Газета
 07 августа 2006, 00:00   1054

Робин, ты не прав

Робин, ты не прав
В жизни приходилось дважды сталкиваться с человеком по имени Робин.
Автор: Кирилл Перов
В жизни приходилось дважды сталкиваться с человеком по имени Робин.

Один «Робин Бобин Барабек скушал сорок человек, и корову, и быка, и кривого мясника…». Ну голоден был — понять можно. Хотя сложно. По крайней мере, он был однозначно плохим героем. И ни у одного ребенка, читающего книжку про обжору, не возникало заблуждений насчет позитивности/негативности Робина номер один. Они точно знали: этот дядя — хорошо, или этот дядя — плохо.
Робин номер два законспирировался под фамилией Гуд. Англоговорящим чадам было вдвойне понятно, что этот дядя хороший. Во-первых, фамилия у него правильная. Во-вторых, он поступки совершал добрые. Якобы. Русским детям перевод слова good ни о чем не говорил. Впрочем, в нежном возрасте они вообще не ведали, что такое английский язык и с чем его едят. Но вот про поступки им тоже все было очевидно: дядя поступает хорошо — отбирает деньги у богатых и отдает бедным. Молодец. Нужно брать с него пример.
А нужно ли брать с него пример? Так ли хорош Робин, как его малюют? И как он вообще попал в список положительных героев? Эти вопросы задают себе уже повзрослевшие дети. Те, которые зарабатывают больше других. Впрочем, подросшие дети с доходом поменьше по-прежнему считают, что Робин — good. И даже ссылаются на сказку как прописную истину.
«Робин Гуд» не относится к книжкам, цитируемым постоянно. Она была прочитана девочке мамой и почти забыта. Пока не прошло двадцать лет, и не появился в жизни уже взрослой девочки «близкий человек». И все было у них хорошо, пока он не сказал: «Ты так хорошо работаешь на компьютере, научи меня». Девочка радостно воскликнула: «Я все умею. А чему именно научить?» «Подделывать чеки, детка.»
Девочка сказала, что это не good. Но «близкий человек» знал, что придется бороться с моральными устоями, и подготовился к беседе хорошо. Он привел неопровержимое доказательство — сказку, которую ей читала мама. Мол, против книги не попрешь. Поперла. Впервые хорошая девочка усомнилась в правильности «хорошей» книжки. И в правильности теории о том, что нужно делиться. А «близкий человек» увещевал: отправили тебя за большими покупками на работе — принеси бухгалтеру исправленный чек; договорился о сделке для фирмы — накинь процент себе за работу; получили новый товар в офисе — не забудь про себя, ведь «компания не обеднеет».
Долго думала девочка. И решила не согласиться с книжкой. В детстве она училась достаточно хорошо, чтобы потом вовремя разглядеть, что такое плохо. Она рассказала «близкому человеку», что не поддерживает теорию о том, что «все должны делиться». Аж припомнила из истории раскулачивание и его тоже не поддержала. И еще время, когда все получали по 100 рублей независимо от того, сколько каждый работал. Потом ввернула цитаты из сочинения на тему «Прав ли Раскольников». А под конец сделала вывод: Робин был не good.
Так спор о книжной истине ознаменовал финал отношений. Тут не только сказке конец.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний