Газета
 26 июня 2006, 13:20   960

Поиск личностей

Проблема формирования верхней части партийных списков наиболее остро стоит для непопулярных в регионе партийных проектов. Персоны, вошедшие в верхнюю часть списков «Единой России» и ЛДПР, вряд ли серьезно повлияют на исход выборов.
Автор: Кирилл Перов
Проблема формирования верхней части партийных списков наиболее остро стоит для непопулярных в регионе партийных проектов. Персоны, вошедшие в верхнюю часть списков «Единой России» и ЛДПР, вряд ли серьезно повлияют на исход выборов.

Проблема формирования верхней части партийных списков в ближайшие месяцы станет крайне актуальной для пермских региональных отделений политических партий. Факторами, влияющими на результат, будет не только идеологическая платформа партии, но и кандидатуры первых лиц, возглавляющие региональный список. Правда, степень влияния любого из этих параметров на конечный результат для каждой политической партии своя.
После повсеместного перехода к использованию голосования по партийным спискам на выборах представительных органов власти субъектов РФ практика формирования «имиджевых троек» в России стала еще более разнообразной, чем раньше. На региональном уровне знаковым, «раскрученным», пользующимся популярностью фигурам, которые возглавляют список, не обязательно в дальнейшем переходить на депутатскую работу. В условиях неустоявшейся партийной системы при конструировании избирательного объединения существует большая свобода маневра, и кандидатуры в первую тройку очень часто приглашаются «со стороны». Например, на выборах в Белгородский областной парламент в список ЛДПР вошли популярная ведущая МУЗ-ТВ Маша Малиновская, певец Дима Билан и другие «раскрученные» персоны (в итоге ЛДПР набрала 6,73 % при пятипроцентном избирательном барьере). Иногда первая тройка вообще формируется исключительно как символ. Одно из избирательных объединений, например, преднамеренно расставило на три первые позиции в своем списке кандидатов, носящих фамилии, считающиеся наиболее распространенными в России: Иванов, Петров, Сидоров.
При формировании имиджевых партийных троек должен действовать тот же принцип дополнения, что и при формировании пар «президент — вице-президент». Ключевыми являются характеристики лидера. Если руководитель партии представляет собой харизматичную политическую фигуру, не имеет большого значения, кто следует за ним в списке (например, Жириновский и ЛДПР). При неярком лидере верхняя часть партийного списка, напротив, нуждается в привлечении ярких и известных фигур, которые тем не менее должны заведомо уступать лидеру по своему политическому весу (в качестве примера можно привести «Партию Жизни» на парламентских выборах 2003 года, когда в одном списке с партийным лидером, председателем Совета Федерации Сергеем Мироновым оказались первая женщина-космонавт Валентина Терешкова и Мисс Вселенная Оксана Федорова).
В случае, если партия или избирательное объединение четко ориентировано на представительство интересов определенной социальной группы, степень сходства-различия лиц, составляющих первую тройку списка кандидатов, должна определяться особенностями этой группы и отношением к ней других групп общества. Так, успеху «Аграрной партии» не будет способствовать первая тройка списка, целиком составленная из руководящих работников сельского хозяйства. С другой стороны, шансы «Партии женщин» на электоральный успех существенным образом снизит наличие в составе ее первой тройки кандидата-мужчины. Другое дело, если составляющие эту тройку женщины будут отличаться друг от друга по возрасту, сфере деятельности и другим характеристикам, это может способствовать привлечению к данной партии и части мужского электората.
Если конкретно говорить о пермских партиях, имеющих шансы на преодоление 7-процентного избирательного барьера, то для фаворита предвыборной гонки, «Единой России», имидж первой тройки в списке не столь важен, как для других партий. Скорее всего за «единороссов» в регионе будут голосовать в первую очередь как за партию Президента, и не столь важно, кто является первыми лицами партии в Пермском крае. Конечно, если стремиться привлечь дополнительный электорат, ставить целью набрать более 50 % мест в областном парламенте, партия должна создать яркий региональный образ. Но сделать это будет непросто, в том числе и потому, что списки должны строго согласовываться с Москвой. Получается, у «Единой России» два пути: либо получить свой гарантированный процент на выборах, выполняя роль пропрезидентской партии, либо экспериментировать со списками, рискуя поставить под сомнение эту самую роль. На мой взгляд, первый путь для пермского отделения «партии власти» самый простой и безопасный.
Пермской ЛДПР в этом отношении еще сложнее. Это партия Жириновского, и найти яркое региональное лицо ей даже труднее, чем «Единой России».
Для всех остальных партий проблема формирования первой тройки стоит очень остро. За КПРФ, конечно, будут голосовать как за партию Зюганова, но эта часть электората вряд ли превысит 5-6 %, что не позволит коммунистам преодолеть избирательный барьер. Так что коммунистам просто необходимо найти яркие лица, которые будут выглядеть единой командой и смогут достойно представлять КПРФ на региональном уровне. Безусловно, проблема поиска эффективного варианта первой тройки в списке очень актуальна для объединенных демократов. Им крайне важно включить в верхнюю часть списка необычных, ярких, привлекательных персон. То же самое можно сказать о других партийных проектах, имеющих неплохой потенциал, но еще недостаточно популярных в Пермском крае, в частности, это касается «Партии Жизни» и «Партии пенсионеров». Руководители этих партий на федеральном уровне не имеют высокого рейтинга, и многое будет зависеть от фигур региональных лидеров. Для партий крайне важно выстроить процесс формирования верхней части списков, исходя из электоральной привлекательности, а не из конъюнктурных соображений — «кто кому больше даст, и кому больше нужно».
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний