Газета
 15 января 2007, 00:00   1065

Не хватило Пастернака

Не хватило Пастернака
В театре драмы состоялась самая долгожданная премьера 2006 года.
В театре драмы состоялась самая долгожданная премьера 2006 года.

В конце декабря в театре драмы состоялась самая долгожданная премьера прошлого года — мюзикл «Доктор Живаго». Столько раз откладывалась окончательная дата премьеры, столько рекламы было в СМИ и столько афиш было развешено по городу, что неудивительно, какой ажиотаж творился в билетных кассах. Задолго до 30 и 31 декабря были раскуплены все билеты, начиная от 250 и заканчивая 1000 рублей.
Как известно, у первых слушателей и читателей романа «Доктор Живаго» возникли самые разноречивые впечатления: от восторженных (Эмма Герштейн: «После этой книги все написанное до сих пор кажется старомодным») до уничижительных (Владимир Набоков: «Плохой провинциальный роман»). Думается, что мюзикл ожидает та же судьба, потому что от текста Пастернака в нем осталось мало (что не может не огорчать поклонников романа), но смотрится он на одном дыхании (что не может не радовать простых зрителей).
 
Смещение акцентов. Тем не менее «музыкальная фантазия по роману Бориса Пастернака» (как указано в программке) отличается от первоисточника не просто значительным упрощением сюжета (который бы просто не уложился в три с половиной часа), а явным смещением акцентов. Структурная ось романа — параллелизм истории Юрия Живаго с библейской историей Иисуса Христа, заданность трагической судьбы центрального героя романа в  мюзикле не прослеживается. Более того, сам главный герой отходит на второй план, явно уступая Ларе Гишар (Анна Сырчикова) и Тоне Громеко (Ирина Максимкина). Обе актрисы не только прекрасно вживаются в образ своих героинь, не только обладают хорошими сильными голосами, но и прекрасно танцуют. Так, степ, исполненный Ириной Максимкиной в середине первого акта, вызвал настоящий зрительский восторг.
 Правда, параллелизм действия (пары Тоня и Юрий, Лара и Павел) немного портит впечатление от игры актеров, напоминая телевизионную рекламу начала девяностых («Паша гуляет в шлеме, а Саша гуляет с Дашей»).
Кроме того, исполнитель роли Живаго Вячеслав Чуистов меркнет не только рядом с главными героями, но даже на фоне толпы. Впрочем, в эпизодических ролях заняты, безусловно, талантливые актеры: Лидия Аникеева, Андрей Дюженков, Евгения Барашкова и Дмитрий Захаров. Соперничать с таким суммарным талантом довольно трудно. Оттого «мысль народная» звучит громче и ярче.
 
Пир эпизодов. Замечательны сцены в ателье Амалии Гишар («Любую деревенщину мы превращаем в женщину», — поют многочисленные швеи в красных платьях), первого бала Тони и Лары на елке у Свентицких, народных гуляний в провинциальном уральском городке. Среди эпизодических лиц особенно выделяются приват-доцент (Олег Выходов) и учитель словесности (Сергей Семериков), которые постоянно обо всем спорят. Один из них захлебывается бесконечными визгливыми речами, другой на все доводы раздраженно, но с достоинством отвечает: «Это метафизика, батенька. Я этого принять не могу». На контрасте типажей (толстый и тонкий, высокий и низкий, болтливый и неразговорчивый) и строится комический эффект, очень уместный в самых «густонаселенных» сценах мюзикла.
Неожиданно сильным оказывается образ Виктора Комаровского, созданный Анатолием Смоляковым. Циник, светский лев, не вызывающий при чтении романа никакого особого сочувствия, оказывается в мюзикле колоритной и выпуклой фигурой. Сочетание внешних данных, сильного голоса и блестящего драматизма делает образ Комаровского одним из главных в мюзикле.
 
«Слетались хлопья со двора к оконной раме». В начале действия немного непонятно, почему режиссер ушел от типичного для Пастернака «кружения» мотивов и образов («свеча горела», метель и вьюга, убиваемые и воскресающие отроки), оставив только звездное небо. Но когда в финале романа наконец-то начинает идти снег, это становится понятным: он не просто идет хлопьями, он сыплется кусками ваты, хорошо просматриваемой даже с десятого ряда. «Вы глядите на смерть и на кровь в ожидании красивых метафор», — укоряет Павел Антипов Юрия Живаго, стоя в пухово-ватных сугробах, от ненатуральности которых во многом теряется трагизм сцены встречи этих героев.
Конечно, мюзикл «Доктор Живаго» нельзя оценить однозначно. С одной стороны, отказавшись от текста первоисточника и даже от стихов Юрия Живаго, Борис Мильграм значительно приблизил постановку к современности и сегодняшнему зрителю. С другой стороны, мюзикл лишился оригинального звучания и отдельными партиями стал немного напоминать «Юнону и Авось».
Поделиться:
Все новости компаний