Газета
 06 ноября 2006, 00:00   816

Безвредная прозрачность

Безвредная прозрачность
В честность выборов не верят нигде. Однако, в отличие от России, избиратель голосовать ходит.
Автор: Кирилл Перов
В честность выборов не верят нигде. Однако, в отличие от России, избиратель голосовать ходит.

Ход предвыборной кампании в Пермском крае, еще собственно не развернувшейся в полную силу, уже успел спровоцировать обсуждение нескольких важных вопросов. Главный из них, самый шумный, по крайней мере, — это снятие/недопущение до реального предвыборного процесса наиболее известных электорату персон. С одной стороны, сняли и сняли. Ни одни выборы без этого не обходятся и никогда не обойдутся. Это неотъемлемая часть избирательного процесса, который по сути представляет собой два фильтра на пути желающих занять депутатское место: технический — регистрация человека в качестве кандидата, и собственно политический — решение избирателей в день голосования. Сквозь эти два фильтра не сможет просочиться большая часть интересующихся. Для этого они и придуманы.
Тем не менее в недопущении до выборов этих известных персон была усмотрена настоящая драма. Драматизм ситуации выражается в вопросе: кто не пустил? Объективно существующие правила, закон, то есть не чья-то конкретная злая воля, а всего лишь неконтролируемые сторонними силами обстоятельства? Суды и избирательная комиссия в этом случае просто выполняли техническую функцию сверки данных, представленных кандидатами в кандидаты, с установленными законом рамками. Не прошел по росту — извини. Если уж указывать на кого-либо пальцем, то только на самих кандидатов, которые, получается, сами себя не пустили дальше из-за того, что не надели ботинки на толстой подошве.
Или все-таки злая воля имела место? Злой ее делает то, что она фактически является третьим фильтром в избирательном процессе, не предусмотренным самим духом современных выборов. В этом смысле уже абсолютно неважно, кто снимал и за что. Важен сам факт повреждения, пусть не всегда четко и рационально представляемой, идеи выборов.
Спрашивается, что заставляет очень многих людей полагать, что процесс носил целенаправленный характер? Четкий ответ на этот вопрос получить будет сложно. Всевозможные приводимые доказательства опираются на косвенные обстоятельства. Главные из них — два. Одно из них — то, что дисквалифицировали как на подбор тех персон, которые известны, прежде всего, своей публично декларируемой оппозиционностью разной степени остроты краевой власти. Другое состоит в широко распространенной уверенности в том, что власть не может не применить легендарный административный ресурс, если уж он у нее есть. А если она его не применяет, то какая она власть?
Оба постулата выглядят бесспорными. Но они настолько бесспорны, что совершенно пусты и неконкретны. Более того, в очередной раз необходимо повторять, что это совершенно не уникальная ситуация. Не только для России, но и для всего мира. Только четверть американцев уверены в том, что выборы проводятся честно. Так они думают не о выборах в России, а о выборах в своей стране. Но и здесь уже обнаруживается принципиальное отличие: больше половины тех же американцев полагают, что их голос, поданный на выборах, имеет значение. Кажется, что они сами себе противоречат. Ведь если выборы нечестные, т. е. воля будет искажена, то как можно думать, что эта воля имеет хоть какое-то значение? Зачем вообще голосовать? И в нашем случае можно с большой уверенностью утверждать, что явка на предстоящих выборах будет ниже, чем могла бы быть. Но в Америке, и не  только там, эта логика не работает, хотя процент посещающих выборы там примерно такой же, как у нас. Главные причины, по которым американцы не ходят на выборы, они сами в социологических опросах определяют так: «недавно переехал», т. е. не успел зарегистрироваться, и «был занят». Проблемы честности и доверия к власт-ным институтам отходят на второй план.
Не рискну сказать, что американцы четко представляют себе всю иллюзорность идеи об абсолютно честных и прозрачных выборах и поэтому не воспринимают ее искажение как большую беду. Скорее уж наоборот. И если кого-нибудь все-таки поймают за руку в нечестной избирательной игре, то почти наверняка политическая карьера этого человека или этих людей будет окончена. Но нужно именно поймать за руку, а не просто по косвенным уликам предположить, что игра была нечестной. Проблема в том, что в Америке за руку ловят регулярно (знаменитый уотергейтский скандал, в результате которого Никсон был вынужден подать в отставку, — всего лишь один эпизод), а у нас нет. Мы чаще ограничиваемся туманными, хотя и всем понятными, намеками.
Зато у нас есть другая прозрачность, безопасная, безвредная и по сути  никому не нужная. На позапрошлой неделе была опубликована информация о доходах и собственности членов кабинета министров. И у пермяков появился очередной повод для региональной гордости: самым состоятельным министром оказался Юрий Трутнев с 211,4 млн рублей дохода за прошлый год. Это, конечно, очень интересно, но должно упоминаться в разделе светской хроники, потому что сам по себе этот факт не имеет никакого отношения к его работе на посту министра природных ресурсов.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний