Газета
 16 октября 2006, 00:00   958

Как странно

Как странно
Глядя на школьные фотографии, поражаешься, как можно было носить такую прическу. И прической-то не назовешь. В начальных классах — тугие косы (и вот не лень же было маме заплетать каждое утро?!!).
Автор: Кирилл Перов
Глядя на школьные фотографии, поражаешься, как можно было носить такую прическу. И прической-то не назовешь. В начальных классах — тугие косы (и вот не лень же было маме заплетать каждое утро?!!).

Да какие косы — так, крысиные хвостики с огромным бантом. С черным и (фу!) коричневым — на повседневку. С белым — на праздники. Только по бантам и еще паре вещиц и понимаешь, что был «праздник». А какой?.. Еще в столь знаменательные дни насильно напяливали колготки. Светлые, но с шерстью. Самые мучительные, адские, отвратительные, причем надевали их очень настойчиво. В средних классах носились вихры разной длины. Видимо, переходный возраст, ломка стереотипов. И выбор своих… стереотипов. В старших классах на голове заметна невероятная борьба личности с собственными демонами, битва за свободу и добитие самовыражением. Кто так стриг? Почему не было денег на салоны? Почему вообще не было ни салонов, ни средств для укладки? Вопросы риторические — школьные фото уже не исправишь. Сейчас смотришь на снимки и думаешь: «Как странно».
Странно разглядывать на снимках свои прежние одежки в вузе. Какие-то водолазки, мини-юбки и жуткое платье в клубничках, сшитое на заказ. Причем невозможно объяснить, почему из всех материалов мира была выбрана ткань для кухонной занавески.
Растем, взрослеем, двигаемся. А наши прошлые Я остаются на месте: вот Я на школьном балу, вот другая Я на выпускном в университете. Нынешняя Я как будто подхожу к восковой фигуре самой себя и смотрю со стороны. Помню на ощупь эту кофту, эти волосы, раскрашенные в технике American Colours. Нужно было прожить столько лет, чтобы на собственном опыте понять, что короткие стрижки не идут, а завивать челку на бигуди нелепо. Как странно, сколько ошибок нужно было сделать самой и с парикмахером. Сколько раз сжечь волосы перекисью, чтобы понять, что не выйдет из меня платиновой блондинки. Не жить мне в этом образе.
Папа сказал однажды: «Каждый ежик собирает свои колючки». И двадцать лет это казалось ошибкой, мол, какие колючки? Оказалось, что, правда, собирает. И действительно сам. Собирает колючки, сброшенные другими (теми, которые уже все поняли), наступает на грабли (предусмотрительно расставленные жизнью) и колется об иглы других ежиков, на которых взгромождаться не следовало бы.
Даже когда совсем большая, иногда колешься. Все реже, но все же. Как странно осознавать, что теплый и мягкий, с которым было сладко спать и уютно жить, может повернуться на 180° и показать колючки. Из нежного ежика превратиться в ежа-мутанта, готового заколоть сожительницу, как злейшего врага.
На фотографиях он еще другой. Человек, который изо дня в день был настоящим и будущим, вдруг стал прошлым. На снимках он добрый и улыбается. Какие врушки эти фотки — одно заблуждение с ними. На них мы не меняемся и не стареем. Но если присмотреться, то на картинках, которые по всем законам физики не могут трансформироваться, выражение глаз каждый раз кажется другим.
Пожалуй, постоянен только оптический фокус на холсте с купидоном: в какую точку комнаты ни встань, он все равно целится стрелой в тебя. Как странно, что независимо от возраста и прически все надеешься, что он попадет тебе в сердце.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний