Газета
 06 марта 2006, 00:00   901

Гигиена труда

Виктор Шендерович — о демократии, как о самом неудачном политическом режиме.
Автор: Кирилл Перов
Виктор Шендерович — о демократии, как о самом неудачном политическом режиме.

На минувшей неделе в рамках проекта «Открытая Россия — Пермь» состоялась встреча сатирика Виктора Шендеровича с перм-скими журналистами. Целью приезда известного журналиста в Пермь была презентация  книги «Изюм из булки», сборника биографических историй. Неформальная пресс-конференция, организованная фондом поддержки общественных инициатив «Гражданская позиция», была посвящена положению демократического движения в России и проблемам российской журналистики.
Виктор Шендерович:
 — Необходимо различать понятия журналист и пиарщик. Различие между ними кроется в цели деятельности и в «работодателе». Журналистика не утилитарная вещь, как она описывается в ленинской статье «Партийная организация и партийная литература». Цель деятельности журналиста — предоставление своевременной достоверной информации. Для пиарщика цель — в продвижении товара, услуги, компании, чьих-либо интересов. Пиарщик трудится в интересах частного лица, поэтому и отстаивает частные интересы. «Работодатель» журналиста, как ни банально это звучит, — общество. Поэтому он должен преследовать общественные интересы. А руководствоваться следует общепринятыми моральными нормами поведения, отделяя непосредственно информацию от собственных оценок. Для чего, скажем, публикуются доходы известных людей? Для разжигания классовой розни? Такие публикации противоречат как самим целям деятельности журналистов, так и правам частных лиц. Следование принципам профессиональной деятельности я называю «гигиеной труда».
 
Почему Вы уверены в том, что Ваши демократические идеи разделяет Ваш «работодатель» — общество?
А я и не уверен. Наоборот, российское общество может сегодня отвергать демократию. Как маленький ребенок, которого заставляют есть невкусную кашу, а самому-то ребенку хочется «Чупа-Чупса». Другое дело, насколько демо-кратия эффективна, «нужна ли ребенку каша». Как я уже сказал, моими непосредственными функциями как журналиста являются информирование и анализ информации, а не политическое благоустройство нашего государства, выбор формы правления и режима. Меня часто критикуют за отсутствие в моих материалах «конструктивных предложений». Действительно, я могу быть сторонником демократии, но как журналист предпочитаю воздерживаться от политического проектирования. Как гражданин могу сказать, что человечество на основании непосредственного опыта убедилось в преимуществах демократии. Сравните: Туркмения и Великобритания, Германия и Северная Корея, Нидерланды и коммунистический Китай. Демократия не лозунг и не бренд, это система исторически выработанных институтов.
 
А что Вы смогли бы предложить, будь Ваш «осенний поход» в Государственную думу успешным?
Историю своей  предвыборной кампании я опишу в книжке «Недодумец». Дело в том, что в России продолжают действовать некоторые демократические институты. Существует свободная пресса, значит, журналист обязан использовать возможность повлиять на политический процесс своими публикациями; существует институт парламентаризма, значит, нужно попытаться воздействовать на власть своим участием в выборах. Это европейская практика. Попытка силового воздействия на праж-скую независимую прессу вызвала миллионную демонстрацию, в защиту же НТВ выступили только 30 000 москвичей. Много, конечно, если сравнивать с правозащитными демонстрациями советского периода. Я попытался использовать возможность участвовать в выборах как гражданин этой страны. Распространение предвыборных листовок — тоже один из способов участия в политическом процессе. В моем случае это были компакт-диски с переработанными сюжетами «Кукол». В случае же успеха мои функции сводились бы к депутатским расследованиям. 
 
Кто же делает российскую политику на данном этапе?
— Назовем это «администрацией Президента». Не Президент как физическое лицо, а небольшая властная корпорация, как на региональном уровне, так и на уровне всей страны. Вокруг власть имущих витает какой-то дух загадочности. Черчилль считал, что  политическая борьба похожа на схватку бульдогов под ковром: что-то становится ясно, когда очередной мертвый бульдог выброшен из-под ковра. Путин же, скорее, «страдательная» фигура. На уровне регионов политика мне напоминает детскую игру «Царь горы» — влезть и окопаться. Это государственное управление в византийском понимании этого слова, политика как проявление «неуправляемой демократии». «Неуправляемой», конечно, обществом. Российские политические реалии — следствие отношения граждан к своим правам и обязанностям. В Италии, к примеру, владельцы маленьких магазинов и лавок запирают «предприятия» и идут на демонстрацию. Как и журналисты, врачи, директора крупных компаний. Ситуация с независимой прессой — тоже следствие общественного отношения к политике. В свою очередь, все общество несет ответственность за давление на СМИ. Поэтому нарушение прав журналистов и общепризнанных принципов взаимоотношений власти и прессы становится проблемой каждого гражданина. Ведь каждый из нас может никогда не узнать про «Норд-Ост», Беслан, Сычева, но любой может столкнуться с ситуацией административного произвола.
 
А Вы не думаете, что демократические идеи в таком объеме недостижимы в России?
Дело в том, что формула эффективного управления государством уже выработана человечеством, а за конкретным обществом оставлено право следовать ей или нет. В конечном счете, после проб и ошибок вы когда-нибудь  сможете спросить себя, до каких пор будет стоять этот истукан перед оперным театром, зачем висит орден Ленина и зачем нам царь-батюшка? Фактором идейного движения к демократии  может стать пресловутая «тяга к Европе». Известно, что демократия — самый неудачный политический режим, но ничего лучшего человечеству придумать не удалось.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний