Газета
 20 ноября 2006, 00:00   1024

Знание — сила

Знание — сила
Отмена нижнего порога явки на выборах приведет к снижению их легитимности.
Автор: Кирилл Перов
Отмена нижнего порога явки на выборах приведет к снижению их легитимности.

Прошедшая неделя ознаменовалась очередной громкой новостью с предвыборного фронта. По укоренившейся у нас традиции самым важным вопросом любых выборов является состав участников. Так, заметим, было не всегда и не везде, иногда людей больше интересовало, с чем кандидаты во власть выходят на публику, что обсуждается, о чем спорят. Сегодня на любом уровне, от выборов президента до выборов главы поселения, главный вопрос — кто участвует? Все остальное в следующую очередь. Так вот, на прошлой неделе господ Агишева, Неустроева и Окунева, ранее отставленных избиркомами от участия в избирательном процессе, суды разного уровня фактически вернули в этот самый процесс.
Вернули и вернули. Раз в современных выборах речь почти всегда идет о личностях, то, в общем, этот comeback оказывается частным делом этих и им симпатизирующих персон. Почти никаких иных следствий отсюда не вытекает. Можно, правда, порадоваться торжеству законности, потому что «снимали» их избиркомы хотя и за вполне реальные, но все же формальные нарушения. Как принято говорить, была нарушена буква, но не дух закона. Несоблюденные формальности суды сочли несущественными.
В этом торжестве законности есть, безусловно, некоторая ирония, которая касается скорее не самой законности, а политического контекста. Ведь в результате остался нерешенным вопрос, который многим казался ключевым во всей этой истории. Было ли «снятие» известных людей с предвыборной гонки следствием атаки краевой власти на оппозицию? Или дело было в неугодности конкретных фигур, а не в оппозиционности (понятии хоть и размытом, но явно включающем в себя нечто большее, нежели простое указание на личность критика или критикана (это кому как нравится) власти)? Или первопричиной «снятия» стали усилия конкретных противников пострадавших в конкретных округах? Или, наконец, в случившемся в первую очередь виноваты сами кандидаты, чьи штабы допустили даже не ошибки, а халатные небрежности в оформлении документов?
Вопрос не решен, и однозначно решен он быть вообще не может. Налицо множество факторов, которые сложным образом переплетены между собой. Попытка представить ситуацию в черно-белом свете, т. е. однозначно ответить на сакраментальные российские вопросы кто виноват и что делать?, будет означать, что человек в этом споре на чьей-либо стороне, т. е. занимает политическую позицию. Что совсем неплохо и даже необходимо для политики и, в том числе, нормального функционирования избирательной системы. Вот только представляется, что для большинства людей, что-либо знающих об этой ситуации, конфликт если и различим, то как сугубо внешний, мало человека касающийся. Да, сняли, да, восстановили, но, в общем, все они одним миром мазаны, а наше дело — сторона.
Есть, правда, одна вещь, на которую эта ситуация все-таки способна повлиять. Можно ожидать, что явка избирателей в тех округах, куда вернутся отставленные было кандидаты, будет выше, чем без них. На сегодняшних выборах это еще важно, и возвращение известных фигур может поднять электоральный интерес. Но не так давно нижний порог явки (для признания выборов состоявшимися) был отменен. По крайней мере, такое предложение содержится в пакете поправок в избирательное законодательство, внесенном группой госдумовских «единороссов».
А вот отмена порога явки — вещь явная и зримая. Те, кто усмотрел в этом предложении политический интерес «Единой России», конечно, правы. Любой правящей партии (даже квазиправящей), как правило, выгодна низкая явка. Но внятно аргументировать против этого получается с трудом. Здесь даже к опыту других стран не обратишься, потому что такого порога почти нигде нет. Остается утверждать, что Россия до этого еще не доросла и «единороссы» стремятся прогнуть под себя избирательное законодательство. И то, и другое может стать аргументами в политической борьбе, но никак не рассмотрением дела по существу.
По существу бьет лишь один аргумент, заключающийся в том, что «единороссы» тем самым играют против самих себя и — что несоизмеримо важнее — потенциально могут нарушить устойчивость всего российского государства. Ведь отмена порога почти неизбежно вызовет снижение явки из-за того, что пропадет необходимость заманивать людей на выборы. Это в свою очередь приведет к снижению легитимности власти, что может ей (а значит, и всей стране) серьезно аукнуться, особенно в кризисных ситуациях. Это серьезный аргумент. Но он имеет один большой изъян: легитимность не может быть привязана к количественному показателю. С количественной точки зрения любая власть в современных условиях будет нелегитимной, потому что будет избрана меньшинством от общего количества граждан. Гипотетически рассуждая, можно предположить, что на выборы будущего президента придет, например, 60 процентов избирателей и кто-то победит в первом же туре с 50 с чем-нибудь процентов голосов. Такой расклад выглядит вполне реальным, и он будет означать, что президент будет избран 30 миллионами (с большим или меньшим хвостом) человек из 140 миллионов граждан РФ. Но легитимность этого, как и любого другого, президента будет определяться не этими цифрами. И знание этих цифр, о которых люди обычно не задумываются, а, узнав, нередко напрягаются, само по себе в их политическом поведении ничего не изменит.
В общественном сознании есть одна большая и очень устойчивая просвещенческая иллюзия о том, что знание способно напрямую влиять на политику и что больше знающий о политике человек будет более активным в политическом и гражданском смыслах. С этой точки зрения люди, узнавшие, каким на самом деле меньшинством избирается власть, станут иначе к ней относиться. Следуя этой же логике, нужно предположить, что получающие профессию политолога должны быть не просто активными, но обязаны напрямую становиться политиками. За время существования политологического отделения на истфаке ПГУ (в этом году ему исполняется десять лет) такие случаи, если и были, то единичные. Знание о том, как функционирует политическая система, может помочь в работе с ней и использовании ее. Но настроение — все они одним миром мазаны, а наше дело — сторона — никаким знанием не переменить.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний