Газета
 26 июня 2006, 13:20   985

Чувство самосохранения

Схема сити-менеджер — мэр способна создать четкие правила игры в управлении городом, если ее не опрокинет общественное требование показать, кто главный.
Схема сити-менеджер — мэр способна создать четкие правила игры в управлении городом, если ее не опрокинет общественное требование показать, кто главный.

Чувство самосохраненияРазговоры и пересуды вокруг новой системы организации муниципальной власти в Перми не утихнут, по-видимому, еще долго. Сейчас, после того как эта система из голой схемы федерального закона и городского устава постепенно реализовалась в реальных структурах — гордуме и администрации, фокус внимания сместился на отношения между конкретными людьми, которые их возглавили, то есть между господами Шубиным и Кацем. Это, конечно, добавило картине новых красок, но почти не добавило новых деталей, потому что тема все та же — сосуществование и взаимодействие или противостояние и противопоставление главы города и главы администрации. Сами они говорят, конечно, о беспроблемном сосуществовании и продуктивном взаимодействии и тут же отбиваются от попыток вбить клин между ними.
Какие цели преследуют те, кто пытается «вбить клин», и насколько сами личные отношения безоблачны — все это вопросы сколь важные, столь и второстепенные, поскольку имеют смысл только в свете работы системы городской власти. Особенно если надеяться на то, что эта система проработает хоть сколько-нибудь долго, успеет устояться и породить что-нибудь дельное. Никакая система сама по себе не самоценна. Но разведение главы города и главы администрации может породить дельное. И, прежде всего, формализацию управленческой деятельности, и навыки работы по формальным правилам в важных и очень чувствительных сферах жизни города.
Кац в одном из выступлений приводил такой пример. Сейчас бюджет города представляет собой не очень толстую пачку бумаги, в которой одной строчкой могут проходить многие миллионы рублей. Одну из целей своей деятельности глава администрации видит в том, чтобы через пару лет бюджет выглядел как толстенный гроссбух. Смысл, конечно, не в достижении большей внушительности документа (к сожалению, количество денег, расходуемых по нему, тоже наверняка не увеличится столь радикально), а в максимально подробном прописывании городских трат. Толк от этого достаточно очевиден, чтобы не расписывать его в красках.
Главное же в том, что речь идет не просто о личной, хоть и благой, цели конкретного управленца. Если бы дело было в этом, то и любой серьезный разговор по этому поводу был бы бессмысленным: захотел — сделал, расхотел — сделал по-другому. Цель эта продиктована определенным пониманием отношений в рамках нынешней системы городской власти. А связующим элементом здесь способно выступить банальное чувство самосохранения, от которого отказаться куда сложнее. Именно это чувство может заставить человека, который будет реализовывать городской бюджет, стремиться к тому, чтобы, условно говоря, каждая копейка имела совершенно точную прописку. Это будет гарантией от любых претензий, подробным бюджетом всегда можно будет прикрыться, потому что, даже участвуя в бюджетном процессе, глава администрации не принимает последнего решения. Его принимает дума.
Не хочу сказать, что чувство самосохранения — это лучшая основа для дельного функционирования власти и управления. Есть к тому же и другие чувства, не менее сильные и разного уровня добродетели. Но иногда чувство самосохранения может быть хорошим личным механизмом наставления чиновника на путь истинный. К этому можно добавить, что лучше всего оно проявляется в условиях давления как внутри самого организма, так и на него извне. Только так создаются системы сдерживания и противовесов, сохраняющие динамику и устойчивые к потрясениям одновременно.
Но сформируется ли эта система у нас — совершенно неясно. Главная проблема — во все том же давлении, которое может оказаться слишком большим. Содержательно выражается оно в часто задаваемом вопросе о том, кто же «реально» управляет городом и кто «реально» ответственен — глава города или глава администрации. Вопрос настолько прост и даже наивен, что бьет любые аргументы и объяснения. Конечно, всегда можно сказать, что нужно различать вину и ответственность. Виноватым, например, в нарушении закона может быть любой, и преследовать его нужно на обычных для всех основаниях. Но ответственность в данном случае многоуровневая. Глава администрации ответственен перед работодателем, т. е. перед думой и главой города, с которым он заключает контракт. А глава города в свою (первую, на самом деле) очередь ответственен перед гражданами. И, соответственно, управляют, причем «реально», городом оба, но по-разному, в рамках строго законодательно очерченных полномочий.
Вся эта сложная механика сыплется под натиском общественного требования предъявить одного-единственного главного. И Шубин под этим натиском, каковы бы ни были его собственные желания, оказывается просто вынужденным вновь и вновь повторять и демонстрировать свое активное участие в текущей хозяйственной деятельности города.
Поделиться:
Все новости компаний