обусловлено несколькими факторами. Один из них — становление в России антикварного рынка как части новой рыночной экономики. Предметы древности неожиданно стали «товаром», одним из «естественных ресурсов», добыча которого не требует больших затрат, а умелый сбыт приносит высокую прибыль. По мнению специалистов, в Прикамье есть населенные пункты, для жителей которых нелегальные раскопки — одно из важнейших традиционных занятий.
Второе обстоятельство — распространение совершенных металлодетекторов, появившихся в Западной Европе и США еще в конце 1980-х годов и принятых на вооружение российскими нелегалами в середине 1990-х.
Третий фактор — демонстративное отстранение государства от охраны культурного наследия в начале 1990-х годов, фактическое предоставление карт-бланша на приватизацию любых бесхозных объектов, в том числе памятников археологии. Ослабление государственной системы охраны памятников давало нелегалам полную уверенность в своей безнаказанности.
Статья 243 Уголовного кодекса РФ предусматривает наказание штрафом или лишением свободы до двух лет за уничтожение или повреждение памятников истории и культуры, в том числе археологических объектов. Однако на практике эта статья почти не используется для возбуждения дел по фактам незаконных раскопок.
«В 2006 году в Пермском крае возбуждено 4 дела по данной статье, 2 приостановлено, одно прекращено, — говорит оперуполномоченный управления уголовного розыска ГУВД Пермского края, капитан милиции Николай Трапезников. —  Причиной приостановки оперативно-розыскных мероприятий служит отсутствие подозреваемых или недоказанность их вины. Хотя двое задержанных на селище Амбор (Чердынский район) имели металлодетекторы, лопаты и, что важно, археологические находки, однако доказать вину подозреваемых не удалось». Сотрудник милиции не отрицает, что многие факты грабительских раскопок попросту не фиксируются органами местного самоуправления и правоохранителями. 
Разрушение археологических объектов, т. е. раскопки древних поселений и могильников, не воспринимается местными правоохранительными органами как действительно серьезное преступление, говорят эксперты «bc», а скорее как оригинальное увлечение, не влекущее за собой преследования. С другой стороны, реальное применение существующего законодательства для преследования за грабительские раскопки затруднено целым рядом обстоятельств. Во-первых, отсутствие учетной документации на археологические объекты (на учете состоит меньшая часть памятников) и неясности с определением их границ лишают специалистов возможности доказать факт разрушения памятника истории и культуры самовольными раскопками при всей его очевидности. Во-вторых, несмотря на обилие древних вещей, циркулирующих на антикварном рынке, факт происхождения их из браконьерских раскопок, как правило, не может быть доказан, если участники этих раскопок не схвачены за руку непосредственно в котловане.
 
Ни лучика света. По словам пермских археологов, на севере Пермского края, прежде всего в Чердынском, Соликамском и Усольском районах есть населенные пункты, для жителей которых незаконные раскопки — один из традиционных промыслов. По словам главного археолога ОЦОП Родиона Вильданова, многие из жителей данных районов на протяжении поколений ищут клады, по преданиям, зарытые их предками, легендарной чудью. При этом часто «археологи» знают границы памятников археологии и не могут привлекаться к ответственности.
«Происходит это, как правило, на отдаленных территориях, где этот промысел считается нормальным делом, наряду с ловлей рыбы и рубкой леса, —  говорит министр культуры Пермского края Олег Ощепков. — Это такой способ существования. Но при этом все понимают, что только первая цепочка «черного» копательства, чернорабочие от этого бизнеса делают это ради выживания. Для тех, кто стоит за ними, это большой и серьезный бизнес».
Сегодня археологи говорят о том, что в России высокими темпами формируется рынок археологических ценностей. Специалисты с тревогой ждут вала грабительских раскопок на археологических объектах. Учитывая высокую доходность торговли древностями и длительное бездействие государственных органов охраны памятников, не реагировавших на грабежи, нормализовать положение возможно лишь путем энергичных, последовательных и согласованных действий ряда ведомств и учреждений.
«Необходимо донести до работников милиции на местах всю сложность проблемы. В Пермской губернии был прекрасный исторический опыт, связанный с решением проблемы «черных» копателей, — говорит  проректор ПГПУ, профессор, доктор исторических наук Андрей Белавин.  —  В конце XIX века полиции по просьбе Императорской Археологической комиссии было вменено заняться охраной  исторических древностей, которые есть на территории каждого урядницкого участка. Именно в Пермской губернии эти мероприятия были особенно успешными». 
«Главная задача сейчас — наладить системную работу, мотивировать местные органы власти, правоохранительные органы, — считает Олег Ощепков. — Краевые власти инициируют создание рабочей группы, которая совместно с учеными должна будет прежде всего определить масштаб проблемы и наметить первые тактические мероприятия. Необходимо объяснить всем вовлеченным в этот бизнес, что это если не езда в один конец, то как минимум последствия будут непредсказуемыми».
 
Справка «bc»
Варварская добыча древностей превратилась в хорошо организованный прибыльный промысел, в который вовлечены сотни людей. Самыми популярными объектами несанкционированных раскопок наряду со скифскими курганами юга России и античными склепами Причерноморья стали городища железного века в Верхневолжье и могильники Прикамья. Нелегалы издают свой журнал «Древности и старина» и создали в Интернете десятки «кладоискательских» сайтов, расширяющих возможности для кооперации и сбыта награбленного.
В Пермском крае зарегистрировано 20 памятников археологии федерального значения и  1184 памятника местного значения. Официально право на осуществление работ на памятниках археологии в Прикамье имеют только три организации: Камская археологическая экспедиция при ПГУ, Камская археолого-этнографическая экспедиция (ПГПУ) и Камско-Вятская археологическая экспедиция (УГУ, г. Ижевск).
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний