Газета
 28 марта 2006, 00:00   873

Стоп игра

Оказывается, бывает так: встаешь утром, и ванная свободна, гель для душа на месте, и даже ополаскиватель с божественным ароматом никто не вылил. Чайник не исчерпан и даже — о чудо! — горячий, и заварка «Сливки с карамелью» приятно пахнет из носика в полной питьевой готовности.
Оказывается, бывает так: встаешь утром, и ванная свободна, гель для душа на месте, и даже ополаскиватель с божественным ароматом никто не вылил. Чайник не исчерпан и даже — о чудо! — горячий, и заварка «Сливки с карамелью» приятно пахнет из носика в полной питьевой готовности.

Стоп играКто-то вымыл посуду и не начадил кулинарией: с утра не варили ни рыбу, ни мясо, ни кофе. С полным ощущением нереальности происходящего ищешь подвох, но даже тапки обнаруживаешь там, где им положено быть. Что-то не то. Ага, так и есть: стрелки показывают двенадцать часов дворцового времени. Не успев испугаться и испортить тишину емким матерным словом, звонишь на работу и спрашиваешь, приходил ли босс. «Его сегодня не будет?» Хотелось сказать, что я сегодня тоже не выйду. «Что говоришь — поправляйся?» Вот так, даже не успев соврать, обретаешь алиби. Вроде, как вины не чувствуешь, можно выдохнуть и поваляться.
Печенье с белым шоколадом — это подкуп женщин. Вообще-то, догадываешься, что оно есть, но ведь не ешь же, потому как никто не покупает. И вот на тебе — на блюдечке лежит. Кто посмел принести? Не делайте мне больно, господа, остановиться невозможно. Печенье — в не намалеванный с утра рот, диск — в DVD. Сегодня у нас по плану только Джулия Робертс и ничего, кроме Джулии Робертс. Шесть мелодрам нон-стоп. «Красотку» дважды. А день не такой уж и длинный, если измерять его фильмами.
Лежишь и ждешь катарсис. Но он не приходит, потому что биологические, блин, часы тикают. Они явно пошептались с совестью и надумали испортить релакс. Внутренний голос, не затыкаясь, напоминает о том, что клиенты не знают мой домашний номер, и все они звонят в офис. Там отвечают, что в пятницу меня нет и быть не может. Человек десять обламываются, вычеркивают назначенные встречи и тормозят все дела, связанные со мной, до понедельника. И целых три дня якобы пропадают.
А, с другой стороны, что они будут делать в уик-энд? Неужели крыть меня — ну заболел человек, ну признаем, просто не пришел, бывает. В выходные они будут есть плюшки с женушками и валяться в снегу с детьми. И будут ходить на встречи без галстуков, обо мне и не вспомнят. А я о них думаю, и вся моя правильность говорит, что не видать мне рая…
Почему я не могу тормознуть локомотив под названием «моя жизнь»? Просто дернуть стоп-кран и выйти ненадолго: сделать, наконец, эту косметическую процедуру для лица, после которой нельзя выходить из дома, нормально поесть, а не поклевать разогретую в микроволновке мертвую курицу, заварить настоящий чай, а не бодяжить на бегу пакетик. Гора белья стоит в очередь на стирку, сапоги из замши не успеваешь сбрызнуть аэрозолью целиком, а только чуть протираешь подошву, новые журналы устаревают, возвышаясь непрочитанной грудой… И даже грешным делом хочешь сказать парню, что ценишь его ежедневные визиты, но очень просишь один крошечный тайм-аут. Что наша жизнь — игра? Стоп игра. Просто из принципа хочу посмотреть, сама ли я себе хозяйка и могу ли так сделать.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний