Газета
 06 февраля 2006, 00:00   949

Из нужды добродетель

По мнению американского политолога, к мартовским выборам Пермь подходит, как США: без единой системы координат.
Автор: Кирилл Перов
По мнению американского политолога, к мартовским выборам Пермь подходит, как США: без единой системы координат.

Две недели назад, в разгар холодов, автор этих строк писал, что россияне, даже поеживаясь от сюрпризов погоды, всегда не против сделать мороз национальным символом и увидеть в нем что-то положительное. Этакий национальный оптимизм, превращающий нужду в добродетель. Одного американца, оказавшегося как раз на прошлой неделе в Перми, по его собственным словам, каждый раз в первую очередь спрашивали, как ему «русские морозы»? Ну, действительно, что взять с человека, столица страны которого находится на широте Ташкента? Он должен ежиться и с содроганием подтверждать, что такое можно пережить только в России. Но американец потворствовать национальной гордости великороссов не хотел и говорил, что зимние сюрпризы ему не в диковинку: он живет в Массачусетсе, северном штате, и его сын на прошлой неделе тоже не пошел в школу, только не из-за мороза, а из-за обильно выпавшего снега.
Чуткости американцу недостало, зато он продемонстрировал, что делать из нужды добродетель умеют не только россияне. По роду занятий Майкл Хэнахэн — политический консультант и преподаватель Массачусетского университета. Со студентами и преподавателями Пермского университета он общался как специалист по политическим кампаниям и в этом качестве делился если не опытом — в чистом виде он здесь бессмыслен или не нужен — то интересными деталями американского контекста.
Речь, в частности, шла о соотношении и отношениях между американскими партиями и собственно кандидатами в органы власти на всех уровнях. Здесь фокус превращения нужды в добродетель и случился. Когда-то давно политическая борьба в Штатах состояла в противоборстве между партиями — уже почти вечно господствующими Республиканской и Демократической. Но сейчас эта конкуренция фактически кончилась, и прежние «партии» стали единым, только двухголовым, целым. Между ними нет существенной разницы, и приход к власти представителей другой партии не ведет к серьезной смене политики — все дело в нюансах.
В такой трансформации политической системы часто видят негативный процесс, потому что он ведет к блокированию альтернатив и конкуренции, отрыву власти от народа, ее бюрократизации и окостенению. Заметьте, что здесь уже проглядывает нечто очень похожее на то, как часто воспринимают нашу ситуацию: то же отсутствие реальной конкуренции между партиями, бюрократизация, отрыв и так далее.
Но массачусетский гость ничего плохого в своей, американской, ситуации не видит. Конкуренция не исчезла, она переместилась с уровня партий на уровень борьбы между конкретными кандидатами. Если раньше кандидаты должны были реализовывать партийные установки, то теперь они реализуют свои и продают, прежде всего, самих себя и свое видение ситуации. Кандидаты стали самостоятельными, а партии превратились в виртуальные структуры. Изменилось и содержание борьбы. Если раньше боролись идеи, то теперь борются за перераспределение денег. Бороться есть за что. Бюджет штата Массачусетс составляет 23 млрд долларов. Бюджет Пермской области, для сравнения, раз в 20 меньше при всего лишь вдвое меньшем населении.
Но, несмотря на  разницу в объемах, все равно кажется, что ситуация принципиально схожа. Та же независимость кандидатов от партий, которая может достигать крайностей, когда кандидаты вообще беспартийные или за одно место соперничают члены одной партии (что, например, будет иметь место на выборах главы Перми в марте: кандидаты Шубин и Анохин — члены «Единой России»). И то же содержание борьбы: кто лучше распорядится наличными средствами и добьется их увеличения.
И все же есть одно большое отличие. Роль американских партий в конкретной избирательной кампании каждого отдельного кандидата не велика, за исключением, разве что, президентских выборов. Но это не значит, что они вообще не играют никакой роли в политике. Американские избиратели все равно сплошь и рядом делают выбор, ориентируясь не на качества кандидата, а на его партийную принадлежность. Но дело не в административном ресурсе, количестве денег и эфирного времени или поддержке этой партии президентом (губернатором). Американские партии являются олицетворением принципиальных разделений и различений в американском обществе. Они играют роль маркеров политического поля и общественной жизни. Отношение к проблемам абортов, расовых и сексуальных меньшинств, увеличению/уменьшению госрасходов и, наконец, ответ на вопрос, посещает ли человек каждое воскресенье церковь — выбор позиции здесь означает и выбор одной из двух партий. Раз выбор делают избиратели, то его вынуждены делать и кандидаты. И отказаться от него невозможно.
Поэтому американцу легко делать из нужды добродетель — многое изменилось, но многое и осталось. А нам? У нас, пожалуй, такого политического и общественного водораздела нет (в 90-е был). Хотя маркер есть — Президент. Поэтому делать выбор на мартовских выборах будет и просто —  выбирай кого хочешь, и сложно — единой системы координат, в которой можно было бы разместить кандидатов, нет.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний