Газета
 20 марта 2006, 00:00   1467

Плата за знания

Доля платного обучения на рынке высшего образования Перми с каждым годом расширяется. Но дополнительное образование, которым параллельно занимаются вузы, развивается более стремительными темпами.
Доля платного обучения на рынке высшего образования Перми с каждым годом расширяется. Но дополнительное образование, которым параллельно занимаются вузы, развивается более стремительными темпами.

Конкуренция на рынке образовательных учреждений Перми достаточно высока и скоро может возрасти в связи с демографической ситуацией: как отмечают эксперты, количество абитуриентов в ближайшие несколько лет будет сокращаться. Тем не менее, острота конкуренции и, собственно, ее наличие определяется специальностью. Как считает проректор по учебной работе Пермского государственного университета Игорь Макарихин, о конкуренции можно говорить относительно двух групп специальностей: экономика и менеджмент, а также юриспруденция. Но если в сфере высшего образования интересы вузов мало пересекаются, то в секторе дополнительного профессионального образования, полагают респонденты «bc», «борьба» между учреждениями гораздо серьезнее. Хотя на сегодняшний день значительную часть внебюджетных доходов многих государственных вузов составляют именно средства, получаемые от обучения по программам высшего образования, дополнительное образование развивается более стремительными темпами, и объем его доходов может вырасти в несколько раз в ближайшие три-пять лет.
 
Проблема выбора. В Перми и крае высшее образование на данный момент предоставляют 10 государственных и 4 частных вуза, имеющих государственную лицензию,  а также 11 филиалов иногородних вузов. Основная доля студентов получает образование именно в пермских государственных вузах. Эксперты «bc» отмечают, что это вполне закономерно. Первый проректор Пермского государственного политехнического университета Анатолий Ташкинов отмечает: «Ни для кого не секрет, что получать образование в серьезном головном вузе по месту жительства лучше, чем в его филиале. Тем более, в Перми достаточно сильные вузы, например медицинская академия, одна из лучших в стране, ПГТУ и ПГУ в рейтинге российских вузов попадают в 20 % лучших».
На долю негосударственных заведений Перми (учтены те, которые имеют государственную лицензию) приходится незначительная часть студентов по сравнению с государственными (подробнее см. таблицу). Ректор Прикамского социального института Николай Захаров объясняет это следующим образом:
По закону негосударственное образовательное учреждение имеет право участвовать в конкурсе на получение бюджетного финансирования, и тогда оно будет готовить специалистов бесплатно. Но, как правило, дотаций от государства негосударственные заведения не получают, за исключением грантов и научных исследований по договорам. Существует  показатель, во сколько должно обходиться содержание одного студента. Мы не можем устанавливать стоимость обучения ниже этого показателя, принятого Рособразованием. Кроме того, на уровень цен на образовательные услуги влияют инфляционные процессы.
В государственных вузах внебюджетное финансирование за счет договоров на платное обучение составляет значительную часть доходов вуза, как правило, превышающую бюджетные поступления. Анатолий Ташкинов отмечает: «В ПГТУ за прошлый год доход составил 1 миллиард рублей, из них только 35 % приходится на средства федерального бюджета, в то время как более 60 % — на внебюджетные доходы вуза. Причем основная часть, около 40 % от всех поступлений, — это доходы от платного высшего образования».
В ПГУ, по словам Игоря Макарихина, «внебюджетные средства составляют на сегодняшний день порядка 120 % от бюджетных». По мнению экспертов, количество студентов, обучающихся на коммерческой основе, постоянно увеличивается. Как заявляет председатель департамента образования Пермской области Александр Зимин, сегодня «соотношение студентов, получающих образование на бюджетной и платной основе, составляет соответственно 47 к 53, притом что число бюджетных мест практически не уменьшается». Однако в каждом вузе ситуация уникальна: в частности, в ПГТУ «бюджетников» меньше, чем «платников», а в ПГУ наоборот (3 к 2). 
Количество коммерческих мест напрямую зависит от специальности и формы обучения.
Игорь Макарихин:
Ситуация очень отличается в зависимости от формы обучения: на вечерних отделениях ПГУ на одного «бюджетника» приходится восемь «небюджетников». В то же время надо отметить, что крайне неравномерно бюджетные и коммерческие места распределены по специальностям. У нас в университете есть факультеты, на которых небюджетных студентов почти нет. Например, на физическом факультете число внебюджетных студентов не превышает трех десятков по всем специальностям и курсам. С другой стороны есть факультеты, прежде всего, экономический и юридический, где ограничивается число внебюджетных студентов (поскольку число желающих учиться на платной основе больше, чем число коммерческих мест). Это нехарактерно для других факультетов, которые имеют возможность набрать столько «небюджетников», сколько они посчитают нужным.
В ПГТУ, по словам Анатолия Ташкинова, из 14 тысяч студентов-очников порядка 9 тысяч учатся на бюджетной основе, остальные — на коммерческой, а на заочном отделении положение с точностью до наоборот: бюджетных мест — 3 тысячи, коммерческих — 11 тысяч.
Стоимость услуг отличается в зависимости от вуза. Например, в ПГУ цена обучения небюджетного студента в этом году составляет 35-60 тыс. рублей в год на очном отделении.
Вопрос цены образования нередко становится решающим при выборе учебного заведения, и зачастую абитуриенты выбирают не пермский вуз, а филиалы российских вузов, которые берут более низкую плату. Однако эксперты сходятся во мнении, что положение филиалов в Перми неоднозначно.
Александр Зимин:
Дело в том, что с филиалами существует определенная проблема: многие из них не всегда корректно ведут себя в территориях. Часто это связано с тем, что, заманивая студентов красивым названием вуза, модными специальностями и небольшой платой за обучение, они позволяют себе некачественно организовывать учебный процесс, в том числе неоправданно сокращая часы обучения и увеличивая количество индивидуальной работы. Но это ни в коей мере не относится ко всем филиалам. У нас есть конкурентоспособные филиалы учебных заведений, которые привносят столичный привкус образования. Они очень эффективно взаимодействуют и с департаментом образования, и с будущим работодателем выпускников, и со своими головными институтами.
Помимо филиалов, в Перми действуют представительства вузов, но с точки зрения некоторых респондентов «bc», они представляют большую проблему, чем филиалы. Николай Захаров отмечает, что «опасны те представительства, которые не имеют права на ведение образовательной деятельности, но ею занимаются, осуществляя тем самым псевдообучение».
Однако, по словам Александра Зимина, в областном департаменте образования этому вопросу уделяют особое внимание и следят за тем, чтобы в представительствах оказывались исключительно информационные и консультационные услуги, но не проводились занятия. Как поясняет Александр Зимин, если в департаменте узнают о нарушениях, то сразу обращаются в Федеральное агентство по образованию и в ведомства, которые являются учредителями головного вуза, с тем, чтобы те соблюдали законодательство.
Между тем специалисты солидарны в том, что рынок образовательных учреждений в Перми достаточно стабилен, поэтому ожидать прихода новых серьезных игроков практически не приходится. Исключением здесь могут стать, с точки зрения председателя департамента образования, вузы, которые будут осуществлять дистанционное обучение. Появление новых вузов, прежде всего, негосударственных, по словам Игоря Макарихина, осложнено тем, что ограничен кадровый ресурс: «Для ведения деятельности в сфере высшего образования требуется иметь федеральную лицензию, которая выдается только в случае, если учреждение соответствует определенному набору требований. Одно из них —  определенный процент преподавателей, имеющих ученые степени. Уже сейчас все педагоги работают на пределе своих возможностей, значительное количество специалистов взять неоткуда, а новые практически не приходят, поскольку сама профессия не поддерживается обществом и государством».
 
Пополнение знаний. Практически все вузы наряду с высшим предоставляют и дополнительное профессиональное образование. Этот сектор, как отмечают эксперты, обладает большим потенциалом развития. В перспективе емкость российского рынка дополнительного образования специалисты оценивают в 10-20 млн человек ежегодно. Как отмечает Анатолий Ташкинов, в частности, в ПГТУ в последние 2-3 года объем реализуемых программ дополнительного профессионального образования увеличивается в 1,5-2 раза.
На пермском рынке, по словам Александра Зимина, существует развитая система дополнительного профессионального образования: «Все вузы этим в той или иной мере занимаются. У нас есть и специальные организации, например Региональный межотраслевой центр переподготовки кадров (РМЦПК), Региональный институт непрерывного образования ПГУ, факультет менеджеров образования в педуниверситете».
Вместе с тем в секторе дополнительного образования, несмотря на опережающие темпы его развития, уже сегодня конкуренция достаточно высока. По мнению директора Регионального института непрерывного образования ПГУ (РИНО ПГУ) Дмитрия Красильникова, предложение превышает спрос, хотя ситуация может измениться, когда рынок почувствует «кадровый голод». Респонденты «bc» объясняют такое положение тем, что в данной сфере заведения действуют на одном поле, т. е. обучают по схожим направлениям и специальностям.
Анатолий Ташкинов:
В этом сегменте конкуренция гораздо более жесткая, чем в сфере высшего образования. Если последнее все-таки финансируется государством, то дополнительное образование не поддерживается совсем, оно исключительно рыночное. И в последние годы были востребованы в основном  экономические, юридические, информационные курсы. Это неправильно, но пока работодатель платит только за них. На Западе уклона только в область экономики и юриспруденции не существует, там система переподготовки всеобъемлюща. У нас ситуация только начинает меняться.
Необходимость повышения квалификации или переподготовки усиливается в связи с тем, что процесс накопления знаний в большинстве отраслей идет постоянно, поэтому каждые 3-5 лет требуется их обновление. Кроме того, уточняет Александр Зимин, интерес к  дополнительному образованию подогревается вопросом заработной платы: «Люди готовы вкладывать деньги в повышение квалификации или переподготовку, которые впоследствии принесут им больший доход, чем тот, который они имеют сейчас».
Дополнительное профессиональное образование ориентировано на отдельных потребителей, желающих повысить свой образовательный уровень, и на клиентов в лице организаций, которые заинтересованы в том, чтобы их сотрудники полностью соответствовали предъявляемым к ним требованиям. Именно поэтому, констатируют респонденты «bc», многие вузы налаживают контакты с различными бизнес-структурами и предприятиями. В частности, по словам Дмитрия Красильникова, РИНО сотрудничает с «ЛУКОЙЛ-Пермнефтеоргсинтез», имеет договоры  с «Уралсвязьинформ», «Нефтьсервисхолдингом», ПФПГ.
Эксперты выделяют в качестве наиболее востребованных направлений дополнительного образования программы финансово-экономического, управленческого профиля, а также  специальности, связанные с безопасностью производства, условий труда человека.
Практически все дополнительное обучение, за исключением ряда педагогических специальностей, производится на коммерческой основе, что позволяет ему получать средства для развития.
Анатолий Ташкинов:
Сектор дополнительного образования чуть ли не единственный рентабельный сегмент рынка образования, поскольку ему удается не только покрыть расходы, но и создать определенный задел для внедрения новых программ.
Стоимость обучения колеблется от 1,5 до 160 тыс. рублей на одного человека. Такая разница объясняется отличием в уровне подготовки: это могут быть краткосрочные курсы повышения квалификации, тренинги, семинары, долгосрочный программы, включая дополнительное (к высшему) образование. Например, семинар «Экономика и финансы предприятия» (14 часов) в РМЦПК стоит 3,5 тыс. рублей на человека, а дополнительное (к высшему) образование по направлению «МВА — международный бизнес» (2 года) —160 тыс. рублей, «Маркетинг» (2 года) — 67 тыс. рублей.
Однако в большинстве случаев доходы вузов от оказания услуг дополнительного образования в несколько раз меньше, чем средства, получаемые от платного высшего образования (например, в ПГТУ они составляют около 10 % от доходов платного высшего образования). Кроме того, как правило, в вузах не существует перекрестного финансирования, поэтому учреждения практически не используют прибыль от дополнительного образования на покрытие расходов по основному. Хотя эксперты отмечают, что полностью разделить затраты невозможно, поскольку используются одни и те же помещения.
В перспективе, как отмечают специалисты, дополнительное образование будет развиваться, в том числе это связано с требованиями законодательства о необходимости переподготовки и повышения квалификации по целому спектру специальностей. Однако у респондентов «bc» нет единого мнения, в каких формах это будет происходить, и возможно ли появление новых участников рынка. С точки зрения директора Западно-Уральского филиала Института МИРБИС Марины Казанцевой, система дополнительного образования в Перми уже сложилась, и дополнительное образование будет развиваться на базе существующих учреждений, приход новых игроков маловероятен.  Однако Александр Зимин полагает, что при резком дефиците учащихся можно будет ожидать экспансии столичных и региональных вузов, например из Екатеринбурга.
В любом случае, считают эксперты, будут востребованы программы и специальности, соответствующие запросам рынка. Это может выражаться не только в форме сотрудничества с бизнес-организациями, но и с политическими структурами. В частности, за счет бюджетных средств в РИНО ПГУ Министерством регионального развития уже создается учебный центр в рамках Федеральной целевой программы государственной поддержки развития муниципальных образований.
Специалисты утверждают, что в значительной степени на развитие дополнительного образования и систему вузов в целом окажут влияние изменения в законодательстве, в том числе в части финансирования. Существует возможность отделения сферы дополнительного образования от вузов. Однако на данном этапе эксперты не готовы давать прогнозы, поскольку даже на федеральном уровне отсутствует единая концепция.

Комментарий

Игорь Макарихин, проректор по учебной работе Пермского государственного университета:
— На сегодняшний день главная проблема высших образовательных учреждений, из которой вытекают все остальные, — это недофинансирование высшего образования. Предыдущий министр образования Филиппов откровенно признавался, причем не в кулуарных разговорах, а на официальных совещаниях с участием ректоров, в том, что уровень финансирования высшего образования составляет примерно 30-40 % от действующих сейчас нормативов. Он, в свою очередь, не идет ни в какое сравнение с уровнем европейских университетов. С тех пор положение фактически не изменилось. Например, в Пермском государственном университете стоимость обучения небюджетного студента в этом году составляет 35-60 тысяч  рублей в год на очном отделении. Хотя, по моим оценкам, себестоимость обучения составляет 40-50 тысяч рублей на студента. Это минимум. Государство же нам выделяет на каждого бюджетного студента приблизительно 18 тысяч рублей. Мы уже подвинулись к планке не в 30-40 %, а в 50 %, но все равно есть существенный недобор. 
Поэтому решение проблемы, с моей точки зрения, заключается в том, что объем финансирования, отпускаемый государством на каждого студента, должен быть повышен, минимум, в три раза. Если это будет сопровождаться пропорциональным увеличением оплаты преподавателя, то ситуация уже приблизится к приемлемой. При выходе на уровень зарплаты для профессора в 20 тысяч рублей, для доцента — 12-15 тысяч рублей, для преподавателя без ученой степени — 7-8 тысяч рублей можно будет говорить о возможном восстановлении качества обучения. Для сравнения: сегодня профессор со всеми регалиями получает зарплату от государства в пределах 8000 рублей, доцент — менее 6000 рублей, преподаватель без степени — от 2000 до 3000 рублей.
Одним из вариантов решения проблемы является сокращение числа бюджетных мест в три раза при сохранении общего объема бюджетного финансирования вуза и увеличение коммерческих мест.
 
 
Галина Кашеварова, директор центра дополнительного образования работников строительной отрасли «СтройНЭКСТ»
Актуально ли сейчас дополнительное образование на строительном рынке?
— В настоящее время дополнительное образование достаточно востребовано, спрос на него растет постоянно. По сравнению с 2000 годом, то есть с момента образования центра, количество обучающихся у нас слушателей, в том числе и студентов, увеличилось примерно в 10 раз. Во многом это объясняется тем, что большая часть студентов, обучающихся у нас, находят более интересную и престижную работу. Кроме того, в соответствии с Постановлением Правительства РФ все инженеры строительных специальностей один раз в 5 лет должны проходить курсы повышения квалификации при Росстрое в Москве. Учитывая, что не всем людям удобно ездить так далеко, мы, решая эту проблему совместно с Пермским филиалом Федерального лицензионного центра, разработали программы, прошедшие жесткий контроль в Рос-строе, и подготовили  необходимые документы для работы в сфере переподготовки и повышения квалификации специалистов строительной отрасли.
 
Какие возможности дает центр дополнительного образования?
— Во-первых, это повышение квалификации в различных областях строительства — от экономики, организации и управления на строительном предприятии до компьютерных технологий в проектировании объектов строительства и дизайна архитектурной среды.
Из последних учебных планов основного высшего строительного образования выпали очень важные курсы, без которых проектирование зданий и сооружений весьма затруднено, и эту ситуацию исправляет Центр дополнительного образования. В настоящее время в строительной отрасли работают много специалистов, имеющих высшее техническое, но не строительное образование. В нашем центре они могут получить диплом государственного образца и специализацию, дающую им право на ведение нового вида профессиональной деятельности.
 
То есть можно говорить, что центр развивается параллельно со строительным рынком?
— Да, конечно, мы работаем с сотрудниками практически всех строительных организаций и знаем спрос на специалистов того или иного направления, стараемся разрабатывать программы, которые востребованы на рынке. К нам обращались руководители нескольких водоканалов региона с просьбой обучить их специалистов, с которыми мы работали по разным программам, в зависимости от потребностей. Практически все руководство ООО «НОВОГОР-Прикамье» прошло у нас курсы повышения квалификации и высказало заинтересованность в дальнейшем сотрудничестве. Успешным было сотрудничество с Мостоотрядом-123, ОАО «Уралкалий», строительными Трестами № 7, 14 и другими. Сейчас как никогда востребованы специалисты, следящие за техническим состоянием зданий и сооружений, и мы готовим кадры с такой специализацией.
 
Какое будущее у дополнительного образования?
— Думаю, что через несколько лет дополнительное образование будут получать многие выпускники вузов, чтобы повысить свою квалификацию, так как растет спрос на услуги профессионалов. В настоящее время к нам на переподготовку приходят представители разных специальностей, не только строители, и мы идем им навстречу. Правда, на большинство программ мы берем лишь выпускников технических специальностей. Учитывая динамику роста спроса на услуги нашего центра, можно предположить, что будущее у дополнительного образования есть.
Поделиться: