Газета
 12 декабря 2005, 00:00   1451

Дело на 5 миллионов

Дмитрий Дорохин («Русэлпром») — о собственниках «Привода», продаже завода и планах «захода» на предприятие и дальнейшего развития компании.
Автор: Кирилл Перов
Дмитрий Дорохин («Русэлпром») — о собственниках «Привода», продаже завода и планах «захода» на предприятие и дальнейшего развития компании.

Дело на 5 миллионовРуководители компании «Русэлпром» дали первые публичные комментарии событиям на лысьвенском ОАО «Привод». Как сообщал «bc», 25-го сентября представители «Русэлпрома», опираясь на решение собрания акционеров «Привода», прибыли в Лысьву для смены генерального директора предприятия. Однако сменить директора им не удалось. На «Приводе» охарактеризовали эти действия как рейдерскую попытку. Однако в «Русэлпроме» уверены в своей правоте. В эксклюзивном интервью «bc» заместитель генерального директора по корпоративным отношениям компании «Русэлпром» Дмитрий Дорохин заявил, что рейдером являются не они, а директор «Привода» Виктор Тетюев.

Вы считаете ситуацию на «Приводе» рейдерской атакой?

— Нет, это никакого отношения к рейдерству не имеет. «Диамонд» в течение трех лет и на сегодня остается единственным легитимным акционером, которому принадлежит 92 % акций «Привода». 3 сентября 2005 года состоялось собрание акционеров ХК «Привод». Собрание избрало совет директоров, и совет директоров назначил нового генерального директора. На основании этих документов мы и приехали на предприятие, а иных документов быть и не может, так как высший орган любого акционерного общества — это собрание акционеров. Мы прибыли совершенно законно представить нового генерального директора рабочему коллективу и ввести его в курс тех дел, что происходят на заводе. На предприятие зашли совершенно спокойно через проходную, т. е. без всяких конфликтов, взломов, поломок.

 А как же ситуация с выстрелами, которая описывалась в прессе?

— После того, как мы туда зашли, предыдущий директор, не желавший по-доброму отдавать власть, собрал народ. Не могу сказать, были это рабочие или нет, я с ними не общался. Бывший директор с помощью заводил, может быть, местных авторитетов, с которыми заранее договорился, дал команду на штурм. То есть инициатором атаки, ее заказчиком выступал именно Виктор Степанович Тетюев (директор ОАО «Привод» — прим.ред.). По сути, он рейдер.

 Но по информации руководителей «Привода», «Русэлпрому» принадлежат только 4,2 % акций предприятия?

— Нет, это не так. У нас есть все документы, подтверждающие, что «Диамонд» на сегодняшний момент владеет 92 %. Виктор Степанович никому не показал никаких документов, подтверждающих его слова: ни в судах, в которых он участвует, ни на предварительных заседаниях или отложенных основных. Он никому не показал документов, свидетельствующих о том, что от «Диамонда» эти акции легитимным образом перешли к каким-то другим компаниям. Таких документов нет. Существовало закрытое акционерное общество «Привод», владельцем которого был на 100 процентов Виктор Степанович Тетюев. Как уже всем известно, в 2002 году «Привод» подвергся атаке ЮКОСа. Виктор Степанович пришел к нам и попросил финансовой, материальной и юридической поддержки в борьбе. Мы ее оказали. В свою очередь, мы предложили продать нам 60 % акций, принадлежащих ему. Зарегистрировали ООО «Финансовая компания «Диамонд», в которой 60 %  принадлежат «Русэлпрому», 40 % Тетюеву. С «Диамондом» «Русэлпром» подписал договор купли-продажи 92 % акций со следующим условием: в течение 3 лет мы должны выплатить 5 миллионов долларов. Договор был подписан 4 декабря 2002 года. 3 декабря 2005 года все обязательства были выполнены. Мы выплатили 5 миллионов долларов ЗАО «Привод». Таким образом, мы свои обязательства выполнили.

 Сегодня в ООО такие же доли?

— Да. Но проблема в том, что 25 сентября мы приехали на завод представлять нового генерального директора, и в тот же день нас оттуда вытеснили. 28 числа должно было состояться общегодовое собрание акционеров, которое Виктор Степанович Тетюев очень долго не собирал. Хотя по закону оно должно было пройти до июля 2005 года, а, в итоге, запланировано только на 29 сентября 2005. Нам выдали ориентировочный список акционеров за подписью исполнительного директора Юрия Викторовича Мыльникова, с печатью ХК «Привод», по которому «Диамонду» принадлежат 4,2 %. Каким образом они с «Диамонда» могли уйти, просто непонятно. Есть три причины, по которым акции не могли уйти. Первая —  они находились в залоге у Тетюева, лично у него как физического лица. Он стал залогодержателем в счет обеспечения уплаты 5 миллионов долларов. Договор залога в оригинале у нас есть, он буквально говорит о следующем: акции в момент подписания договора купли-продажи переходят к «Диамонду», тот, в свою очередь, передает их лично Виктору Степановичу Тетюеву в залог обеспечения расчета. И они могли уйти только определенным способом. У нас по законодательству существует способ реализации залога. Если не заплатили мы, это не значит, что Виктор Степанович забирает себе. Избирается независимая фирма, которая занимается реализацией залогов. Она продает эти акции, и Виктору Степановичу должны вернуть 5 миллионов долларов. Этот порядок оговорен законодательством.

Вторая причина: устав «Диамонда» был составлен таким образом, что генеральный директор не имеет права распоряжаться акциями, которые находятся на балансе. Распоряжается акциями генеральный директор только по решению 100 процентов участников, но таких собраний не было, и таких решений не принималось.

Третья причина: по закону, даже если бы нами не были подписаны договоры залога, в случае подписания договора с отсрочкой платежа товар, в том числе и акции, находится до полной оплаты в залоге у продавца.

Даже если бы я захотел договориться с Тетюевым и втихую списать ему акции, мои действия были бы неправомерны в силу перечисленных причин. То есть акции не могли уйти с «Диамонда». Каким образом они с «Диамонда» ушли, никто пока не знает и не понимает, так как нет никаких документальных подтверждений сделки.

 Фактически, «Привод» был продан за 5 миллионов долларов?

— Да, в 2002 году. Но Виктор Степанович продал за 5 миллионов долларов 60 % акций из 92 %. 40 % он продал самому себе. Сейчас ситуация, может быть, выглядит не так, но, когда ЮКОС атаковал «Привод», мы, платя 5 миллионов долларов, рисковали не получить вообще ничего.

 Почему сразу не обратились в суд за решением конфликта?

— Какой может быть суд? Ведь нечего представить в суде. Попросили бы доказать, что нас не пускают на предприятие. Как мы можем это доказать? Сказать, что пришли, а нас выгнали? Высший орган общества — это общее собрание акционеров, и у нас были на руках его решения. Какой еще суд нужен? Либо Виктор Степанович недоговаривает, либо по-другому интерпретирует события. Мы же сказали, суть очень простая. Что такое суд? Это исковое заявление, назначение суда, заседание прошло, потом кто-то заболевает, появляются другие причины — решение откладывается. Затем месяц после вынесения решения — и апелляционные инстанции. После апелляционной инстанции, которая тоже может собираться неоднократно, все вступает в законную силу. Все очень долго. Но если сегодня посмотреть газету «Искра», которая публикует объявления о внеочередных собраниях, то в повестке дня значится  пункт одобрения крупных сделок. Это значит, «Привод», грубо говоря, сливает имущество. То есть мы можем прийти на предприятие, откуда вынесено все. А мы вложили в него очень много: купили акции за 5 миллионов, в рамках хозяйственных отношений «Привод» нам должен  больше 350 миллионов рублей. По сути, мы инвестировали в «Привод» 350 миллионов рублей в том плане, что там находится незавершенная продукция, комплектующие, готовые изделия. Мы придем на предприятие и  столкнемся с тем, что нам останутся забор и туалет. Далее, безусловно, эти сделки будут оспариваться. Но процессы могут растянуться на годы.

 Какие судебные дела сейчас в производстве?

— Насколько я знаю, сейчас прошли три собрания акционеров, которые, мы считаем, были проведены не легитимно, потому что люди голосовали не принадлежащим им пакетом. Все эти собрания акционеров оспорены. Исковые заявления поданы в суд. Также  подано заявление о признании права собственности за «Диамондом», и с их стороны подано исковое заявление от физического лица Тетюева о признании недействительным собрания от 3 сентября. Пока решения нет ни по одному.

 Когда будут решения?
— В течение месяца по собранию от 3 сентября будет принято решение. 

С областной властью общались?

— С вице-губернаторами Михаилом Антоновым и Владимиром Лобановым. Они сказали, что, безусловно, прекрасно нас понимают, но считают, что все должно быть решено в суде, законным порядком. Вы понимаете, действия Виктора Степановича подпадают под уголовное право, а не только под гражданское. И уголовно-правовая составляющая в этом процессе присутствует и развивается параллельно с арбитражным процессом. Мы видим участие госорганов в определении состава преступления, которое совершает Виктор Степанович.

Вы намерены повторить попытку «зайти» на предприятие?

— Мы действуем в арбитражно-правовом ключе. Пока администрация области не убедится в нашей юридической правоте, мы ничего предпринимать не будем.

У Вас есть планы по развитию предприятия, или «Привод» ждет перепродажа?

— Мы намерены развивать предприятие, ни о какой перепродажи речи не идет.
Поделиться:
Главные новости
Все новости компаний