Газета
 15 января 2007, 00:00   994

«Работали одни, в парламент прошли другие»

Заместитель председателя региональной ячейки «Единой России», бизнесмен Владимир Нелюбин — о причинах «поражения» на выборах в ЗС Пермского края, странных принципах распределения депутатских мандатов и своих перспективах в партии.
Автор: Кирилл Перов
Заместитель председателя региональной ячейки «Единой России», бизнесмен Владимир Нелюбин — о причинах «поражения» на выборах в ЗС Пермского края, странных принципах распределения депутатских мандатов и своих перспективах в партии.

На выборах в Законодательное собрание «Единая Россия» набрала 34,5 % голосов избирателей, не выполнив поставленную центральным политсоветом задачу в 42 %. По мнению бизнесмена Владимира Нелюбина, ставшего одним из ключевых организаторов кампании «единороссов» на выборах в Перм-скую городскую думу в марте 2006-го, а во время декабрьских баталий оставшегося в стороне от выборных процессов, главной причиной невыполнения плана стало отсутствие внутрипартийных правил игры.
 
Владимир Александрович, Вы уже заявляли, что «Единая Россия» проиграла выборы в Законодательное собрание Пермского края. Как Вы считаете, в чем причины?
— На мой взгляд, во время выборов ресурс, который есть у партии, не был использован на все сто процентов. К участию в кампании привлекались не все первичные партийные организации, недостаточная работа, на мой взгляд, была проведена с фракцией «Единой России» в Пермской городской думе. Возможно, мы ошиблись со стратегией кампании, недооценили своих соперников. В отличие от других партий, мы никого не критиковали и не использовали популистских лозунгов. Может быть, недостаточно проинформировали избирателей об уже достигнутых партией результатах. Все это в совокупности и привело к столь низкому результату, мы не выполнили минимального плана.
Как известно, сначала генеральный совет партии ставил задачу набрать 40 %, но затем планка была поднята до 42 % — это было одно из условий согласования списка кандидатов в парламент края от «Единой России». Сейчас винить в случившемся кого-то конкретно мне не хотелось бы. Я являюсь заместителем председателя регионального политсовета, и по логике критиковать нужно и самого себя.
 
Как шел процесс согласования списка кандидатов? Вы в нем участвовали?
— Не участвовал. Меня для участия в этом процессе никто не приглашал, никто не звонил и не советовался. Критерии отбора, по которым формировался список кандидатов, мне непонятны. Я всегда считал, что должны быть правила игры: кто приносит больше пользы партии — тот и получает по заслугам. Но этого не было. Напротив, среди людей, прошедших в ЗС по спискам «Единой России», оказались и те, кто пока ничего для партии не сделал. Не хотелось бы называть конкретных фамилий. Они совсем недавно вступили в ее ряды, за-прыгнули в последний вагон, а оказались впереди паровоза. А настоящие «ленинцы», как я их называю, люди, пришедшие в партию не из конъюнктурных соображений, а по убеждению, остались без мандатов.
Так, например, Пермский край стал единственным регионом страны, где председатель исполкома (Олег Сухоруков — прим. «bc»), второй человек в партии, не получил в списке проходного места. Я считаю, это нонсенс. Очень жаль, что в парламент не прошел ни один представитель «Молодой Гвардии». Да, формальные требования центрального политсовета были выполнены. Квоты для победителей акции «Политзавод» в списках, пусть со второй попытки, но все же выделили (в первый раз генеральный совет «единороссов» отказался утверждать список кандидатов именно в связи с тем, что победители «Политзавода» не получили в нем ни одного проходного места — прим. «bc»), тем не менее ни один из «молодогвардейцев» депутатом ЗС так и не стал. Большим упущением было отсутствие в проходной части партсписка «единороссов» представителей науки. Ректоры вузов достойно представляли бы в парламенте интересы как научного сообщества, так и студенчества.
Также мне непонятен вопрос по Андрею Агишеву. Человек изъявил желание идти на выборы по Коми-Пермяцкому округу, а партия отказалась его поддерживать. А тот человек, на которого сделали ставку (директор Кудымкарского филиала ОАО «Уралсвязьинформ» Валерий Ковыляев — прим. «bc»), занял в итоге лишь четвертое место. Опять же встает вопрос, по какому критерию отбирали кандидатов? Агишев —  директор крупного предприятия, публичный человек, знаковая фигура, а ему отказывают в поддержке по одномандатному округу и, более того, не хотят включать в партсписки…
Да и мне пришлось объясняться, почему я не занял проходное место в списках, хотя шесть лет в партии состоял, регулярно ее финансировал и ни разу ни влево, ни вправо не отошел…
 
В кулуарах между тем уже начались разговоры о том, что Владимир Нелюбин может ограничить финансирование партии, а то и вовсе выйти из нее…
— Из партии выходить никуда не собираюсь. Я пришел сюда по убеждению, а не для того, чтобы получить мандат или какой-то высокий пост. Если партия считает, что я должен стать депутатом и работать в парламенте, — пожалуйста, я готов. Если партия так не считает, то бить себя в грудь, ходить и умолять кого-то, чтобы мне дали проходное место, я не буду. Хотя были люди, которые именно так и поступали. Они, по-видимому, не реализовались как фигуры влияния, и с помощью денег решали свои проблемы по попаданию в списки и избранию в ЗС. Так или иначе, я считаю, что партийную дисциплину надо чтить, а поскольку генсовет утвердил списки, с его решением нужно согласиться.
От социальных проектов, которые я вел и продолжаю вести, никогда не откажусь, независимо от того, останусь в руководстве партии или нет. Я занимаюсь ими из своих личных убеждений. Не собираюсь останавливать и финансирование «Молодой Гвардии», уверен, этот проект нужен молодежи, мы должны дать ей возможность реализовать себя. Если кто-то думает, что Нелюбин, не получив места в краевом парламенте, обидится, надует губы и уйдет, он ошибается. Я же не девушка. Другой вопрос — насколько активно я буду проявлять себя в партии? Ответ на него зависит от того, кто станет новым лидером регионального отделения. Если это будет вменяемый человек, при котором станут понятны правила игры, тогда вопросов нет. А если и дальше работать будут одни, а дивиденды получать другие, я с этим не согласен. 
 
Как Вы лично отнеслись к отставке Рыбакина?
— Она была вполне прогнозируемой. Такое правило действует во всех регионах. Если партия не выполнила задачу на выборах, лидер должен уйти в отставку. Как порядочный человек, Рыбакин сам написал заявление об уходе, и его приняли. Я еще полтора года назад говорил, Владимир Ильич, давай примем правила игры, о которых я говорил выше. Если бы он меня послушал, уверен, результат был бы иной. Но он ошибся и поплатился за это. Считаю, что преемником Рыбакина должен быть человек, который четко придерживается правил игры, о которых я уже сказал, и следит за соблюдением партийной дисциплины.
 
Кого Вы считаете наиболее оптимальной фигурой?
— Таких, на мой взгляд, две: Геннадий Тушнолобов и Андрей Агишев. Это фигуры яркие, они обладают серьезными организационными и финансовыми ресурсами, что является немаловажным фактором. Любая партия, если она стремится занять лидирующие позиции, должна обладать мощным ресурсом, чтобы реализовывать множество социальных проектов. 
 
Эксперты уже высказывали мнение, что с приходом Тушнолобова или Агишева партия может испортить отношения с региональной властью, потерять имидж единственной в регионе «партии власти» и, возможно, лишиться ряда знаковых фигур…
— Да не может «Единая Россия» потерять статус «партии власти». Наше региональное отделение ответственно не перед региональной администрацией, а вышестоящими партийными органами. Я категорически против того, чтобы все партийные процессы проходили под контролем региональной администрации. «Единороссы» своей работой в парламенте должны подправлять региональную администрацию, они должны контролировать ее деятельность. А когда парламент ручной, его депутаты не имеют личного мнения, а голосуют так, как скажет администрация, это неправильно.
 
И насколько сегодня региональная администрация контролирует «Единую Россию»? В какой степени краевые власти поучаствовали в формировании списка кандидатов?
— Так они с Рыбакиным и формировали. Не партия формировала список, а скорее администрация.
И если тот или иной претендент имеет свою позицию и является достаточно независимым от краевых властей или крупных корпораций, его кандидатура не согласовывалась. С другой стороны, нужно отметить, что список «Единой России» на выборах возглавлял губернатор Олег Чиркунов, и он, наверное, вправе был участвовать в формировании списка.
 
Как считаете, присутствие Чиркунова и Шубина в первой тройке «единороссов» сказалось на результатах выборов?
— Думаю, да. В этой ситуации партия не имела права критиковать власть. Если б мы ее критиковали, то наверняка получили бы больше голосов избирателей, потому что народ у нас критику власти любит. Вот и сегодня все городские проблемы вешают на главу Перми Игоря Шубина, который шел в списке третьим. У жителей еще нет понимания, что ни мэр управляет городам, а назначенный сити-менеджер. Считаю ошибкой, что мы не смогли объяснить это населению. Возможно, мы ошиблись со стратегией ведения избирательной кампании.
В Екатеринбурге, например, губернатор Россель, возглавив список «Единой России», ушел в отпуск, ездил по всему региону и агитировал за партию. У Олега Чиркунова свое мнение, он вел кампанию так, как считал нужным, и осуждать его за это нельзя.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний