Газета
 03 апреля 2006, 00:00   1286

Списки, группы, партии

Пермский филиал Института философии и права Уральского отделения РАН проанализировал итоги выборов в Пермскую городскую думу. Главный критерий — эффективность выступления отдельных кандидатов и групп «по интересам».
Пермский филиал Института философии и права Уральского отделения РАН проанализировал итоги выборов в Пермскую городскую думу. Главный критерий — эффективность выступления отдельных кандидатов и групп «по интересам».

Списки, группы, партии12 марта 2006 года состоялись выборы депутатов в городскую думу г. Перми. На выборах наиболее отчетливо проявилась конфигурация политических сил, сложившаяся после назначения и. о. губернатора Олега Чиркунова. Во время избирательной кампании поляризация и самоидентификация выделившихся групп влияния заметно усилилась и борьба за депутатские кресла превратилась в борьбу кандидатских списков от той или иной группы. Причем все кампании в избирательных округах проходили на фоне жесткого противостояния между сформировавшейся в регионе оппозицией в лице «группы Плотникова» и администрацией Олега Чиркунова.
Можно сказать, что официально были обнародованы пять списков. Список «группы Плотникова» был опубликован в газете «Вечерняя Пермь», в нем насчитывалось  26 человек. Список «группы Окунева» опубликован в его предвыборных агитационных материалах и насчитывал порядка 10 человек. В список кандидатов, поддержанных на политсовете регионального отделения партии «Единая Россия» Пермского края, вошли 32 человека, во время выборов один из них снял свою кандидатуру. Также избирательной комиссией была зарегистрирована значительная группа кандидатов, выдвинутых региональными отделениями политических партий КПРФ (23 кандидата) и ЛДПР (21 кандидат). Важно отметить, что некоторые кандидаты были одновременно представлены в нескольких списках, например Кульпин (поддержан Окуневым и «Единой Россией»), Яковлев (поддержан Плотниковым и «Единой Россией»).
Много говорилось также о «списке Чиркунова» и «списке Яшина», но официально они нигде не обнародовались. Есть основания полагать, что эти списки реально существовали, но по ряду округов в них значился не один, а два и более «приемлемых» кандидата.
Нельзя сказать, что выборы по спискам — это новинка именно этой кампании. Ранее, например в 1996 году, также предпринимались попытки еще до выборов заявлять поддерживаемых кандидатур теми или иными оформленными политическими силами. Так, много шума в то время наделал список от ПП «Демократический выбор России». Однако именно эта избирательная кампания может впервые характеризоваться как борьба списков кандидатов на городском уровне.
Для определения результативности выборов в разрезе борьбы списков был подсчитан средний процент голосов, полученных кандидатами по округам, где они баллотировались. Этот процент, на наш взгляд, отражает степень поддержки избирателями основных участников кампании. Анализу подверглись списки кандидатов от «группы Плотникова», «группы Окунева», партии «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, оказавшихся наиболее активными участниками минувших выборов. Средний процент по каждому из представленных списков вычислялся посредством выявления отношения общего числа проголосовавших в округах, где та или иная группа выдвинула свой список, к общему числу проголосовавших за кандидатов из соответствующего списка в соответствующих округах. Средний процент по каждой отдельной группе составил: «Плотников» — 18,68 %; «Окунев» — 24,93 %; «Единая Россия» — 33,81 %; КПРФ — 5,56 %; ЛДПР — 2,33 %. Эти результаты характеризуют поддержку избирателями данных политических сил. Необходимо принять во внимание, что кандидатов в «списке Окунева» было значительно меньше, чем в «списке Плотникова». Примечателен низкий количественный результат у ЛДПР и чуть выше у КПРФ. Однако, в отличие от ЛДПР, в целом результат коммунистов можно оценивать как положительный. Учитывая сложившиеся демократические традиции в регионе и то, что от КПРФ были выдвинуты достаточно слабые в электоральном плане кандидаты, коммунистам удалось преодолеть пятипроцентный барьер и стать достойными участниками городского политического состязания. Это может стать хорошим заделом перед предстоящими выборами в Законодательное собрание Пермского края.
Результаты также отражают эффективность подбора каждой из команд кандидатов в списки и эффективность их расстановки по округам. Наиболее эффективными в этом плане оказались «Единая Россия» и «группа Окунева». Несмотря на то что «список Окунева» по количеству кандидатов меньше, чем у Плотникова, тем не менее, он оказался более эффективным. В «списке Плотникова» оказалось три победителя. В списке «Единой России» оказалось 18 победителей. В «списке Окунева» оказалось 5 победителей. От КПРФ и ЛДПР не прошел ни один кандидат.
Процент прошедших в городскую думу кандидатов от «списка Окунева» составил 50 %, от «списка Плотникова» — 15,38 %, от списка «Единой России» — 56,25 %. Как мы видим, наиболее эффективный подбор кандидатов был у «Единой России» и у команды Окунева. При этом опять необходимо иметь в виду, что число кандидатов в списке значительно меньше, чем в списке «Единой России», процент прошедших в думу практически сопоставим. При этом сам Окунев в процентном соотношении заметно проигрывает своему списку, что свидетельствует о наличии в списке сильных кандидатов. На выборах мэра Окунев набрал 10,27 %, список на выборах в думу набрал 24,93 %. У Плотникова в этом плане проводить сравнение сложнее, поскольку его кандидатура была снята с выборов, однако можно использовать результаты предвыборных опросов. Так, согласно прогнозу выборов на 26 февраля, опубликованному в газете «Местное время» Центром социологических технологий ООО «Евразия», если бы выборы состоялись в этот день, то Плотников бы набрал 25,8 % голосов. Этот показатель существенно превышает показатель «списка Плотникова» (18,68 %). Как мы видим, уровень поддержки самого Плотникова больше уровня поддержки кандидатов, поддерживаемых Плотниковым, на 7,12 %. Это может свидетельствовать и о том, что работа над списком кандидатов велась без учета специфики проведения местных выборов, но также и о неприятии избирателями представленных в списке кандидатов.
Действительно сильные кандидаты были представлены в «списке Окунева», трое из пяти победителей — действующие депутаты (Грибанов, Журавлев, Гимерверт), один представлен также в списке «Единой России» (Кульпин), из новых только Шилоносов (директор ООО «Пермский хлебозавод № 7») оказался поддержанным исключительно командой Окунева. В целом «список Окунева» — это перечень кандидатов-одиночек, не имеющих за собой какого-либо дополнительного организационного ресурса. И даже так эти кандидаты по сравнению с кандидатами из других списков набрали значительный процент голосов. Электоральный успех «Единой России» можно назвать относительным, поскольку в состав списка от «Единой России» вошли также кандидаты, поддержанные объединением «Единая Пермь» и являющиеся представителями ряда других политических партий. Среди представителей непосредственно «Единой России» оказалось много не прошедших в думу кандидатов, это и действовавший на тот момент депутат Аникина, и функционеры «Единой России» Русских, Ивонин, поддержанный молодежным отделением «Единой России» Миков. Неубедительной можно назвать победу Малютина, лишь на сотые доли процента обошедшего действующего депутата Ольгу Сапко.
Анализ состава списков кандидатов от КПРФ и ЛДПР позволяет делать вывод о том, что коммунисты получили значительную долю поддержки со стороны избирателей на выборах в городскую думу. В КПРФ и ЛДПР представлено очень много людей обыденных профессий либо в настоящий момент не работающих, поэтому они реально не могли привлекать избирателей как достойные претенденты на должность депутата. Поэтому люди в данном случае голосовали не за конкретных людей, а именно за коммунистов и «жириновцев». Есть смысл в этой связи упомянуть, что ЛДПР выставила также своего кандидата на пост мэра. Его показатель на выборах значительно меньше, чем показатель самого списка кандидатов от ЛДПР: список ЛДПР — 2,33 %, а Митрофанов набрал всего 0,40 %, что еще раз говорит о поддержке не конкретных личностей, а именно «жириновцев».
Стоит также обратить внимание на распределение результатов списков кандидатов по районам Перми. Так, трое из «группы Плотникова» являются представителями Орджоникидзевского района, при этом двое из них — руководители ОАО «Камкабель». Особо стоит сказать о Кировском районе. Наибольших результатов добились кандидаты от коммунистов  именно в Кировском районе, там же проявила себя и ЛДПР. Это говорит о том, что в этом районе протестный электорат от политических партий проявил себя наиболее активно. Кроме того, в округе № 13 Кировского района победил кандидат «против всех», набрав 23,35 % и опередив своего ближайшего конкурента, действующего депутата городской думы Крохалева на 1,5 % (21,81 %). Таких результатов больше нет ни в одном районе Перми. Процент голосов «против всех» в этом округе превышает даже процент голосов «против всех» в целом по городу.
Так, средний процент голосов, поданных «против всех» кандидатов на выборах в Пермскую город-скую думу, по всем округам составил 20,02 %. В контексте кампании Плотникова «против всех», развернутой после снятия его кандидатуры на выборах мэра Перми, интересно сравнить этот показатель с показателем «против всех», набранным «списком Плотникова» на выборах в думу. Он составил 19,52 %. Поскольку данные результаты практически одинаковы, это означает, что наличие или отсутствие кандидатов из «списка Плотникова» никак не влияло на этот результат.
Насколько призыв голосовать против всех после снятия кандидатуры Плотникова повлиял на результаты выборов, можно судить по результатам сравнения показателей «против всех» на выборах главы города и на выборах в городскую думу. Картина выглядит так: 25,23 % и 20,02 %. Незначительный разрыв в результатах позволяет делать вывод о том, что призыв голосовать против всех на выборах мэра и за кандидатов из «списка Плотникова» на выборах в думу не оказал значительного влияния на выбор избирателя.
В целом, итоги этих выборов показали высокую степень заинтересованности со стороны политических партий в определении своих интересов на местном уровне, наибольшую активность со стороны представителей партии власти, а также оппозиционных по отношению к ней сил. Во многом это связано с изменением правил игры на федеральном уровне, придавшим большее значение вопросам формирования местного политического сообщества.
Поделиться:
Все новости компаний