Газета
 19 сентября 2005, 00:00   1269

Малые формы

На фоне растущего износа генерирующего оборудования собственные источники энергии могут стать единственным средством достижения стабильного энергоснабжения предприятий. Однако развитие генерирующих источников доступно лишь крупным компаниям: только они могут получить доступ к сырью и сделать серьезные инвестиции в строительство энергетических установок.
В последнее время многие промышленные предприятия Прикамья проявляют пристальное внимание к созданию собственных источников энергии. Подобные проекты реализуются на «Лысьвенском металлургическом заводе», «Уралкалии», «Соликамскбумпроме». Совсем недавно стало известно о намерении «Александровского машиностроительного завода» построить свои генерирующие мощности. Эксперты отмечают, что непременным условием создания собственной энергетики является наличие сырья, в противном случае реализация проекта оказывается нерентабельной.

Дорогая зависимость. Растущее внимание к развитию собственных источников энергии представители предприятий объясняют, в первую очередь, стремлением к экономии средств. Постоянный рост тарифов заставляет промышленников искать способ обеспечения производства недорогой энергией. Не последнюю роль, по мнению экспертов, играет и практика перекрестного субсидирования, также влияющая на стоимость тепловой и электрической энергии для промышленных предприятий. По мнению заместителя генерального директора ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь» Геннадия Тушнолобова, высокие цены на электроэнергию — вообще единственная причина строительства малых источников энергии:
— Рынок энергетики, по большому счету, в России непонятен, труднопрогнозируем с точки зрения конкурентоспособности мирового рынка. Энергия бывает то слишком дешевая, то, наоборот, перед дефолтом для наших предприятий энергия была в 5 раз дороже, чем на мировом рынке, когда курс доллара был низкий. В мировой практике для крупных оптовиков, таких как «ПНОС» или «Ависма», существуют особые условия. А у нас, например, та же «Ависма» закупает электроэнергию намного дороже, чем ее конкуренты на мировом рынке.
Другие эксперты считают, что к созданию собственных генерирующих источников предприятия подталкивает низкое качество оказываемых энергетиками услуг. Большой процент износа оборудования приводит к перебоям в энергоснабжении, а также потерям энергии при транспортировке. По словам заместителя генерального директора по энергетике Управляющей компании «Пермский моторостроительный комплекс» Даниила Сулимова, промышленные предприятия не хотят зависеть от подобных условий:
— При существующем положении дел абсолютно защищенными могут себя чувствовать только те компании, которые сделали ставку на развитие собственных источников энергоснабжения. Собственная электростанция позволяет не только обезопасить себя от энергетических катастроф, но и существенно снизить себестоимость продукции. После аварии в Чагино об энергонезависимости отдельных предприятий и муниципальных образований заговорили с удвоенной силой. Не секрет, что степень износа энергетического оборудования, систем транспортировки электрической и тепловой энергии в российских регионах близка к критической. Коммунальная энергетика испытывает  сегодня колоссальные трудности. И очевидно, что минимизировать риски «энергоголода» в краткосрочной перспективе, занимаясь, если можно так выразиться, только большой энергетикой, сегодня невозможно. Я считаю, необходимо как можно активнее внедрять новые альтернативные технологии энерго- и теплоснабжения.
В Москве уже на муниципальном уровне принято решение о внедрении малых генерирующих мощностей. Столичное правительство приняло программу модернизации генерирующего оборудования на основе газотурбинных технологий. Это связано с тем, что развитие мегаполиса привело к дефициту энергии, кроме того, износ генерирующего оборудования Москвы составляет более 70%. В столице планируется до 2010 года обеспечить прирост генерирующих электрических мощностей на 3,9 тыс. МВт, а тепловых — на 9,8 тыс. Гкал/час. Для этого планируется построить и реконструировать ряд ТЭЦ с газотурбинными установками (ГТУ). Только на вновь осваиваемых территориях планируется построить 4 ГТУ ТЭЦ общей мощностью 530 МВт и 1410 Гкал/час.
Таким образом, правительство Москвы планирует привлечь инвестиции в строительство энергетических объектов, создать правовые условия для функционирования рынка автономной энергетики и теплоэнергетики и реформирования инфраструктуры. Кроме того, решаются проблемы создания операторов-собственников объектов энергетики, предоставления качественных энергоуслуг, безопасности и энергосбережения. По мнению экспертов, реализация московской программы развития генерирующих мощностей — один из первых шагов в формировании облика частного рынка производителей энергии в России.

Пермский опыт. Частный энергетический рынок начинает формироваться и в Пермской области. Так, ОАО «Уралкалий» планирует сначала построить на Первом и Четвертом рудоуправлениях электростанции мощностью по 25 МВт. Каждая электростанция будет оснащена двумя газотурбинными установками, работающими на природном газе, и котлами-утилизаторами. Особенностью проекта является встраивание новых энергомощностей в уже существующую внутри рудоуправлений «Уралкалия» систему энерго- и теплопотребления и сложную инженерную инфраструктуру. На втором этапе проекта развития собственной энергетики предприятия планируется строительство электростанции для обеспечения электроэнергией БКПРУ-2 и БКПРУ-3. По словам технического директора «Уралкалия» Сергея Дьякова, внедрение собственных генерирующих мощностей продиктовано необходимостью повышения эффективности и конкурентоспособности предприятия:
— Во-первых, в результате успешной реализации проекта собственной энергетики «Уралкалий» на 85% обеспечит собственные потребности в электроэнергии и на 100% в тепловой энергии. Это позволит нам говорить об энергетической безопасности, что сегодня особенно актуально в связи с реформой РАО ЕЭС России. Во-вторых, мы системно работаем над снижением себестоимости производства  и, в частности, над энергетической составляющей. Несмотря на то что производство хлористого калия не является энергоемким, сегодня наши затраты на электро- и теплоэнергию составляют 12% от общих затрат. По нашим подсчетам, собственная электроэнергия будет обходиться нам в два раза дешевле, чем покупаемая у энергосбытовых компаний.
На реализацию проекта собственной энергетики «Уралкалий» намерен направить большую часть 75 млн долларов займа, предоставленного Европейским банком реконструкции и развития. Первые электростанции в «Уралкалии» должны заработать летом 2006 года, по расчетам специалистов предприятия, проект должен окупиться в течение 6-7 лет.
«Соликамскбумпром» не стал строить собственные генерирующие мощности, а выкупил в августе 2002 года у РАО «ЕЭС России» тепловую электроцентраль и на ее базе создал дочернее предприятие ООО «ТЭЦ». Сейчас предприятие обеспечено собственной электроэнергией на 30%, а после реконструкции мощность станции увеличится и сможет покрыть до 70% потребностей ОАО «Соликамскбумпром».
Свой проект внедрения генерирующих мощностей разрабатывало в 2003 году и ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь» Собственные источники энергии позволяли предприятию решить не только проблему обеспечения теплом и электричеством, но и утилизации попутного газа. По словам Геннадия Тушнолобова, только в одних цехах «ЛУКОЙЛ-Пермь» производится 40 млн кубометров попутного газа в месяц, всего же по предприятиям группы «ЛУКОЙЛ» за год вырабатывается 825 млн кубических метров газа.
Геннадий Тушнолобов:
— Конечно, этот газ можно просто жечь, сжигание существует всегда, и 100% утилизации никогда не будет. Мы сейчас поставили задачу довести объемы утилизации попутного газа до 85-90%. Объемы добычи нефти у нас увеличиваются, следовательно, будут расти и объемы попутного газа.
Тем не менее, ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь» решило пока отказаться от создания собственных генерирующих мощностей. По словам г-на Тушнолобова, это связано с дороговизной обустройства электростанций рядом с территориями добычи и со слишком большими сроками окупаемости проекта. Как заявил заместитель генерального директора ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь», обычно проекты в энергетике окупаются в течение 12-14 лет, а нефтяная компания реализует в первую очередь проекты со сроком окупаемости 7-10 лет. Кроме того, решение нефтяников отказаться от создания собственных генерирующих мощностей связано с качественным составом попутного газа. В нем содержится до 2 процентов серы, а это ограничивает возможности выбора газотурбинной установки.
В то же время ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь» не отказалось до конца от проектов создания в будущем объектов собственной энергетики. По словам г-на Тушнолобова, в процессе развития месторождений компании может появиться проект генерирующих мощностей, устраивающий по всем показателям.

Поршни и турбины. Среди работающих на газе генерирующих станций можно выделить газотурбинные и газопоршневые. Газопоршневые обладают меньшей мощностью, что удобно для небольших предприятий — можно точно подобрать необходимую мощность установки, чтобы не возникало проблем с необходимостью реализации излишков энергии или работой установки не на оптимальной мощности, с неполным КПД. Другой вариант — газотурбинные установки. Они обладают большей мощностью, от 2,5 до 30-40 Мватт, и подходят для энергоснабжения крупных промышленных предприятий или небольших городских поселений. Выбор газотурбинных установок на мировом рынке достаточно широк. Александровский машиностроительный завод в качестве возможных поставщиков турбин рассматривает «Сибэнергомаш» (г.Барнаул), украинское предприятие, а также пермских производителей энергетических установок. «Уралкалий», по словам Сергея Дьякова, изучал газотурбинные установки «нескольких фирм, однако выбор был сделан в пользу продукции Siemens». «ЛУКОЙЛ-Пермь» также выбирал из нескольких поставщиков оборудования. «Рассматривались шведские, японские и наши турбины. Отечественные были очень хороши с экономической точки зрения, но не подошли к нашему составу газа», — заявил «bc» Геннадий Тушнолобов.
Для потребителя решающим фактором в пользу выбора газотурбинной ТЭС может стать экономичность — газотурбинные технологии позволяют экономить до 30% энергоносителя, природного газа.
О высокой эффективности, экономичности и экологичности газотурбинных электростанций говорит и Даниил Сулимов из УК «Пермский моторостроительный комплекс»:
— Во всем мире сейчас бум на газотурбинные технологии. Интересный факт: более 40% мировой электроэнергии производится именно газотурбинными электростанциями. Во всех развитых странах, США, Японии, Швеции и других, практически каждое промышленное предприятие имеет собственную электростанцию для производства энергии и тепла. В России, к сожалению, это пока единичные случаи.
А по мнению другого эксперта «bc», одним из главных преимуществ ГТУ является комбинированное производство энергии — электричества и тепла. «Благодаря этому не приходится расходовать газ впустую, повышается коэффициент полезного действия установки», — говорит эксперт.
Кроме того, эксперты отмечают еще одно преимущество газотурбинных ТЭС: благодаря расположению установки рядом с потребителем энергии снижаются затраты на строительство инфраструктуры и потери при передаче энергии и тепла.

Другие решения. Несмотря на все преимущества газотурбинных технологий при внедрении малых генерирующих мощностей, эксперты отмечают, что предприятие должно тщательно учесть все плюсы и минусы, прежде чем принять решение о покупке установки. В отсутствии необходимой нормативной и законодательной базы в РФ по регулированию тарифов, передачи произведенной энергии в сети, крайне важным представляется технико-экономическое обоснование автономного энергетического проекта. Профессионально сделанный расчет позволяет собственнику получить максимальный КПД и производить энергию в соответствии с установленной мощностью предприятия.
Геннадий Тушнолобов:
— Чтобы понять реальную экономическую выгоду, нужно решить комплекс вопросов, во-первых, наличие сырья. Условно, «Соликамскбумпром» построил котельную, сжигает кору. Он берет и газ, но сжигает и кору, которая шла в отходы, и решает сразу несколько проблем. Когда предприятие будет просто подключаться к газовой трубе, а газ у нас сегодня стоит в два раза дешевле, чем на мировом рынке, надо знать, что газ будет дорожать. Кроме того, надо четко понимать, что если предприятие не полностью закрывает свои потребности в энергии, все равно надо вступать в отношения с монополистом. Энергетики резервируют мощности для крупных предприятий, поэтому с ними необходимо предварительно согласовывать тарифы, чтобы точно просчитать экономический эффект.
Эксперты отмечают и то, что во многих странах развиты различные виды альтернативных источников энергии, которые также можно развивать в России.

Перспективы малых. Все эксперты «bc» сошлись во мнении, что малая энергетика в России имеет большие перспективы, так как развитие промышленности может привести к возникновению дефицита энергии. По некоторым прогнозам, износ генерирующего оборудования в Москве к 2010 году может достигнуть 90%. Поэтому крупные промышленные предприятия неизбежно займутся поиском путей достижения энергонезависимости, считают эксперты «bc». Кроме того, промышленники будут продолжать стремиться и к снижению затрат на энергию.
Даниил Сулимов:
— Сегодня в себестоимости выпускаемой продукции доля энергоносителей составляет 12-15%, а на некоторых производствах доходит до 50%. При строительстве собственных мощностей полностью исключается транспортная составляющая тарифа, которая в составе общего тарифа на электроэнергию достигает 45-50%, а в составе общей платы на тепловую энергию иногда и выше ее стоимости в коллекторах ТЭЦ.
Производители ГТЭС предлагают на российском рынке целый комплекс инжиниринговых услуг по строительству малых энергетических установок. Например, воспользовавшись услугой энергоконтрактинга, известного во всем мире как методика «Independent Power contracting», предприятия просто покупают дешевую энергию у построенной рядом газотурбинной ТЭС, а комплексным обслуживанием установки занимается производитель турбины.
Внимание к проблемам малой энергетики проявляют и российские законодатели. В Госдуме готовится концепция федерального закона «О государственной поддержке автономной (малой) энергетики», который должен закрепить систему организационно-правовых и финансово-экономических мер, направленных на поддержку и стимулирование использования малой энергетики.
Поделиться:
Все новости компаний