Газета
 09 октября 2006, 00:00   954

Кадровый голод

Кадровый голод
Краевые отделения партий с трудом набирают кандидатов для выдвижения в депутаты Законодательного собрания.
Автор: Кирилл Перов
Краевые отделения партий с трудом набирают кандидатов для выдвижения в депутаты Законодательного собрания.

Предвыборная лихорадка, постепенно набирающая обороты в Прикамье, пока в латентной форме проявилась и в такой, на первый взгляд, удивительной и неожиданной проблеме, как банальная нехватка политических кадров. Об этом открыто говорят чиновники администрации, отвечающие за политические процессы в крае. Причем их предупреждения о том, что кандидатов на
заполнение вакантных мест в партийных списках придется искать днем с огнем, зазвучали еще в самом начале предвыборной гонки. Так и произошло. Как рассказывают, лихорадочный поиск этих кандидатов доходит до анекдота, когда ответственные лица просто названивают в разные места почти наугад и на ощупь с вопросом о том, нет ли подходящего человечка?
Внешняя причина проблемы очевидна — изменение порядка формирования Законодательного собрания. Половина его состава теперь избирается по партийным спискам, и, значит, партиям (особенно, если считать на всех) нужно найти приличное количество народа, чтобы сформировать полноценные в численном и качественном отношении списки. Но дело не только и не столько в количестве, в конце концов, речь идет всего о тридцати местах на всех в региональном парламенте. притом что по Закону «О политических партиях» региональные отделения должны иметь от двухсот пятидесяти до пятисот (как минимум) членов, что с лихвой перекрывает не только тридцать, но и все шестьдесят мест. Меняются сами принципы подбора политических кадров, и партии оказались не очень готовы к рекрутированию политиков или, говоря мягче, публичных фигур, а не просто сторонников или членов.
Все это можно назвать технической сложностью, которая, как и любая техническая проблема, может быть решена, по крайней мере, в принципе. Немного удивляет, что к этому оказались не готовы, ведь порядок избрания в Законодательное собрание изменился не вчера, да и предупреждения из краевой администрации кое-что значат. Из этого удивления вырастает уверенность, что, даже наладив внутреннюю систему рекрутирования и начав подбирать людей в партсписки заранее, политические организации все же не решат проблему, потому что за технической стороной дела кроется содержательная: вменяемых людей с электоральными перспективами, хотя бы и потенциальными, просто мало.
Принципиальный вопрос —
в том, откуда их брать. Главных источников по сути всего два, и оба не работают. Одним потенциальным резервом могут быть люди, добившиеся успеха в своих, не политических, сферах деятельности. Но они должны быть не просто успешны, а публично успешны, что можно конвертировать в электоральный результат. Круг таких людей чрезвычайно узок. Главная причина — в том, что сфера публичности в нашей стране очень мала, да и та, что есть, централизована в Москве —  регионам достаются крохи. Какие занятия обеспечивают публичную успешность? Актерство, спорт, эстрада — и все. Вот мы и видим поп-певцов, с помпой принимаемых в солидные с виду партии. Есть еще бизнес, но там и публичность специфическая (о многих мы знаем, но все с чужих слов), и разговор особый.
В любом случае требуются кадровые пылесосы, которые будут втягивать в политическую деятельность этих людей. Роль таких пылесосов в классической интерпретации должны выполнять партии. Кроме того, и это второй источник, должен быть кадровый резерв самих партий. Собственно, на Западе партии, пожалуй, именно в первую очередь выступают в качестве кадровых кузниц. Занять серьезный политико-государственный пост, не пройдя в течение некоторого количества лет горнило партийной жизни, очень сложно. Партии становятся площадкой, на которой сам человек приобретает навыки, необходимые публичному деятелю, и появляется возможность оценить его способности и возможности.
У нас такая система не работает, потому что большинству партий без году неделя. Но эта причина вторая. Первая заключается в том, что сами партии не являются самостоятельными публичными площадками, на которых можно сделать политическую карьеру. То есть карьеру сделать, конечно, можно. Но это будет индивидуальное дело отдельного человека, или же он будет реализовываться как часть команды какого-либо лидера. Проблема в том, что это не сделает его профессионалом от политики.
Здесь мы снова упираемся в задачу, о необходимости решения которой говорится с начала
1990-х годов, создания профессионального политического класса, который, в том числе, снимет проблему вакантных мест в партийных списках, и для которого — и это главное — публичная политическая деятельность станет такой же профессией, как любая другая. Собственно, саму партийную реформу, реформу избирательного законодательства и, кстати, реформу МСУ, в результате которой потребовалось огромное количество новых депутатов, можно рассматривать как инструменты в процессе формирования этого самого политического класса. Вот только в нынешних условиях он, скорее всего, станет обыкновенным чиновничеством особого рода. Но с этим поделать что-либо трудно, так как это тенденция не только российская, но, пожалуй, общемировая.
В нашей стране есть более серьезная проблема, которая заключается в характере общественного запроса на профессиональную политическую деятельность. Этот запрос крайне противоречив.
С одной стороны, он, безусловно, есть. С тем, что политику нужно делать профессионально, мало кто спорит. Другое дело, что профессионализм могут понимать как угодно, а он, тем не менее, в качестве базового постулата предполагает некую степень самостоятельности профессионального сословия, выражающуюся в его относительной замкнутости, наличии собственных правил, стандартов и принципов. А вот это допустить мало кто хочет. Здесь вступает в силу неистребимый демократический догмат: политики — это слуги. И не только народа, а любого, кто имеет хоть какой-либо интерес. А значит, прими и исполняй. Какой уж тут политический класс.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний