Газета
 23 октября 2006, 00:00   1521

«Оппозиции больше не станет»

«Оппозиции больше не станет»
Руководитель депутатской группы «Гражданское общество» в ЗС Пермской области Анатолий Ожегов — о своем отказе участвовать в выборах в краевой парламент, перспективах снятия с дистанции своих идеологических сторонников и «работе» над депутатами.
Руководитель депутатской группы «Гражданское общество» в ЗС Пермской области Анатолий Ожегов — о своем отказе участвовать в выборах в краевой парламент, перспективах снятия с дистанции своих идеологических сторонников и «работе» над депутатами.

Одним из сюрпризов избирательной кампании в депутаты Законодательного собрания Перм-ского края стало отсутствие в числе выдвинутых кандидатов действующего парламентария, лидера оппозиционной депутатской группы «Гражданское общество» Анатолия Ожегова (в которую также входят депутаты Владимир Плотников, Вячеслав Вахрин и Сергей Прохоров). Напомним, предполагалось, что он выдвинет свою кандидатуру по Кизеловскому одномандатному округу  № 16 и составит конкуренцию генеральному директору ОАО «Метафракс» Владимиру Дауту. Отказ
г-на Ожегова от участия в выборах выглядит неожиданным еще и потому, что, по данным социологических опросов, проведенных за три месяца до выборов, по информации «bc», именно Ожегов имел в этом округе наиболее прочные позиции.
О мотивах своего решения, итогах работы депутатской группы «Гражданское общество» и перспективах оппозиции в Законодательном собрании Пермского края Анатолий Ожегов рассказал в беседе с корреспондентом «bc».
 
Анатолий Иванович, Вы решили завершить политическую карьеру, или это временное явление?
— Решил закончить совсем.
Я не беспокоился за результаты выборов в своем округе, меня бы избрали. Но есть несколько «но». Во-первых, административный ресурс, направленный против меня. Сигналы о том, что мне в округе чинятся всевозможные препятствия, стали поступать уже давно. Например, однажды я попытался опубликовать свое мнение в муниципальной газете Кизела. Но ее редактор сказала мне, что глава города Игорь Штэник категорически запретил печатать материалы за моей подписью. Да и выборное законодательство сегодня таково, что при желании снять можно любого кандидата… Во-вторых, возраст у меня уже не тот, чтобы оставаться в политике, да и ситуация с момент моего избрания в 2001 году значительно изменилась. Тогда у меня был бизнес, существовала необходимость отслеживать законодательство. Сегодня такой потребности уже нет.
 
Что вас побудило в свое время вступить в оппозиционную депутатскую группу «Гражданское общество» и возглавить ее? Сложилось впечатление, что Вы значительно изменили свою позицию с избранием в ЗС Владимира Плотникова…
— Я бы так не сказал. Если проследить, как я голосовал и высказывался на протяжении всего депутатского срока, можно увидеть, что мои мысли и убеждения не менялись от начала и до конца. Я и раньше имел мнение, отличное от мнения администрации Пермской области. Те же Вячеслав Вахрин и Сергей Прохоров мыслили так же, но мы были разобщены. После объединения мы стали вырабатывать общие подходы, у нас появилась возможность более качественно подготавливать законопроекты. Раньше по многим вопросам я был интуитивно не согласен, но, так как не имел знаний в той или иной специфичной отрасли, я не мог четко высказать контр-аргументы. А когда появилась депутатская группа, в которую вошли люди, обладающие знаниями в разных отраслях, стало гораздо проще. Думаю, именно поэтому оппозиция в Законодательном собрании и стала более заметной и яркой, хоть мои позиции с ее созданием ничуть не изменились.
 
Связывает ли вас что-то с Владимиром Плотниковым, кроме совместной деятельности в депутатской группе?
— Совершенно ничего. Мы видимся только в Законодательном собрании. У Плотникова — свое дело, у Вахрина — свое, у меня — свое. Мы объединились только потому, что мыслим одинаково.
 
На ваш взгляд, проект «Гражданское общество» удался?
— Думаю, да. Появились люди, которые в какой-то мере являются оппозиционерами, это всегда настораживает исполнительную власть. И она подходит к принятию законопроекта, в какой-то степени учитывая и мнения этих людей. «Гражданское общество» больше всего заботилось о наиболее социально незащищенных категориях людей. Инициированные нами проекты были нормальными, направленными на благо людей, но подрубались на самом корню только потому, что их разработала оппозиционная депутатская группа. Но, заваливая наш законопроект, разрабатывали и принимали другой, альтернативный вариант документа, который, пусть и в меньшей степени, но все же был направлен на решение проблем социально незащищенных граждан. Это уже большой плюс. Не было бы «Гражданского общества», у нас бы меньше заботились о малоимущих людях.
 
Главным идеологом депутатской группы является  Вячеслав Вахрин? У вас не возникает внутренних противоречий?
— Создавая группу, мы сразу договорились, что каждый из нас может иметь свое личное мнение, отличное от других членов группы. Мы солидарны друг с другом только тогда, когда наши мнения действительно совпадают. В своих выступлениях Вахрин никогда не ссылался на депутатскую группу, если с ней это не было согласовано.
 
Были ли попытки усилить депутатскую группу другими депутатами?
— Мы не задавались такой целью. Посчитали, что, если человек захочет, придет сам.
 
Наверное, было бы логично усилить влияние депутатской группы в Законодательном собрании Пермского края? Но в числе вы-двинутых по одномандатным округам — всего пять ваших потенциальных идеологических сторонников. Я имею в виду Плотникова, Вахрина, Давлетшина, Бурнашова и Прохорова, причем двое последних идут по одному округу… Почему такая низкая активность?
— Я бы не стал говорить однозначно — четыре-пять… Вы назвали только явных наших сторонников. Есть ещ=е и неявные, в том числе и в списках «Единой России», не буду называть их имен.
А есть и такие люди, которые называют себя независимыми. Возможно, и они будут близки по духу «Гражданскому обществу». Впрочем, им сложно будет избраться.
В одномандатных округах в большей степени пройдут те люди, которые занимают высокий пост, имеют административный ресурс и связаны с крупным бизнесом. Например, один промышленник из Индустриального района не сходит с экрана, возит пенсионеров на свой завод. Бороться с ним будет очень сложно. И в каждом районе есть такие люди. Задолго до выборов они начинают кормить, поить людей, организовывать концерты, делать подарки и другими способами по сути подкупать избирателей. А люди голосуют сегодня не умом, а сердцем. Позвали их чай попить, и это уже становится веским поводом проголосовать за устроившего чаепитие кандидата. В такой ситуации оппозиционным кандидатам будет, конечно же, очень нелегко.
В общем, сложно надеяться, что количество оппозиционеров в следующем созыве значительно увеличится. Тем более, «Демократическую партию», можно сказать, сняли с выборов, по-видимому, испугавшись, что она проведет в парламент много своих кандидатов…
 
А в других партиях, на Ваш взгляд, «Гражданское общество» сможет найти сторонников?
— Вряд ли. Мне, например, очень близки по духу лозунги «Союза правых сил». Но члены этой партии в Законодательном собрании голосуют как «единороссы». То есть так, как им скажут. В общем, говорят одно, а делают другое. И с остальными партиями, которые пройдут в парламент, наверняка будет то же самое.
 
В кулуарах идут разговоры о том, что низкая активность так называемой «группы Плотникова» связана с существованием неких договоренностей последнего с губернатором края Олегом Чиркуновым. Смысл сводится к тому, что власти оппозиции не мешают, но она не увеличивает число выдвигаемых кандидатов. Имеют ли эти слухи основания (беседа с Анатолием Ожеговым состоялась до снятия с выборов Владимира Плотникова — «bc»)?
— А кто его знает? Может быть. Но, вообще, не думаю. Напротив, мне кажется, что и те, кто выдвинулся, могут быть сняты с выборной дистанции.
 
Можно ли сказать, что сегодня Законодательное собрание, по сути, интегрировалось в вертикаль исполнительной власти региона?
— Думаю, вы правы. Если в начале депутатского срока высказывались разные мнение, возникали дебаты по тем или иным вопросам, то сегодня большинство голосует так, как им укажут «сверху». Мне кажется, все дело в смене губернатора. Если при Трутневе основным был метод доказательств и убеждений, то сегодня действует принцип «как сказали, так и надо».
 
То есть краевые чиновники подходят к депутатам и объясняют, как им нужно голосовать?
— Ко мне не подходят. Что касается других депутатов, хоть я и не знаю конкретных фактов, подозрения, что их «обрабатывают», у меня есть. Об этом можно судить по поведению многих парламентариев. Утром говорят одно, вечером — другое. Видно, что «работают» с людьми…

Справка «bc»
Ожегов Анатолий Иванович. Родился 14 сентября 1946 года. Окончил Пермский политехнический институт по специальности «Химическая технология неорганических веществ». Руководил ОАО «Метафракс» с момента образования предприятия до 2002 года. В конце лета 2006-го продал свой 4-процентный пакет акций «Метафракса» за 22 млн долларов, заявив о своих планах на вырученные средства организовать собственный бизнес. Какой именно, говорить категорически отказывается.
Депутат Законодательного собрания второго и третьего созывов. В настоящее время работает в областном парламенте на постоянной (профессиональной) основе. В третьем созыве был членом депутатских групп «Единая Россия» и СПС. После избрания в ЗС Владимира Плотникова вошел в состав оппозиционной депутатской группы «Гражданское общество» и возглавил ее.
Поделиться:
Все новости компаний