Газета
 28 марта 2006, 00:00   916

Выборы и птицы

Здоровый фатализм, который хорош в борьбе с природными напастями, совершенно не уместен в политико-выборных сферах.
Автор: Кирилл Перов
Здоровый фатализм, который хорош в борьбе с природными напастями, совершенно не уместен в политико-выборных сферах.

Выборы и птицыЗа пермскими предвыборными баталиями отошла на второй план тема птичьего гриппа. Хотя, если говорить начистоту, она в центре общественного внимания еще и не была, скорее, находясь на подходах. Но чем дальше весна, тем больше у нее шансов стать главной страшилкой и затмить собой все остальное. Птицы будут возвращаться на летние гнездовья откуда-то с юга и принесут с собою заразу, равной которой по опасности еще и не было. По крайней  мере, такую, почти апокалипсическую картину, услужливо рисует воображение после наблюдения за лихорадочной активностью — причем еще не в полную силу! — ретивых борцов за народное здоровье.
Тема, как известно, не новая. Не птичий грипп как таковой (он к тому же не в этом году на свет появился), а страх перед очередной природной напастью, который волнами периодичностью в несколько лет накатывает на весь мир, Европу и Россию. Совсем недавно было «коровье бешенство», чуть ранее — «проблема 2000-го года». Это, правда, была напасть не биологическая, но вполне природная, в том смысле, что действовали силы, хотя и созданные человеком, — компьютеры — но уже не вполне им контролируемые, «живущие» собственной жизнью. «2000-й год» прошел мимо России, что не удивительно — компьютерные сети опутывают мир пока еще довольно избирательно, и мы явно не в центре паутины. Но и Запад пронесло. Как пронесло и с болезнью, именуемой «коровье бешенство», при прогнозировавшихся десятках тысяч смертей на сегодня говорят о примерно сотне случаев заболевания.
Самый спорный и по сути не решаемый вопрос — о проблеме эффективности борьбы с этими напастями. Сами ли они прошли мимо, или активные действия против них тому причиной? Ведь деньги были потрачены немалые, да и просто огромные, внимание привлечено колоссальное, лихорадочность действий государственных, и не только, органов и организаций достигала беспрецедентных масштабов. И в едином порыве почти вся планета то ли отводила от себя беду, то ли занималась пустым делом, попутно помогая зарабатывать одним (компьютерщикам, фармацевтам и т. д.) и оправдывать свое существование другим (государству).
Сейчас мы видим то же самое. Пернатых забивают миллионами (несколько лет тому назад так же забивали коров, и некоторые в приступе разоблачительства уже назвали происходящее «местью говядины», точнее, конечно, мясопроизводителей, которые в прошлый раз несли убытки, а теперь возмещают их), устраиваются карантины, в массовом масштабе делаются прививки. Президент Путин создает в правительстве штаб по борьбе с заразой во главе с самим Дмитрием Медведевым, главным ответственным за нацпроекты. Волна создания аналогичных штабов прокатилась по регионам. Что делать? А всего две вещи: прививать птиц на фабриках и в домашних хозяйствах (здесь желающие вспоминают еще одних обязательных кандидатов в «виновники» происходящего — фармацевтические компании — им же выгодно!) и закрывать границы для птицы пришлой, что битой, что перелетной. Предлагают даже отстреливать последнюю на подлете к летним местам обитания. По поводу этого предложения можно иронизировать, что для этого не удастся использовать ПВО. Но такая ирония своей абсурдностью лишь подчеркивает условную, совсем не абсолютную эффективность даже разумных мер, гарантированного эффекта они не дадут.
Правда, это не значит, что их не нужно предпринимать. Нужно. Но без фанатизма и проявляя здоровый фатализм. Есть вещи, которые мы, люди, не контролируем или контролируем лишь отчасти. Конечно, именно эта неконтролируемость и рождает паническо-лихорадочное настроение. Но некоторые вещи нужно просто принимать такими, какие они есть. Немного стоицизма никогда не помешает.
Вместо этого стоицизм, переходящий в нездоровый фатализм, проявляется сплошь и рядом в вещах и ситуациях, контролируемых куда в большей степени. Например, в связи с прошедшими выборами или идущей реформой местного самоуправления. Почти общее, но неофициальное, мнение, что ничего не изменится и измениться не может. Причины разные, но вывод почти всегда одинаковый. При этом понятно, что перед нами типичное самосбывающееся пророчество. Если большинство в чем-то уверено, то и действовать оно будет соответственно. И уверенность обязательно оправдается на практике, потому что эту практику люди сами и создадут. В отличие от птичьего гриппа.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний