Газета
 25 сентября 2006, 00:00   1312

IPO как на ладони

Елена Копанева, заместитель генерального директора БДО Юникон, — о секретах IPO, боязни прозрачности и цене вопроса.
Елена Копанева, заместитель генерального директора БДО Юникон, — о секретах IPO, боязни прозрачности и цене вопроса.

По информации экономиче-ских изданий, в 2005 году компании из стран СНГ привлекли почти 9 млрд долларов путем публичных размещений акций на биржах. Львиная доля этой суммы пришлась на структуры из России. Сегодня об интересе к IPO заявляют не только компании, которые традиционно принято считать федеральными, но и региональные предприятия, в том числе и из Пермского края.
Заместитель генерального директора БДО Юникон Елена Копанева рассказала в интервью «bc» о том, что надо делать и к чему готовиться при публичных размещениях.
 
Несколько компаний в Пермском крае заявили о намерении провести IPO, какие первых три шага Вы посоветуете им сделать при подготовке?
— Прежде всего необходимо выбрать площадку, где будет происходить IPO, потому что все дальнейшие шаги, которые компания должна предпринять, зависят именно от этого решения. Принципиальный вопрос — в России или нет. Если размещение происходит в нашей стране, то требования к компании минимальны, каких-то особых трудозатрат и денежных расходов нести не придется. С IPO за рубежом ситуация противоположная. Здесь важно понимать, что размещение на Западе не самоцель, все зависит от того, какой объем средств хочет привлечь компания. Если речь идет о небольших суммах, то совсем необязательно размещаться, скажем, в Нью-Йорке или на основной площадке Лондонской фондовой биржи. Но если компании заинтересованы в привлечении значительного объема средств, тогда надо идти на иностранные площадки, где предложение денежных ресурсов гораздо больше, чем на отечественных, но и требования при проведении IPO очень серьезны. Они четко прописаны, и их все необходимо выполнить.
 
Каковы эти требования?
— Такое IPO потребует от собственников бизнеса создать прозрачную структуру собственности. Если речь идет о холдинге, а, как правило, выходят на IPO крупные компании, то необходимо подготовить проаудированную отчетность, причем это должно быть сделано достойной аудиторской фирмой, как минимум, за три года, если, конечно, компания существует столько лет. Если вернуться к Вашему вопросу, то обеспечение прозрачности бизнеса — это второй шаг, который необходимо сделать при выходе на IPO, ведь будущий инвестор должен точно понимать, во что он вкладывает деньги. И, наконец, третий шаг — выбор консультанта, который будет сопровождать компанию в процессе IPO. Это должна быть целая команда профессионалов: юристы, инвестбанкиры, аудиторы, специальное пиар-агентство и компания-принтер, которая будет печатать всю документацию.
 
Вы сказали, что на Западе требования четко прописаны. А при размещении в России есть такой конкретный перечень условий?
— В России требования минимальны: не надо готовить отчетность по МСФО, не требуется раскрывать конечных бенефициаров. Как следствие, можно выйти на IPO с непрозрачной структурой собственников. На Западе готовятся огромные многостраничные отчеты, где анализ сделан во всех возможных разрезах. В России таких требований пока нет. Выйти на IPO здесь достаточно просто, и многие компании сейчас пользуются этой возможностью, а также относительной дешевизной размещения в России.
 
Хотел бы уточнить по поводу трехлетнего срока, о котором Вы сказали. Если компания молода, она имеет шанс провести IPO, или возраст имеет здесь большое значение?
— В принципе, шанс она, конечно, имеет, но фактор возраста, безусловно, играет роль. Недавно созданную компанию вряд ли ждет успех на IPO. Перед IPO она должна набрать определенную капитализацию. Так, например, для листинга на основной площадке Лондонской фондовой биржи минимальная рыночная капитализация должна составлять 700 тысяч фунтов стерлингов, на Нью-Йоркской бирже — не менее 500 миллионов долларов США. Такую капитализацию быстро не нарастишь.
 
Есть ли принципиальные отличия при подготовке к IPO крупных федеральных «монстров» и компаний регионального уровня?
— Технологически, если они выходят на одну и ту же площадку, никакой разницы нет. Здесь все зависит только от того, сколько компания хочет привлечь денег и где она размещается, потому что даже за рубежом биржа бирже рознь. Например, на Нью-Йорк-ской бирже всегда существовали очень жесткие требования, но после серии скандалов (с «Энроном» и т. п.) гайки закрутили еще больше, и сейчас там размещаются в основном американские компании, иностранцев мало. Более того, есть статистика, что в 2005 году 13 американских компаний приняли решение размещаться не у себя на родине, а в Европе. Хотя не надо думать, что здесь все очень либерально. На той же Лондон-ской фондовой бирже также очень жесткие требования по допуску компаний, есть набор критериев, которым должна соответствовать компания, чтобы у нее просто приняли заявку. Однако и здесь существует свое «но», поскольку есть выбор. В 1995 году для небольших молодых и быстро растущих предприятий была создана специальная площадка на Лондонской фондовой бирже — AIM. По сравнению с основной там более мягкие требования к размещению, и не случайно 94 % лондонских IPO в 2005 году прошли именно на этой площадке.
 
То есть небольшие региональные компании также имеют шанс на успешное IPO?
— Мне кажется, сейчас грань между региональной и межрегиональной компаниями в изрядной степени стерта. Успех IPO зависит от успешности бизнеса компании, размер в данном случае — вопрос второстепенный.
 
Насколько российские бизнесмены-собственники готовы выходить на IPO, ведь, кроме всего прочего, это означает еще и потерю части собственности? Готовы они переступить через себя?
— Вопрос очень хороший. Думаю, что здесь все сводится к приоритетам. Если компания выходит на IPO, значит, ей необходимы средства. Представим предприятие, которое существует с совет-ских времен и не имеет возможности инвестировать в развитие производства. Да, существует вариант кредитования, но этот способ дорогой. Поэтому собственники и выбирают IPO в качестве возможности единовременно получить большую сумму денег, что называется «навсегда и бесплатно».
У других структур уже есть определенное долговое бремя, и стоит задача от него избавиться, поэтому они с помощью IPO решают эту проблему. Таким образом, IPO —  стратегическое решение, до которого собственнику необходимо дозреть. И если он пришел к пониманию, что IPO для его бизнеса необходимо, тогда, как Вы говорите, переступить через себя уже не так сложно.
 
Для некоторых IPO — еще и возможность оценить свой бизнес.
— Действительно, IPO рассматривается и как возможность определить справедливую стоимость своей компании. Фактически ты узнаешь стоимость, капитализацию, фиксируешь прибыль, заработанную в течение определенного периода ведения бизнеса.
IPO — это возможность получить доступ к рынку, гораздо более капиталоемкому и ликвидному, чем российский рынок, улучшить репутацию и повысить узнаваемость компании, ведь к прошедшим через эту процедуру доверие гораздо больше.
 
Какое из требований, которое необходимо выполнять, в первую очередь сдерживает компании? Боязнь стать прозрачной?
— Да, многим очень сложно переступить эту черту, ведь здесь, как на приеме у доктора, необходимо рассказать о себе все, в том числе и то, что по каким-то причинам могло долгие годы скрываться. Боязнь сделать публичными структуру собственности, финансовые результаты, оценить эффективность работы менеджмента очень существенна. Например, если выходишь на Нью-Йоркскую биржу, то придется раскрыть информацию о любых проверках, проведенных в отношении твоей компании регулирующими органами, о составе независимых директоров, обо всех активах, которые находятся за балансом. Весь этот огромный объем информации становится публичным.
 
Многих это отпугивает?
— Думаю, сейчас наши креативные предприниматели стали более разборчиво относиться к выборам места, где размещаться. Если нужна не очень большая сумма денег и есть желание по-преж-нему оставаться закрытыми, тогда они идут на российскую площадку. Если все-таки требуется значительный объем средств, если хочешь признания международным финансовым институтом, тогда волей-неволей придется становиться прозрачным, по-другому нельзя. Ведь никто не будет покупать акции компании с непонятной структурой, «кривой» собственностью и тому подобным.
 
Как дорого стоят все подготовительные процедуры при проведении IPO?
— Это очень дорогое удовольствие (в первую очередь я говорю не о России, а о международных площадках). Представьте, на Нью-Йоркской бирже первоначальный взнос при процедуре листинга колеблется от 150 до 250 тысяч долларов в зависимости от размера компании, последующие ежегодные взносы находятся в диапазоне от 40 до 500 тысяч долларов США, первоначальный взнос для регистрации на электронной бирже NASDAQ составляет от 100 до 150 тысяч долларов в зависимости от количества акций, выпускаемых в обращение. И это просто взнос, а ведь необходимо нанимать консультантов по различным направлениям, приводить в порядок структуру и т. д. и т. п. Все это стоит больших денег. Но их тратят, потому что на кону стоят еще большие деньги.
Какие риски существуют для компаний при выходе на IPO?
— Наверное, самый главный риск состоит в том, что компании, проводя IPO, не получат от этого желаемых результатов. Они могут привлечь меньший, чем запланировано, объем средств, если рынок оценит компанию дешевле, чем предполагали собственники. И таких примеров немало, когда от IPO люди не получали того количества средств, которое было необходимо для реализации тех или иных проектов, ради чего, собственно, все это и затевалось. То есть часть компании они потеряли, а запланированного эффекта не добились.
 
Кроется ли причина недополучения запланированного в том, что плохо посчитали? Или так рынок рассудил?
— И то, и другое. Возможно, информация, которая была раскрыта в документах, насторожила инвесторов. При IPO необходимо учитывать массу факторов, даже время размещения. Например, мало кто размещается в декабре и январе, поскольку в период до и после Рождества рынок вялый и есть большой риск, что цены, предложенные за акцию, будут ниже ожиданий собственников.
 
В период подготовки на что уходит больше всего времени?
— Думаю, на начальную стадию: на структурирование предприятия или холдинга, придание ему той формы, которая должна быть в идеале. Ведь структура, с одной стороны, должна заинтересовать потенциального инвестора, но вместе с тем оставаться приемлемой для действующих собственников компании. Это может занять массу времени, особенно если мы говорим о холдинге, включающем в себя десятки предприятий. Процедура аудита хотя и будет более короткой по сравнению с решением вопросов структуры, все равно займет достаточно длительное время.
 
Насколько с точки зрения проведения IPO законодательная база в России сегодня современна, или она требует доработки?
— Специального закона об IPO нет, но и без него IPO в России происходят и на ММВБ, и на РТС и сейчас, и даже 10 лет назад. В целом, думаю, страна движется в правильном направлении. Да, рынок молодой, он еще только формируется, есть свои проблемы и недоработки, но, тем не менее, компании выходят на IPO, значит, все эти вопросы решаемы. Наши компании активно размещаются и в России, и за рубежом. Так, в 2005 году российские компании фактически стали фаворитами LSE (Лондонской фондовой биржи): на основной площадке LSE (Main Market) 60 % средств, привлеченных в 2005 году в ходе IPO, приходилось на российские компании.
Поделиться:
Все новости компаний