Газета
 17 июля 2006, 13:20   848

Неочевидные аналогии

Российские чиновники – не Зидан. Им прощается почти все.
Российские чиновники – не Зидан. Им прощается почти все.

Неочевидные аналогииВ той катавасии, что происходит в этом году вокруг алкоголя и его доставки до нас, потребителей, больше всего раздражает не сам по себе бардак и даже не сложности с покупкой лишь некоторых видов спиртного, а то, что все говорящие властные головы делают вид, что никакой проблемы вовсе нет.
Собственно, и говорят-то по этому поводу совсем мало, а оправдывающихся так и вовсе нет. Разве что главнейший санитарный врач, прославившийся своими нелепыми весенними запретами, отбрехивается — мол, не моя это вина. Тут он прав — не его. Проблема материализовалась в виде акцизных марок нового образца (т.е. их отсутствия) и новой же системы учета алкоголя. Из слов замминистра финансов Шаталова можно понять, что уже ставшая пресловутой ЕГАИС (единая государственная автоматизированная система учета алкогольной продукции), мимо которой с первого июля не может пройти ни одна бутылка в стране, пока хромает на все ноги («не отработана до конца») и будет хромать еще долгое время. Но мораль чиновника проста и прозрачна, как слеза: волноваться нечего, проблем нет — все, без сомнения, «устаканится». Глава верхней палаты парламента Миронов выводит мораль покруче: мол, все к лучшему в этом лучшем из миров — люди станут меньше пить. Я, говорит, уже два года алкоголь в рот не беру, пора бы и остальным последовать этому духоподъемному примеру. Впечатление такое, что не государственный муж высказывается, а неторопливый треп на завалинке идет. Ну и вдобавок лишнее подтверждение все крепнущей тенденции к превращению госдеятелей в самостийных моральных проповедников.
Меж тем проблемы очевидны. На совершенно ровном месте создают кризис с необходимым продуктом. (Насчет степени его необходимости есть разные точки зрения, но дело не в этом, а в том, что он из тех вещей нашего мира, которые создают естественный фон существования человека, а следовательно, и задумываться о его «первичности» или «вторичности» нет необходимости.) Теряются приличные деньги — как производителями и продавцами, так и государством. Но главное состоит в том, как система реагирует на очевидный каждому нормальному человеку сбой. Если это не определяет эффективность системы, то, по крайней мере, делает ее существование понятным в глазах нормального же человека.
Так вот, система никак не реагирует на собственный сбой. Вообще. Продолжает молоть, как молола. И самое яркое проявление этого не в отсутствии попыток исправить ошибки: например, обкатать ЕГАИС до работоспособного состояния параллельно с работой по старой системе или позволить продавать алкоголь со старыми акцизными марками, пока не появятся в достаточном количестве новые. Всего этого, может, даже и не стоит делать по разным и достаточно весомым причинам. Но то, что должна быть хоть какая-то ответственность, и должны быть сделаны какие-то оргвыводы в отношении чиновников, устроивших этот бардак, — это-то очевидно! Но этого нет. По крайней мере, публично ничего не объявлялось. Оно и понятно — проблемы с точки зрения государства нет, значит, нет ни вины, ни ответственности. Самое смешное, что все было запрограммировано заранее, когда правительственное постановление о новых акцизных марках принималось аж 31 декабря, и по нему еще только предстояло определить указываемые на марках сведения. Притом, что по закону они вступали в действие с 1 января. Те, кто это делал, очевидно, понимали, к чему это приведет, но это ничего не изменило. То есть проблема рождена сугубо административным образом, никакие внешние обстоятельства здесь серьезной роли не играли. Правда, встает вопрос, кого наказывать за эту «небольшую административную неувязку» — не председателя же правительства, подписавшего постановление, и не главу Минфина, чье ведомство его готовило.
Вот здесь и хочется провести неочевидную аналогию с футболом — кто еще не совсем остыл после чемпионата мира, тот поймет. В финале Франция — Италия был удален с поля капитан французов Зинедин Зидан. Удален, несмотря на должность (кстати, как раз соответствует председателю правительства, а тренера, значит, можно уподобить президенту — очень похоже на российскую политическую схему) и заслуги не только перед французским, но и мировым футболом. Зидан был удален, потому что совершил поступок, который нельзя совершать на футбольном поле (ударом головой в грудь свалил итальянского игрока на газон). Просто нельзя и все, точка! Должность и заслуги упомянуты только ради сравнения, потому что, как всем очевидно, с точки зрения футбольных правил они никакого (ну, почти) значения на футбольном поле не имеют. В этом конкретном случае значение имеет то, что Зидан, по-видимому, имел моральное право так поступить, потому что итальянец сказал что-то оскорбительное про мать и сестру француза. Но даже при всем его моральном праве удален он был совершенно справедливо. Он вышел из образа футболиста и повел себя просто по-человечески, за что и был удален.
Почему такой же принцип не действует в отношении российских чиновников? Административные ошибки и ляпы должны наказываться независимо ни от чего, даже независимо от величины их последствий в реальном мире. И уж тем более независимо от благости намерений. Должна быть жесткая и самодостаточная система правил — вот основа основ любого бюрократического аппарата. Насколько работа этого аппарата отвечает нуждам общества — это уже забота политиков и самого общества.
Поделиться:
Все новости компаний