Газета
 03 июля 2006, 13:20   872

Бюджетные коллизии

Заместитель главы администрации Перми Александр Бесфамильный — о недостатках планирования городского бюджета, росте долговых обязательств муниципалитета и проблеме расселения жильцов злосчастного дома на улице Гашкова.
Заместитель главы администрации Перми Александр Бесфамильный — о недостатках планирования городского бюджета, росте долговых обязательств муниципалитета и проблеме расселения жильцов злосчастного дома на улице Гашкова.

БюджетныеАлександр Яковлевич, в администрации Перми Вы отвечаете за взаимоотношение с Пермской городской думой. Сложнее ли стало работать с нынешним созывом думы с учетом того, что депутатов стало больше?
— Пока не почувствовал. Вообще, с каждым годом с думой работать становится труднее. Депутаты «отращивают бороду», становятся «матерыми», задают более квалифицированные вопросы и уже улавливают фальшь в ответах. За период третьего созыва думы я это здорово почувствовал. Более того, когда я пришел в администрацию в 2000 году, думу составляли «зубры», переизбравшиеся на второй срок, они меня и других чиновников воспринимали как новичков. В нынешнем созыве после увеличения числа депутатов доля опытных депутатов объективно упала. Да и мы уже не сопляки, я же за пять с лишним лет приобрел  достаточный опыт. Так что пока депутаты осваиваются. Но, думаю, это продлится недолго. Пройдет полгода, будем утверждать новый бюджет, и уж наверняка придется нелегко…
 
Кстати, на майском пленарном заседании Пермской городской думы, где подводились итоги исполнения бюджета 2005 года, депутатами была высказана масса претензий в части неравномерности расходования средств и неэффективного  планирования кассовых разрывов. Как будет совершенствоваться их учет и планирование бюджетных средств?
— Такие претензии, действительно, есть, они высказываются каждый год. С одной стороны, мы признаем, что уровень планирования при подготовке бюджета недостаточный. Сегодня проводится работа по совершенствованию планирования бюджета, в том числе и с помощью реализации в Перми программы реформирования муниципальных финансов. Но есть и достаточное количество объективных факторов, о которых иногда депутаты слышат, а иногда слышать не хотят. Основной объем капитальных затрат в любом случае приходится на летний период, и спрогнозировать точно, день в день, когда будет проведен конкурс, когда подрядчик приступит после подготовки проектно-сметной документации к выполнению работ, когда их закончит и когда муниципалитет проверит и должен будет ему заплатить, невозможно. Самое главное — вовремя начать работу, до конца сезона ее выполнить, успеть подписать акты выполненных работ и оплатить их. На мой взгляд, нет ничего страшного в том, что основная масса таких платежей приходится на конец года. Отраслевые подразделения очень подробно проверяют ход выполняемых работ и не торопятся с авансовыми платежами. Именно поэтому весь летний период оплата в большинстве случаев не производится. Но депутаты почему-то делают вывод, что если деньги на счете бюджета копятся и не используются, значит, ничего не делается. На самом деле это совсем не так.
Что касается кассовых разрывов, то здесь вообще нет никаких проблем. Помню, они были четыре года назад, когда мы кое-как сумели договориться с банком, взяли кредит, а потом вспомнили, что у нас, оказывается, денег нет для выплаты процентов. С тех пор у нас с этим вопросом все в порядке, ежегодно на эти цели в бюджет закладываются определенные средства. Но два последних года кассовых разрывов у нас не возникает, и я  не знаю, почему депутаты делают выводы о неэффективном планировании кассовых разрывов.
 
Есть данные, что объем долговых обязательств пермской мэрии за последние четыре года значительно увеличился. С чем это связано?
— Если говорить об объеме кредиторской задолженности, то он, напротив, сократился. За пять лет была проведена целенаправленная работа, связанная с погашением долгов. Была погашена значительная доля кредиторской задолженности жилищных служб, обязательств перед «Пермэнерго», Фондом обязательного медицинского страхования. Всего за пять лет выплатили порядка 700 миллионов рублей. Сегодня муниципалитет делает все для того, чтобы не допустить возникновения новой кредиторской задолженности. Мы тщательно контролируем, чтобы отраслевые ведомства не брали на себя дополнительные обязательства, не предусмотренные расходной частью бюджета. Для того, чтобы «кредиторка» не росла, мы несколько изменили структуру резервного фонда,  с прошлого года стали закладывать в бюджет средства на исполнение судебных решений (в 2005 году на эти цели было выделено 75 миллионов рублей).
Другое дело, что объем отсроченных обязательств муниципалитета действительно  увеличивается. По большому счету, весь объем наших долговых обязательств мы и не знаем. Его надо считать. Например, по нормам Госстроя ежегодно в бюджет должны быть заложены 700 миллионов рублей на капитальный ремонт жилого фонда. Таких денег мы не закладывали — их у муниципалитета просто не было. Долгое время не занимались сносом ветхого жилья — по той же причине. В связи с тем, что возможности бюджета ограничены, накапливается объем обязательств, которые рано или поздно нам все равно необходимо будет исполнять. Так, например, произошло в этом году с лицензированием школ. Так как в прошлые годы средств на эти цели не закладывалось, в 2006-м пришлось изыскивать 151 миллион рублей, чтобы все школы могли получить лицензии, нормально функционировали и выдавали аттестаты.
 
Согласно реализуемой в Перми программе реформирования общественных финансов, в мэрии планируется ввести конкурсный прием муниципальных служащих. Как Вы относитесь к этой идее?
— Я всегда к идее конкурсного отбора относился скептически. Не уверен, что конкурсная процедура может реально выявить специалиста. В моем понимании любое собеседование может дать значительно больше. На мой взгляд, кадровые вопросы должны быть прерогативой руководителей, они ведь не с улицы приходят. Аркадий Кац не с улицы же пришел. Его пригласили поучаствовать в конкурсе на пост главы администрации, он представил качественную программу управления городским хозяйством и победил. Он несет всю ответственность за работу городской администрации, и, наверное, нужно дать ему право самостоятельно формировать команду. Зачем обязывать его проводить конкурсные процедуры, чтобы он искусственно «подтягивал» к победе тех людей, с которыми ему удобнее работать? Кстати, конкурсная процедура в рамках формирования муниципального заказа, на мой взгляд, также недостаточно эффективна. Зачастую у муниципалитета не находится законных оснований для того, чтобы исключить из участия в конкурсе подрядчика, который ранее нас подвел. Кроме того, конкурс по действующему законодательству проводится на один год, и не факт, что тот же подрядчик вновь выиграет конкурс и продолжит работы. Поскольку нет уверенности, что завершать  объект будет тот, кто его начал, качество выполнения работ соответствующее.
 
Мэрия Перми обратилась к региональным властям с инициативой об отмене единых социальных проездных. Чем вызваны такие действия?
— Выскажу лишь свое личное мнение. Единые социальные проездные документы (ЕСПД) на определенном этапе были нужны — слишком накаленная обстановка возникла, и не только в Перми. При этом никакой экономической логики в их введении не было, они противоречат духу монетизации льгот. Сегодня в транспортной отрасли мы имеем экономически необоснованный тариф и чрезмерно вытянутую маршрутную сеть. У нас просто кризис перепроизводства: за десять лет личного автотранспорта стало в разы больше,  при этом и объем автобусных перевозок вырос на 30 %. Очевидно, что это неправильно. Но мы не стали ни тариф поднимать до экономически обоснованного, ни маршрутную сеть оптимизировать.  Плюс ко всему трехрублевую доплату для владельцев ЕСПД отменили и ввели льготные проездные билеты для студентов и школьников… Мы провели исследование пассажиропотока и выяснили, что человек, приобретающий ЕСПД, в месяц в среднем совершает 210-220 поездок. Таким образом, объем необходимых компенсаций для  возмещения убытков возрастает, а денег в бюджете нет. В результате перевозчики недополучают значительные средства и вынуждены экономить на таких вещах, как безопасность перевозок, обновление подвижного состава, техобслуживание. На мой взгляд, было бы целесообразно отменить ЕСПД и заменить их, скажем, магнитными картами, рассчитанными на определенное число поездок или 50 %-ной оплатой для начала.  В противном случае, вся логика монетизации исчезает. Несправедливо, когда одни пенсионеры ездят бесплатно на сумму 1200 рублей в месяц, а другие не пользуются транспортными услугами и получают лишь 190 рублей.
 
Когда планируется перейти к распределению маршрутов среди частных перевозчиков по конкурсу?
— Конкурсная процедура распределения маршрутов будет введена с 1 ноября 2006 года, когда действующие договоры муниципалитета с перевозчиками закончатся. Перед нами стоит задача распределить лоты так, чтобы выгодные маршруты сочетались с убыточными, и для каждого перевозчика рентабельность составляла бы в среднем 15 %. Именно такой показатель рентабельности считается при формировании тарифа. Если удастся реализовать такую схему, то и объем дотаций из бюджета значительно сократится. И, что крайне важно, мы уже сможем предъявлять перевозчикам требования и по безопасности, и по культуре обслуживания.
 
Каковы показатели деятельности муниципальных предприятий Перми по итогам 2005 года? Что планирует предпринять администрация в отношении МУПов?
— Не вижу смысла оценивать их прибыльность. На мой взгляд, сегодня муниципальные предприятия себя изжили. На определенном этапе они были нужны для того, чтобы выполнять те работы, которые больше никто не мог сделать. Если раньше обслуживанием жилого фонда занимались только МУПы, то сегодня у нас уже много управляющих компаний и подрядных организаций частного характера. Единственным предприятием, которое занималось озеленением, когда-то был совхоз «Цветы Прикамья», сегодня в Перми масса предприятий, занимающихся ландшафтным дизайном. МУПами могут остаться только такие, функции которых больше некому исполнять. В Перми есть смысл в сохранении разве что таких муниципальных предприятий, как «Гор-свет», «Мосты и путепроводы» и «Горэлектротранс».
 
Как сегодня обстоят дела с ситуацией вокруг рушащегося дома на улице Гашкова?
— До января 2006 года у муниципалитета никаких законных оснований для того, чтобы решать проблемы жителей частного дома, не было вовсе. Я уже неоднократно приводил пример, что если завтра сгорит частный дом, скажем, в Курье, то его жители не придут в горадминистрацию требовать квартиру. Они придут только в том случае, если окажутся социально незащищенными, соберут необходимое количество справок и встанут в очередь на получение квартиры, в которой у нас сегодня стоит уже 18,7 тысяч семей. Жителям дома на улице Гашкова нужно было сделать то же самое. Они должны были идти в суд и искать виновных. В конце концов, кто мешал им застраховать свое личное имущество? Может быть, виноват застройщик или проектировщик, может, водоканал, а возможно, и муниципалитет. Но ведь не факт, что муниципалитет! Тем не менее администрация старается решить данную проблему. Муниципалитет искал законные основания, как можно помочь им вне очереди. И в январе такая возможность появилась: вышло постановление правительства, регламентирующее порядок сноса домов, признанных непригодными для проживания и подлежащих сносу. Согласно документу, администрация должна поставить собственника в известность о том, что дом нужно снести. Если собственник этого не делает, муниципалитет должен выкупить объект, зарегистрировать его за собой и принять на себя ответственность по сносу. Но, поскольку мы стали, думаю, первыми в России, кто применяет эту практику, непонятно, по какой цене выкупать аварийный дом. По стоимости квадратного метра жилья в Мотовилихинском районе или по цене стоимости железобетона? Ведь домом это уже назвать нельзя. Суд сейчас проводит экспертизу расчета стоимости одного квадратного метра, при этом непонятно, какие именно метры они считают. Есть и другая проблема. На выкуп квартир по той цене, которую предлагает муниципалитет, денег сегодня в бюджете нет. Требуется 150 миллионов, а выделено только 50. То есть в этом году мы сможем выплатить только треть, остальные средства планируется заложить на следующий год. Конечно, условия неидеальные. Но я думаю, что, если провести голосование среди жителей Перми, не многие поддержали бы выделение и 50 миллионов. Ведь у нас всего на снос и расселение ветхого жилья в этом году выделено 100 миллионов рублей, из них половина приходится на этот дом. Конечно, жильцов дома жалко. Но жалко и жителей муниципальных ветхих и аварийных домов, жалко и 18,7 тысяч семей, стоящих в очереди на получение жилья!
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний