Газета
 10 мая 2006, 13:20   938

Его пример другим

Сергей Кущенко ведет себя как эффективный менеджер западного образца, продолжая двигаться вверх по карьерной лестнице.
Сергей Кущенко ведет себя как эффективный менеджер западного образца, продолжая двигаться вверх по карьерной лестнице.

Его пример другимБаскетбольному ЦСКА удалось-таки взять приступом главный европейский клубный олимп: выиграть «Финал четырех» Евролиги ULEB. То, что не удалось сделать даже дома — в прошлом году в западном смысле (на который, даже все больше кляня его, все равно принято ориентироваться за неимением других образцов, потому что такой подход — пример того, как можно удачно дистанцировать профессию и карьеру от конкретики дела, которым занимаешься).
Последние пятнадцать лет дают массу примеров обратного свойства. В том же спорте, точнее, спортивном управлении одна из самых ярких и уже далеких историй такого рода — эта история волгоградского «Ротора» и Горюнова. Человека, который этот клуб поднял, ввел в элиту и потом, в некотором смысле, утопил, не сумев (не захотев) развести себя как личность и клуб как структуру, которая должна уметь существовать при любых людях. Конечно, есть большое человеческое очарование в том, что одно конкретное дело становится делом всей жизни и смыслом ее. И это может быть ключом к большим успехам. «Спартак» с Романцевым, «Локомотив» с Семиным или примеры долголетнего сожительства именитых британских клубов со своими тренерами. Но разрыв в силу определенных причин все равно неизбежен, и вопрос в том, насколько он будет безболезненным для обеих сторон. А это определяется тем, насколько этот процесс управляем.
Искусство менеджера в том, чтобы, управляя конкретным делом, управлять и собственной карьерой. Видеть разницу между первым и вторым, не отождествлять их. Этого очень не хватает отечественным управленцам не только в спорте, но и в любой другой сфере. Удачный и удачливый руководитель легко может задержаться на одном месте на десятилетия. В разных областях деятельности это имеет свои причины и обретает свои формы. Но всюду рано или поздно это осознается как проблема. Скажем, в экономике это проблема разведения собственника и менеджера. В начале многих дел владение и управление естественным образом совпадают. Но по мере развития бизнеса их приходится разводить во имя дальнейшего же развития. В политике связь скорее обратная. Управляя чем-либо, человек со временем начинает воспринимать это дело как свое собственное и ничье другое, что недопустимо в принципе, часто неэффективно, а иногда и преступно.
Есть, впрочем, и обратная управленческая крайность. Ее очень любили пародировать еще в советские времена: сегодня он директор овощной базы, завтра туристической, а послезавтра еще какой-нибудь — и всюду он мастер. Сегодняшний аналог — это чистый управленец с дипломом бизнес-школы. Это когда команду торговцев оружием из «Рособоронэкспорта» посылают спасать «АвтоВАЗ».
Кущенко пока на редкость удачно избегает подобных крайностей. Как и еще одной, когда управленцами становятся в силу прежних, совсем не управленческих, заслуг в какой-либо области. Последний случай — Третьяк во главе ФХР. Двигаться в одной области, но именно двигаться — достойный и уважения, и подражания пример.
Поделиться: